Уголок Севильи

Киров мало у кого ассоциируется с местом отдыха. Но и здесь можно найти массу интересного, если знать его историю. Наш автор Алексей Егоров изучил столицу вятского края вместе с экстравагантным местным гидом Эдуардом Филипповым.

Эдуард Филиппов.

Эдуарда можно найти в социальных сетях по хештегу #цвяточек вяцкой. Он появился благодаря незабываемому местному говору, услышать который можно, побывав в этих краях.

– Эдуард, с какими достопримечательностями ассоциируется Киров у гостей города?

– Честно? Ни с какими. Некоторые называют дымковскую игрушку, но это не достопримечательность, а скорее бренд, и можно еще поспорить, насколько он вятский. Для меня визитной карточкой города является Трифонов монастырь, потому что ничего более древнего у нас нет. Сейчас отреставрировали Спасский собор, арку Вятского кремля, приказную избу. Красивое место – цирк и пруд рядом с ним. Вот это я обычно советую посмотреть приезжим.

Улица Карла Маркса.

– Чем еще интересен Трифонов монастырь?

– Это один из самых поздних памятников архитектуры, построенных в древнерусском стиле. Жемчужину монастырского комплекса – собор Успения Богородицы – открыли в 1689 году, когда в моде давно был стиль барокко. Основали же монастырь в 1580 году, когда в стране правил Иван Грозный. Как вы думаете, почему на Вятке прежде не было ни одного монастыря?

Скульптура «Семья», стилизованная под дымковскую игрушку, украшает улицу Володарского.

– И почему же?

– Местные архиереи говорили: «Мы не знаем, можно ли назвать людей, живущих в Вятке, христианами, поскольку они на духу бывают редко и имеют по несколько жен». Город основали ушкуйники, то есть речные пираты. У нас тут была настоящая вятская Тортуга (Карибский остров, облюбованный флибустьерами. – Прим. автора) с очень свободными нравами. Женщин ушкуйники с собой не привезли, поэтому искали их среди коренного населения, а это были язычники черемисы и вотяки.

Одна из семи вятских кикимор. Задача туриста найти их все.

– А почему дымковская игрушка не местное изобретение?

– Дымковская игрушка появилась благодаря поселенцам из Великого Устюга. Со временем дали о себе знать внешние культурные влияния, и сегодня дымковская игрушка выглядит иначе, чем устюжская, которая тоже сохранилась как промысел. Кстати говоря, в Великом Устюге, на противоположном берегу реки Сухоны находится слобода Дымково.

Фотосессия в испанском стиле в центре Кирова.

– О чем еще вы рассказываете на своих экскурсиях?

– Вятка – это город политической ссылки. Первыми поселенцами, возможно, были именно ссыльные. Есть такая теория, что ушкуйники – это преступники, которых новгородские власти ввиду отсутствия тюрем сажали в ладьи и отправляли в свободное плавание. В пути преступники сбивались в банды. В царское время в Вятку ссылали участников польских восстаний, пленных шведов и французов. Таким же образом здесь оказались, например, Салтыков-Щедрин и Герцен. «Приличные люди» – говорю я об этой генерации ссыльных, имея в виду их дворянское происхождение и тот вклад, который они внесли в развитие города.

Квартира Филиппова. За происходящим на кухне можно наблюдать со второго этажа.

– И что же они сделали?

– Ну, например, польский дворянин и офицер Станислав Якубовский открыл кондитерскую фабрику на улице Вознесенской. Одних только пирожных там выпускалось 48 наименований! В 1907 году фабрика Якубовского получила Большую золотую медаль и Почетный крест на Всемирной выставке в Париже. Сын польского ссыльного Антон Рудабельский превратил Засорный овраг в черте города в процветающее тепличное хозяйство. Он даже арбузы и дыни на продажу выращивал. В конце XIX века в Вятку уже ссылали, мягко говоря, не очень приличных людей, в том числе Дзержинского и Сталина. А в советское время на территории области функционировал Вятлаг.

Веселые грифоны и управление ФСБ внутри оберегают особняк Булычева от туристов.

– Какие еще есть вятские бренды?

