По отвесной стене

Считается, что на планете Земля уже не осталось мест для открытий. В июле прошлого года это мнение опровергли участники экспедиции на Южно-Муйский хребет. Рассказывает Алексей Егоров

Южно-Муйский хребет – горный массив, расположенный на стыке Забайкальского края и Бурятии. Он славится своими отвесными скальными вершинами, в том числе пиком Муйский Гигант (3067 м), но путь к ним лежит через перевалы, обширные болота, заросли стланика и ревущие горные потоки. Такое под силу преодолеть только очень опытным и нацеленным на спортивный результат туристам.

Тренировочный выход участников экспедиции в Ала-Арче (Киргизия)

Неудавшаяся попытка

О сложности экспедиции говорит и тот факт, что из заявленного состава в восемь человек на хребет в итоге отправились только трое – иркутянин Евгений Глазунов, ныне живущий в Петербурге, пермячка Надежда Оленёва и читинец Павел Ткаченко. Павел, кстати, в 2017 году уже организовывал экспедицию на Южно-Муйский хребет, но тогда у него ничего не получилось.

Подняться на вершину стоит еще и ради эффектного селфи

– Ближайший к хребту островок цивилизации – это поселок Баунт. В 2017-м я и трое моих товарищей от поселка сразу пошли к хребту. Это было ошибкой. Подход занял почти пять дней. Мы шли с рюкзаками под 40 килограммов за спиной по перевалам и так измучились, что на восхождение сил практически не осталось. Ели мы в основном сублиматы – ничего катастрофичного, вполне съедобно, но все же полноценного энерговосстановления организма эти продукты не дают.

Пик Мечта. Белое – это снежный кулуар, по которому группа спускалась вниз

– Так откуда же тогда взялся большой вес рюкзаков?

– Мы несли на себе альпинистскую платформу. Так называется жесткий каркас, который закрепляется на вертикальной стене. На него потом натягивается тент, и вот у группы уже есть место для ночевки на высоте. К сожалению, платформа не понадобилась…

«Железная леди», как называют Надю Оленёву друзья, поднимается на пик Карт

– Почему?

– Перед нашим заездом в этом районе прошли очень сильные дожди, и речки, которые в обычное время проходятся ниже колена, стали глубиной до двух метров. Приходилось тянуть переправы. Потом на двое суток зарядил снег. Это вынуждало нас ждать несколько дней, пока предполагаемая линия маршрута на первую вершину (в 2019-м мы назовем ее пиком Мечты) очистится от снега и высохнет. Запаса продуктов и газа на эти несколько дней ожидания у группы не было, и нам пришлось возвращаться.

Девиз участников экспедиции: «Невозможно – это не навсегда»

Лагерь-читальня

Все же та экспедиция не прошла даром, потому что ее ошибки были учтены Евгением Глазуновым в июле 2019-го. На этот раз группа не тащила все на себе, а распределила вес по промежуточным лагерям, один из которых был базовым, а другие разбивались непосредственно на маршруте. Соответственно удалось взять с собой нормальную еду вроде сырокопченой колбасы и свежих овощей и, как ни странно, книги.

На одном из перевалов нашли записку, датированную 2007 годом

– Мы экономили на одежде, на продуктах, – говорит Павел, – но зато взяли с собой кучу книжек, чтобы было чем себя занять в дни отдыха.

До базового лагеря на сей раз добирались не пешком, а на арендованном транспорте. Сначала планировали заехать к месту разбивки базового лагеря на «буханке», но уже в 80 километрах от Читы машина сломалась. Причем капитально. Но здесь на помощь пришел живущий в соседнем поселке Багдарин Олег Николаевич Морозов – геолог по образованию и педагог по призванию. Для местных ребятишек он организовал кружок спелеологии и ходит с ними в пещеры. Именно Олег Николаевич помог найти участникам экспедиции гусеничный вездеход, на котором они добрались в район проведения экспедиции.

Надя страхует Женю Глазунова при восхождении на пик Карт

Медвежье царство

Человек на Южно-Муйском хребте – редкий гость. На одном из перевалов ребята сняли записку, датированную 2007 годом. То есть целых 13 лет здесь не ступала нога человека! Зато этот район изобилует медведями. За 20 дней экспедиции ее участники дважды пересекались с «хозяином тайги». Одна из встреч получилась без преувеличения драматичной. Дело было на спуске с перевала Аленки, на подступах к пику Мечта.

– Женя шел впереди, я за ним и позади всех Надя, – вспоминает Павел. – Иду и вижу, как что-то в стланике шевелится. Стланик выше человеческого роста, что там такое, сразу и не поймешь. Оказалось, медведь. Встал и смотрит на меня. Между нами метров десять, не больше. Я тогда поднял руки, чтобы визуально казаться выше, заорал во всю глотку и велел Наде запустить сигнал охотника – это устройство не раз выручало меня в 2017-м. Медведь действительно испугался и убежал.

От поселка Баунт до места разбивки базового лагеря участники экспедиции добирались на вездеходе

В другой раз группа ушла на разведку под пик Карт. Продукты уложили в пластиковую бочку и подвесили в таком виде на дерево, а вот палатку собирать не стали. А зря! Вернувшись в лагерь, ребята обнаружили палатку разорванной. С тех пор каждый раз, уходя из лагеря, стали подвешивать на деревья не только продукты, но и все незадействованные вещи.

Имени брата

За время экспедиции группа совершила пять первопрохождений, преодолев в общей сложности 1850 метров стенного лазания. Во всех случаях, кроме одного, это была коллективная работа: один альпинист лез по стене, а два других страховали внизу. Исключением стал пик, который Евгений Глазунов захотел назвать в честь своего младшего брата Сергея. В июле 2018 года Сергей погиб при попытке восхождения на вершину Латок 1 (7145 м) в Пакистане. Этот маршрут Евгений решил пройти в одиночку…

Женя Глазунов изучает маршрут при помощи дрона

Сольные восхождения гораздо рискованнее: приходится работать в 2–3 раза больше, чем в обычной связке. К тому же это было первовосхождение, на этой горе раньше никто не бывал. Но у Евгения все получилось.

Взглядом фотографа

Обратно в цивилизацию группа вернулась пешком, сэкономив на вездеходе 25 тысяч рублей. На эти деньги была организована фотовыставка о горах Забайкалья – не только о Южно-Муйском хребте, но и о Кадаре, Баргузинском, Забайкальском, Карском хребтах. Выставку провели в Москве, в городах, где живут участники экспедиции, и в поселке Багдарин, куда из Читы ездил Павел Ткаченко.

Может показаться, что Надя отдыхает, но нет – она общается с напарником по радио

– Местные жители постоянно ходят в тайгу – на охоту, рыбалку, по грибы, но природа для них – место работы, – говорит Павел. – Здешние ребятишки даже не догадываются, что рядом с ними находятся такие уникальные места. Если у нас будет больше ресурсов, а у Жени Глазунова есть планы получить финансирование от РГО, мы обязательно привезем выставку и в другие поселки Забайкалья.

Бабье лето на Южно-Муйском хребте, как и везде в горах, может неожиданно обернуться снегопадом

Во время написания материала стало известно о награждении участников экспедиции на Южно-Муйский хребет премией «Хрустальный пик» в номинации лучший «Outdoor-проект» года. Кроме того, восхождение на пик Мечта заняло третье место на чемпионате России по альпинизму в высотно-техническом классе.

Фотик, книжка и смартфон – что еще нужно для досуга в горах?!

Этим летом участники экспедиции хотят снова вернуться на Южно-Муйский хребет – чтобы продолжить изучение и описание района.


Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest