Телохранитель – 2

После трехлетних мучительных раздумий, народная артистка Америки Уитни Хьюстон решила пожаловать в Россию. Ранее мегазвезда неоднократно откладывала свои намерения “в связи с общей нестабильной ситуацией” в нашей стране. Судя по тому, что певица рискнула пойти на отчаянный шаг – посетить нашу страну – за гонорар в один миллион долларов, ситуация со стабильностью в России кардинально изменилась. По-настоящему угрожать “беззащитной леди” могли только наши папарацци – их поп-звезда боялась, пожалуй, не меньше, чем террористов.

Видимо, охранники певицы ознакомили ее с особенностями работы российских любителей подглядывать за личной жизнью звезд и настоятельно советовали не расслабляться перед неожиданно возникающими фотокамерами. В этом фотокорреспонденты “Отдыха в России” убедились на собственном опыте. В течение всех трех дней пребывания в Москве поп-звезда успешно уклонялась от назойливых объективов. Но все же в последний момент “прокололась” – правда, по не зависящим от нее обстоятельствам.

Военный совет на Тверской

К приезду звезды мы в редакции стали готовиться задолго до того, как ее ножка переступила госграницу России. В состав “военсовета на Тверской” (название придумано в соответствии с местоположением редакционного офиса) вошли два заместителя редактора, начальник фотослужбы и два фотографа. В результате мозговой атаки была разработана операция под условным названием “Телохранитель-2”. Ее детали были строго засекречены. И только сейчас, когда певица отбыла на родину, нам разрешили предать этот план огласке.
По нашей задумке, главной героине будущего фоторепортажа отводилась примерно та же роль, что и в знаменитой мелодраме “Телохранитель”. Сюжет, если кто не помнит, предельно банален: телохранитель (Кевин Костнер), ранее работавший на президента, теперь служит у эксцентричной и капризной поп-звезды (Уитни Хьюстон), спасает ее от злодея, а она влюбляется в него. Сейчас в роли злодеев должны были выступить наши фотографы. Их задача – зафиксировать действия охраны в нестандартных ситуациях.
Для этого надо было, как минимум, спровоцировать секьюрити на какие-то действия. Предлагались разные варианты, в том числе и фантастические. К примеру, нанять бригаду маньяков-скинхедов, которые прямо в аэропорту забросали бы звезду яйцами (на худой конец, пирожными). Или внедрить в толпу фанатов двойника Кевина Костнера, который бросился бы к ней навстречу с плакатом “And I will always love you!”. В любом случае охрана вынуждена как-то реагировать, звезда – в замешательстве, а в этот момент щелкают затворы фотоаппаратов…
Мы понимали, что воплотить столь дерзкие планы было нереально – милиция не позволит. Значит, надо встречать именитых гостей у трапа самолета и “вести” их вплоть до гостиницы. А затем – караулить в надежде на то, что за три дня пребывания в столице иностранные гости сами подбросят неожиданный сюжет.
Ситуация осложнялась тем, что о деталях пребывания Хьюстон в России никто ничего не знал. Известны были лишь дата приезда (8 февраля) и города, где планируются концерты (Москва и Санкт-Петербург) и то, что певицу будут сопровождать 60 человек. Среди них – муж Бобби Браун с братом, сестра певицы, дети Хьюстон и Брауна и несколько родственников. Мы не знали даже, в какой аэропорт и каким рейсом они прилетят. Организаторы гастролей – представители “Альфа-банка” – упорно молчали.
Столь густая завеса секретности вокруг визита певицы в Россию, впрочем, не стала неожиданностью. Хьюстон, известно, не балует прессу, а папарацци вообще боится как огня с тех пор, как шустрым фотографам удалось запечатлеть ее с множеством синяков. Благодаря этим скандальным снимкам общественность узнала о ее далеко не безоблачных отношениях с супругом. Бобби Браун, как оказалось, был отнюдь не идеальным мужем и периодически позволял себе поколачивать Уитни, которая тщательно скрывала пикантные подробности своей семейной жизни.
После триумфального выступления певицы в Ледовом дворце Санкт-Петербурга питерские источники сообщили: прибытие звездного десанта в Москву ожидается в понедельник, 9 февраля. Вероятнее всего, самолет должен приземлиться в аэропорту Шереметьево. Возможные места проживания группы – гостиница “Балчуг- Кемпински” или – на крайний случай – “Националь” (чуть позже наши информаторы уточнили – будучи суеверной и памятуя о недавнем взрыве у “Националя”, певица сделала выбор все-таки в пользу “Балчуга”).
На заключительном заседании нашего штаба было решено создать оперативную группу, в состав которой вошли три фотографа, водитель и один из заместителей главного редактора. Особая миссия возлагалась на двух сотрудников журнала – им было поручено провести разведку по месту пребывания звезды, выявить лиц из обслуживающего персонала гостиницы, готовых на платной основе сотрудничать с нами. В наш редакционный “штаб” была стекаться вся информация о телодвижениях гостей на московской земле.