– Спасский собор. Его я шутя называю «дедушкой» Московского кремля. В нем находилась чудотворная икона Спаса. При Алексее Тишайшем ее увезли в Москву и повесили на Фроловских воротах кремля. С того времени ворота и башня, в которой они проделаны, называют Спасскими. Вот и получается, что вятский бренд дал название общероссийскому символу. Еще у нас интересный герб – выходящая из облака рука, держащая лук со стрелой. Герб менялся начиная с XV века, последний раз в 2008 году, когда изменили направление руки. Бог отныне стреляет из лука именно в нас, жителей города. Еще икона Николы Великорецкого, давшая название одному из приделов храма Василия Блаженного, самый древний и длинный в России крестный ход – в ее честь. И, конечно, вятский говор.

Интерьер квартиры Филиппова.

– Интригующее название у вашей экскурсии «Взятки на Вятке».

– Поскольку у нас город ссылки, то здесь появлялись люди, осужденные за экономические преступления. К примеру, был такой Александр Винберг, отвечавший за строительство храма Христа Спасителя в Москве. При Николае I его сослали к нам за кражу миллиона рублей, лишив всех званий, имущества и права занимать государственные должности. Тем не менее в Вятке он выиграл конкурс на возведение собора Александра Невского и на волонтерских началах руководил этим проектом. Собор взорвали в 1937 году, а Винбергу перед домом, где он снимал квартиру, уже в наши дни поставили бюст. Я на экскурсии так и говорю: «В каком еще городе есть памятник казнокраду?».

Радуга над улицей Ленина.

– А о губернаторах рассказываете?

– А как же! С 1796 по 1824 год было, если я не ошибаюсь, проведено двенадцать ревизий, и каждая из них заканчивалась отстранением губернатора и всего его штата. Но был и честный губернатор – Федор Иванович фон Брадке, которого потом даже назначили главным ревизором империи. Слушателям интересна история и другого персонажа. В городе сохранился кирпичный дом Аверкия Перминова. По одной из версий, именно Перминов стал прототипом Чичикова, потому что тоже торговал мертвыми душами. А узнал о нем Гоголь от своего учителя по Нежинской гимназии Казимира Шапалинского, сосланного в Вятку за вольнодумство.

Популярное место прогулок кировчан – сквер перед театром кукол.

– Дом Перминова сейчас находится в ужасном состоянии. Вообще, что потерял город из исторической застройки за последние десятилетия?

– Взять хотя бы улицу Орловскую, на которой я живу, и близлежащие улицы. Там почти все деревянные дома XIX века уничтожены, а ведь их украшала иконостасная резьба. Остались только так называемый «Китайский домик» и усадьба Лебедева, но и они доживают свои дни. На месте здания бывшей земской больницы построили жилой комплекс «Алые паруса».

– Название комплекса, как я понимаю, отсылает к другому вашему земляку – писателю Александру Грину.

– Да, про него у меня есть отдельная экскурсия, называется «От Грина до КрИна», то есть завода «Красный инструментальщик». Это экскурсия про известных людей города. Например, про Циолковского, который именно в Вятке начал создавать свои теории и устраивать первые опыты.

Но Вятка не стала «родиной» Циолковского. Стала Калуга, потому что мы всегда поздно спохватываемся. Также и с Грином – музей писателю построили уже после того, как дом, в котором он жил, снесли.

Панорама зимнего Кирова. Город засыпает, но не теряет своего обаяния.

– Расскажите о вашей необычной квартире. Вы ее с прицелом на экскурсии такой сделали?

– Нет, просто хочу жить красиво. Началось все с картинки моря на стене. Плюс мне хотелось облагородить корявую и странную архитектуру здания, скрыть многочисленные перепады высот. Так появились арки и колонны. После колонн стало очевидно, что это все на Южную Испанию похоже. Там возник стиль, совмещающий европейскую готику и арабское искусство, – мудехар. Я абсолютно попал в этот мудехар. Сегодня я организую в квартире дегустации вин, мастер-классы по приготовлению кофе, сдаю ее под фотосессии. В центре Кирова получился такой уголок Севильи.

ФОТО: СЕРГЕЙ КАВАЛЬСКИЙ / ВЛАДИСЛАВ САМОШКИН / ИРИНА МАКСИМОВА / ДМИТРИЙ ЮДИНЦЕВ / ЛОРИ



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Leave a Reply

Pin It on Pinterest