Разведка

Понедельник, шесть утра, Старший фотогруппы Анвар выехал в Шереметьево. В тот день из Питера ожидалось всего два рейса – надо было поспеть к первому. Особого ажиотажа в аэропорту не наблюдалось. Признаков того, что вот-вот на горизонте взойдет звезда, не было. Ни тебе фанатов (которые, в отличие от журналистов, обычно знают все о жизни и передвижениях любимой поп-дивы), ни милицейского усиления, ни даже Дмитрия Маликова, с которым, по слухам, Хьюстон почему-то очень хотела увидеться. В vip-зале также никаких шевелений. Аэровокзал жил обычной жизнью. Заказав в кафе бутерброды с чаем, Анвар с водителем Олегом приготовились терпеливо ждать.
В восемь утра второй фотограф, Виктор, подошел к гостинице “Балчуг”. Он оказался здесь одним из первых – раньше него прибыли только коллеги из газеты “Жизнь”. Им удалось подкупить охранников автостоянки, расположенной возле отеля и припарковать редакционный джип в непосредственной близости от центрального входа. Позже подкатила бригада “Комсомолки”. В ожидании звезды фотографы мерзли, отогревались чаем из термоса и гадали: пойдет ли певица гулять по Москве или забаррикадируется в своих апартаментах вплоть до начала концерта. Выйдет к народу помахать ручкой или нет? Направит ли свои стопы, как было обещано заранее, в “Хард-рок кафе”? А может, захочет отовариться в одном из расположенных поблизости бутиков?
…Наши разведчики тоже времени зря не тратили. Под видом фанатов они “отрабатывали” обслуживающий персонал отеля, задавая официантам, гардеробщикам и горничным идиотские вопросы типа “с какой стороны лучше всего подойти, чтобы взять автограф?” Как выяснилось, для Хьюстон и компании были забронированы апартаменты на седьмом этаже. Никаких особых требований к условиям проживания и питания звезда не предъявляет. По меркам поп-кумиров ее запросы даже можно назвать аскетическими. Из мебели – три кожаных стула, диван, два столика с одинаковыми лампами, большой ковер, банкетный стол, две вешалки на колесиках, зеркала в полный рост с подсветкой, десяток белых полотенец для рук и шесть банных, два вентилятора. Ест Уитни обычно на чистой скатерти из фарфоровых тарелок, серебряными приборами. Меню – стандартное: чай с медом или лимоном, свежевыжатые соки, газировка, молоко, сыры и фрукты. Из серьезных блюд – креветки, крабы, курица, рис, грудка индейки и томатный суп. На десерт – печенье и бублики… Информация, конечно, интересная, но что это нам давало? Глупо было надеяться на то, что охранники пустят нашего фотографа хотя бы на этаж, где остановится певица, или – тем более! – позволят отобедать за соседним с ней столиком в ресторане…
Но внезапно наше внимание привлекли два обстоятельства, которые на первый взгляд могли показаться второстепенными. Первое – окна номера, в котором должна была поселиться звезда, были обращены в сторону Дома на набережной. И второе – визит Хьюстон совпал по времени с каким-то помпезным “нефтяным” семинаром, который проводился как раз в “Балчуге”.

Охота на звезду. День первый

Около пяти вечера Виктор позвонил на мобильник Анвара, допивавшего в “Шереметьево двадцать третью чашку чая: “Срочно выдвигайтесь к гостинице, Хьюстон уже здесь, я ее снимаю”. Через два часа старший фотогруппы был у входа в “Балчуг”. По пути он успел заглянуть домой, откуда вышел в строгом вечернем костюме и с другим фотоаппаратом – вместо профессионального “Nikon” с огромным “телевиком” он вооружился маленьким, почти любительским “Canon J 3”. Смена декораций была необходима для того, чтобы работать внутри гостиницы, не привлекая особого внимания. В костюме Анвар вполне мог сойти за участника “нефтяного” семинара. А фотоаппарат этой марки хорош тем, что при всей своей “несерьезности” дает отличное качество изображения. Откидной экранчик позволяет наблюдать за ситуацией. Причем объект охоты даже не заметит, что его вот-вот “щелкнут”. Плюс ко всему – аппарат абсолютно бесшумный. Одним словом, “шпионская штучка”.
С приездом Хьюстон пропускной режим в “Балчуге” резко ужесточился. Особое внимание гостиничные секьюрити обращали на людей с фотоаппаратами – их просто не пускали внутрь. Разочарованным папарацци ничего не оставалось, как продолжать дежурство на морозе. В надежде, что звезда выйдет прогуляться по Красной площади. Звезда, однако, не появлялась.
Ближе к 21.00 к гостинице стали подтягиваться участники “нефтяного” семинара. Смешавшись с ними, Анвар прошел к гардеробу, разделся. В руках у него был черный дипломат с “несерьезным” Canon внутри. И вот старший папарацци “Отдыха в России” уже на втором этаже оценивает обстановку и занимает стратегическую точку между баром и лифтом. Место было выбрано не случайно: лифт в “Балчуге” один, и мимо него при всем желании не пройдешь.
…Фортуна улыбается терпеливым. Тем более, что терпеть-то пришлось совсем недолго – всего полчаса. Группу людей, приближавшуюся к лифту, не заметить было невозможно. Впереди – мордоворот. И сзади – такой же. Сбоку – темнокожий гигант в джинсах и майке килограмм в 150 весом. Музыканты – человек восемь. А в центре – Сама!!! Щебечет с двумя темнокожими девушками. Анвар привел фотоаппарат в состояние боевой готовности… До лифта – пять шагов. До Хьюстон – семь. Щелчок!!!
…Позже, проявляя пленку, Анвар убедился, что главный телохранитель Уитни свой хлеб ест не зря: вместо певицы в кадре красовалось лишь его огромное пузо. Увидев нацеленный на его хозяйку объектив, телохранитель – на всякий случай! – перекрыл обзор. Слава Богу, пленку засветить не потребовал, в переговоры тоже не вступил. Анвара наверняка приняли за нефтяника – поклонника певицы с кстати оказавшейся под рукой “мыльницей”…
В это же самое время третий наш фотограф, Сергей, заступил на пост на Большом Каменном мосту. Объектив его супертелевика был нацелен на окна восьмого этажа “Балчуга”. Забегая вперед, скажем: за все три дня дежурства с этой точки так и не удалось ничего снять: окна номера, в котором проживала певица, были плотно прикрыты жалюзи. Его обитательница ни разу их не приоткрыла.

Провал “фотоагента”. День второй

Во вторник дежурство возобновилось с девяти утра. Журналистов дальше холла не пускали. Они так и роились у дверей. К двум часам дня фотокоры “Комсомолки” и “Жизни” были готовы: окоченевшие и злые, они, казалось, возненавидели не только Уитни, но и Америку в целом со всеми ее поп-дивами и их телохранителями. “Ей что, вообще в Москве ничего не интересно?” – как бы спрашивали они, удивляясь тому, что певица вообще не покидает своего номера. Отчеты “подкупленной” уборщицы, обслуживающей седьмой этаж, были однообразны и скучны: Хьюстон “кушает салаты в своем номере, болтает с сестрами, на улицу не собирается”.
Некоторое оживление вызвало появление бежевого “мерса” с Аллой Борисовной – но кто-то из папарацци вспомнил, что наша Примадонна в “Балчуге” проживает. Тем не менее фотографы с остервенением принялись щелкать – для разминки? – доморощенную звезду, коли заморская уклоняется от общения и заслоняется телохранителями. Правда, и тут было не все слава Богу: один из чересчур назойливых “фотиков”, который подошел к объекту на непозволительно близкое расстояние, получил от охранника коленкой в причинное место и чуть было не лишился камеры…
Ближе к четырем часам по внутреннему телеграфу разнеслась обнадеживающая весть: Хьюстон, дескать, собирается в центр, хочет посетить помпезное кафе “Пушкин”. Часть папарацци ринулась караулить туда. Но тревога оказалась ложной: в тот день певица покинула гостиницу лишь ради концерта.
…Пока на улице гадали, “выйдет-не выйдет”, старший нашей фотогруппы, пил кофе в баре на втором этаже, не отрывая глаз от лифта. К трем часам дня, когда кофе пить было уже невмоготу, из лифта в сопровождении охраны высыпала куча тепло одетых темнокожих музыкантов. Судя по всему, вот-вот должна была появиться и сама Хьюстон. И, вероятно, тоже в шубке. В самом деле, обрадовался Анвар, до концерта – четыре часа, почему бы, в конце концов, не прогуляться?
На всякий случай он достал фотоаппарат. Музыканты, заметив это, заулыбались. И даже позволили себя запечатлеть. “Нужно ловить момент” – подумал Анвар. И достал из внутреннего кармана пиджака компакт-диск с записью фильма “Телохранитель”. Показав его главному охраннику певицы, толстому Тони, наш отважный папарацци на чистом заграничном произнес: “Ай лав Уитни!”. Чем тронул толстяка. Тони улыбнулся и собрался тоже сказать в ответ что-то приветливое, но так и не успевший завязаться диалог был резко прерван неизвестно откуда появившейся парочкой внушительных молодцов в черных костюмах и с наушниками.
-Что вы здесь делаете с камерой? – спросили они на чистом русском.
Прикидываться участником семинара Анвар не стал, а просто сказал:
– Да вот, хотел у Хьюстон взять автограф…
– Я бы тоже хотел, но не положено, – услышал он корректный, но довольно категоричный ответ.
Далее молодец в черном пригласил Анвара на выход.
“Это провал!” Анвар, спускаясь в сопровождении администратора на первый этаж, с обидой думал о том, что все усилия оказались напрасными. После того, как его “сфотографировали” секьюрити, дорога к телу звезды была заказана. Спецоперация оказалась под угрозой срыва, а в запасе оставался всего один день.

О пользе автомобильных пробок

На третий день безуспешного дежурства “фотобратия” выглядела изрядно потрепанной. Многие жаловались на боли в ногах и спине. Даже самые отчаянные оптимисты оставили надежды заснять “что-нибудь эдакое”. Сообщения от осведомителей были все так же малоутешительны: “Плевать она хотела на ваши бутики, музеи и ночные клубы”. Последний выход из гостиницы ожидался аккурат перед самым началом концерта. Решили ждать до последнего.
Ближе к вечеру мороз усилился. Повалил снег. Ко входу в отель прибыла толпа фанатов и фанаток. Многие были с цветами. За час до начала концерта из парадного подъезда вышли четыре охранника “Альфы”. Фотографы приготовили аппаратуру…
Первыми появились музыканты – погрузились в микроавтобус и двинулись в сторону Кремля. И вот… в это трудно было уже поверить – сама Уитни! В рыжей шубке и рыжей шапочке. В сопровождении телохранителей, разумеется. При виде любимой певицы фанаты завизжали. А папарацци, лихорадочно щелкая фотокамерами, буквально кипели от негодования. Шутка ли, три дня торчать на морозе – и ни одного эксклюзивного кадра!
Не обращая на все это никакого внимания, поп-звезда быстренько добежала до лимузина и запрыгнула внутрь и кавалькада из трех машин умчалась прочь. Народ потихоньку начал расходиться. “Финита ля комедия!” – думал Анвар, провожая глазами отъезжающие авто. Было ясно, что операция провалилась. В схватке российских папарацци с телохранителями певицы победили, кажется, последние…
Стоп, стоп! Так победили или кажется? Ведь, оказалось, отчаиваться было рано – сказал свое веское слово – причем в самый последний момент! – его величество Случай. Едва отъехав от “Балчуга”, звездная автоколонна застряла в пробке – и надолго. После пятнадцатиминутного стояния нервы у именитых гостей сдали. Охранники высыпали из машин на проезжую часть улицы – размяться. Окошко лимузина, в салоне которого находилась Уитни Хьюстон, приоткрылось. Увидев направленные на нее объективы, звезда устало улыбнулась и помахала фотографам ручкой: снимайте, я вас уже не боюсь! Судя по выражению лица, Хьюстон действительно устала бояться фоторепортеров. Папарацци были довольны. Ради этих кадров стоило “пасти” певицу три дня, а, может, и больше…

Владимир Чесноков



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest