Марш с турецкого!

Настоящую панику среди зарубежных туроператоров вызвал недавний выход в свет свежего опуса известной московской детективщицы Юлии Шиловой «Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока». Они усмотрели в книге покушение не только на репутацию популярных средиземноморских курортов, но и на честь самой Турции. Наш корреспондент встретился с писательницей.

Еще до появления новинки на прилавках магазинов отрывки из нее вдруг «всплыли» в интернете. Судя по ним, героиню «дерзкой криминальной мелодрамы» Шиловой донимали три проблемы – личная неустроенность, отвратительный сервис в отелях Анталии, где она тщетно пыталась развеять хандру, а позже – птичий грипп, подхваченный на отдыхе. Авторский ход выглядел едва ли не пророчеством, поскольку роман был написан прежде, чем смертельный вирус H5N1 начал свое победное шествие по Турции.
Такая дальновидность писательницы порадовала далеко не всех. В частности, Ассоциация инвесторов туристического бизнеса Турции (TYD) разглядела в актуальном художественном вымысле не что иное, как заказ конкурентов и недругов.
В пресс-релизе этой организации, разосланном в российские СМИ, говорилось, что книга Юлии Шиловой является «частью хорошо спланированной масштабной информационной кампании, которая призвана очернить широко известные в мире курорты Турции, дестабилизировать обстановку на рынке туризма и поселить в умах жителей РФ и стран СНГ сомнения относительно репутации нашей страны».
По мнению TYD, «одним из инициаторов провокации является вице-спикер Государственной Думы РФ Владимир Жириновский, который не раз негативно высказывался в адрес Турции в своих публичных выступлениях. В 1969 году В. Жириновский, проходивший студенческую практику в г. Искандуруне, был арестован за антиправительственную пропаганду и экстрадирован из Турции. Это, вероятно, и стало причиной его крайне негативного отношения к нашему государству».
Ассоциация также сообщила, что направляет в Министерство иностранных дел своей страны ходатайство об объявлении депутата Жириновского и писательницы Шиловой персонами нон-грата на территории Турции. А еще готовит просьбу о направлении ноты протеста в МИД РФ «в связи с недружественными действиями российской общественности».
Об истинных причинах столь бурной реакции на «дамское чтиво» корреспондент «Отдыха в России» расспросил «виновницу» скандала.

– Юлия, буквально вчера прочла вашу книжку про «турецкую любовь» и, признаться, не нашла в ней ни слова о птичьем гриппе. Я была невнимательна или «крамольные» эпизоды пришлось изъять по цензурным соображениям – под напором негативно настроенных зарубежных предпринимателей?
– Честно говоря, когда началась вся эта шумиха, мне захотелось снова пролистать роман – может, я правда что-то подобное написала? – смеется Шилова. – На самом деле сюжетных линий, связанных с «пернатым» вирусом, в моем произведении не было и нет. И Жириновский не имеет к книге никакого отношения.
– Тогда, выходит, кто-то очень постарался «подогреть» к ней интерес: размещенные в интернете фрагменты даже по стилю похожи на то, что пишете вы…
– Я сама узнала обо всем из интернета и была крайне удивлена. Потому что вовсе не собиралась живописать ужасы эпидемии, а затронула совсем другие проблемы – некачественного обслуживания в хваленых пятизвездочных отелях, альфонсов из их персонала, подстерегающих наивных российских туристок, плачевных итогов восточной курортной любви. По-моему, как раз это и вызвало недовольство турфирм.
По столику гуляли тараканы
– Неудивительно, что ваш роман расценили как антирекламу турецкой Ривьеры – рассказывая о местном «ненавязчивом» сервисе, вы не стесняетесь в выражениях…
– Книга основана на реальных фактах, в том числе на моих собственных впечатлениях. В Турции я была раз пятнадцать. Причем постоянно говорю себе, что больше туда не поеду, но снова возвращаюсь. Может, хоть теперь, если закроют въезд, остановлюсь? До сих пор меня устраивали короткий перелет (боюсь самолетов) и возможность за умеренную цену вырваться к морю на три-четыре дня в промежутках между напряженной работой. На этом, к сожалению, преимущества заканчиваются.
Уровень обслуживания там падает с каждым годом. Поначалу, когда турецкие курорты еще не были настолько раскручены в России, на них сдували пылинки с каждого гостя. Сейчас ситуация изменилась кардинально. Даже если я бронирую отель VIP-класса, то антисанитария в нем порой хуже, чем в обычной «пятерке». В последний свой заезд я подошла к бару за соком, и прямо у меня на глазах русский паренек, каких там очень много халтурит летом, приготовил напиток из некоего концентрата (!), лихо разбавив его водой из-под крана. А в ответ на мое возмущение «успокоил»: «Мы тут все бодяжим».
– Может, турки здесь ни при чем? Проблема в нас, экспортирующих худшие наработки отечественного общепита?
– Нет, россияне в Турции правила не диктуют – все боятся гостиничной администрации и держатся исключительно в рамках дозволенного. Весьма просторных, на мой взгляд. Не считаю себя излишне привередливой, но когда в стакане с «колой» вижу остатки коктейля предыдущего клиента, а на столе – вольно гуляющих упитанных тараканов, ничего, кроме тошноты, не испытываю. Ко всему прочему в таком вот «супернавороченном», разрекламированном отеле меня еще и обокрали – из шкафа пропал дорожный костюм, в котором я прилетела на отдых. Разбирательства с персоналом ни к чему не привели: меня убеждали, что я сама куда-то запихнула одежду, и в результате даже не извинились. Как и перед моими соседями, которые распрощались с деньгами, вынужденно оставленными в этой гостинице высшей категории. Сейфом в номере воспользоваться не смогли, потому что не добились внятных объяснений, как он работает. Им твердили: «Набирайте код 1234». Но детсадовскому шифру они «кровные» не доверили, рискнули припрятать. А заначку кто-то «раскопал»…
– В подобные ситуации в Турции попадают только русские или это интернациональное явление?
– К нам отношение просто чудовищное. Например, каждый раз я заставляю туроператора особо отмечать, что мне нужен номер с балконом. Но еще не было случая, чтобы мне сразу предоставили то, что требуется. Обязательно начинается вымогательство дополнительной оплаты, хотя англичан или немцев, по моим наблюдениям, расселяют без лишних вопросов в достойные апартаменты.

Синдром нестиранных носков

– Хотите сказать, что за те пятнадцать лет, как мы стали «массово» выездными, вести себя в цивилизованном обществе так и не научились?
– А вы посмотрите на русских мужчин, приезжающих «оттянуться» на турецкие курорты! Нашим девушкам зачастую не с кем даже пофлиртовать, уж не говоря о том, чтоб завести роман – там ведь одни алкоголики. Если же в отеле действует система «все включено», позволяющая пить сколько угодно, тормоза у россиян отказывают напрочь. Кое-кто прилетает на «отдых», только чтобы уйти в запой. Потом глядишь, спят соотечественники у барных стоек в нестиранных носках и майках, положив пузо себе на колени. А то еще за полночь, когда раздача «халявы» временно приостанавливается, пилят раздобытой где-то ножовкой гостиничные бочки с пивом и вином. Откуда возьмется уважение к россиянам со стороны персонала, если и наши ко многому привычные глаза уже не смотрят на это безобразие?
– Тут-то и подстерегает русских туристок главная опасность в лице обходительных турков?
– Верно. Насмотревшись на родных, но безнадежно раскисших «Васьков», наслушавшись от «складно звонящих» по-нашему аборигенов таких комплиментов, что и «серая мышка» возомнит себя королевой, россиянки нередко пускаются во все тяжкие. То ли солнце размягчает дамам мозг, то ли настолько обделены они дома вниманием, но романы с турками уже приняли характер эпидемии, ничуть не менее опасной, чем пресловутый птичий грипп.
Никогда бы не восприняла такое утверждение всерьез, если бы не случай с близкой подругой, после которого я перестала списывать происходящее на слабую эмоциональную устойчивость отдельных соотечественниц. Моя давняя приятельница, здравомыслящая бизнес-вумен, владелица престижного салона красоты, буквально заболела аниматором из одного турецкого отеля. Устроитель вечерних шоу так сильно запал ей в душу, что теперь она ездит в гостиницу, где он трудится, по несколько раз в год. Причем с дорогими подарками. В межсезонье, когда парень не востребован по специальности, приглашает его пожить у себя – оплачивает билет туда и обратно, откармливает долгожданного гостя, развлекает в ночных клубах, организует сбыт на рынках барахла, которое он привозит продать для приработка. А все, что не находит покупателей, приобретает у него сама – лишь бы милый не остался в накладе, лишь бы не тратил драгоценное время московских свиданий на самостоятельную торговлю. Она абсолютно уверена, что это любовь…
– Так полагала и девушка, чья история послужила основой для сюжета вашей книги?
– У прототипа моей героини, к счастью, сложилось все в итоге благополучно. Она вышла замуж за русского, но прежде долго лечилась в клинике неврозов после своей печальной «турецкой любви». Сначала ее восточный роман развивался по сценарию, очень похожему на то, что сейчас переживает моя подруга. Сплошной восторг от первых встреч, умопомрачительный секс, никаких просьб о материальной помощи со стороны любимого бармена, его пышные клятвы в вечной преданности, обещание жениться в не столь отдаленной перспективе… И «подсела» красавица на поездки в Турцию. Только потом поняла, что таких «единственных и неповторимых» у ненаглядного полная записная книжка в том самом «сотовом», что от щедрот душевных она ему купила за тысячу долларов. Вереницей едут к ее турецкому мачо «любимые» женщины со всей России и бывших союзных республик, чтобы, развесив уши, внимать заученному репертуару бессовестного обольстителя. Окончательно потеряв рассудок от «неземной страсти», везут по собственной инициативе подарки, которыми он приторговывает после их отбытия восвояси. Поддерживают «беднягу» деньгами, едва тот даст понять, что кормит пол-Стамбула родичей на свою крошечную зарплату. Им и невдомек, что за каждую «завербованную» и вернувшуюся в отель девушку хозяин порой отчисляет «рекламному агенту» премиальные проценты, а одно из самых популярных развлечений гостиничной обслуги – тотализатор, где принимают ставки на скорое возвращение наивных «пассий» жиголо.
Наиболее крупную сумму можно заработать на туристках с выводком ребятишек, чей повторный приезд в сезон наименее вероятен. К таким у турков вообще любовь особая – не надо сулить узы Гименея, поскольку редкая женщина откажется от полноценной семьи в обмен на призрачное закордонное счастье. Но и среди многодетных замужних матрон встречаются стойкие приверженцы экзотического южного сервиса. Они оценивают ситуацию циничнее, чем их свободные подруги по несчастью. Но в отличие, скажем, от немок или жительниц других европейских стран, которых пылкие турецкие поклонники тоже небезуспешно «доят», наши все равно предпочитают думать, что платят не за секс-услуги, а «за любовь», и просят не лишать их «сладостной иллюзии самопожертвования во имя глубокого неугасимого чувства».

Поддержим отечественных альфонсов?

– Если россиянкам так дорог подобный мираж, может, нашим туристическим компаниям пора перенять передовой опыт турецких коллег? К примеру, внедрить в обслугу здравниц на Черноморском побережье сотню-другую крепких непьющих парней отечественного замеса. Пусть дамы, раз уж надо, на родине развлекаются – и ехать ближе, и утечку капитала пресечем…
– Сомневаюсь, что эту идею воплотят в жизнь, хотя бы потому что в восточных мужчинах умение красиво ухаживать и управлять гаремом заложено генетически. Наши более сдержаны в выражении чувств, и, кстати, именно из-за привычки к прохладным отношениям русские девушки зачастую пасуют перед витиеватой речью и страстными глазами турков. Не улавливают, что это лишь бизнес. Утешают себя тем, что «у кого-то, наверно, все просто так, но уж у меня-то точно очень серьезно». И попадаются на крючок.
– Раз Турция настолько заинтересована в притоке российских туристов, чем объяснить неуклонно снижающийся уровень обслуживания?
– Наверное, курорты уже переполнены, а потому там решили расслабиться. Потоки наших соотечественников не иссякают вопреки терактам, птичьему гриппу и прочим турецким напастям. Все из-за того, что если раньше народ толпами ехал в Крым и Геленджик, сейчас дешевле и, несмотря на массу претензий, качественнее отдых в Турции. У нас сервис по-прежнему не выдерживает никакой критики, а цены вообще неоправданно высоки. Почему отпуск в России порой обходится дороже заграничных поездок, я лично не понимаю. И еще не могу понять, как при таком огромном числе красивейших мест, архитектурных и исторических памятников туризм в нашей стране до сих пор не стал одним из основных источников бюджетных доходов. Слишком медленно развивается гостиничный бизнес, о чем я знаю очень хорошо, поскольку часто езжу в авторские туры. В конце прошлого года побывала в Новосибирске. Прекрасный город, в отеле гарантировали «люкс». Но выяснилось, что вся комфортабельность номера заключалась в наличии санузла: в остальных, попроще, туалеты с душем были общими на этаж. А уж о комнатах, в которых размещали во время недавней экскурсии по Золотому Кольцу, вспоминать совсем не хочется – больничные палаты, да и только… Так что пока восстанавливаться после трудов писательских летаю в Тунис.

За африканской страстью

– Юлия, если не ошибаюсь, «Горячие ночи Востока» не первый ваш детектив «об их нравах»?
– Действительно, одна из моих первых книг была о девушках, которых под предлогом набора танцовщиц в японские бары заманивают в настоящие притоны.
– По этому поводу из Страны восходящего солнца нареканий не поступало?
– Нет, там никто не требовал объявить меня персоной нон-грата, как в Турции. Впрочем, тогда мой роман вышел сравнительно небольшим тиражом. Как раз сейчас он готовится к переизданию, и кто знает, как теперь на него отреагируют в Японии?
– Не исключено, что впереди еще одно разбирательство из-за вашей новой книги с «восточным» уклоном…
– Да, она уже закончена, скоро увидит свет. Называется «Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях». Разочарование в российских мужчинах, бесконечно подбирающих себе пару из бездетных женщин с жилплощадью, толкает сегодня немало девушек на поиск своего египетского «принца». Арабы говорят, что любят тебя и с тремя, и с четырьмя отпрысками. Кто-то им верит, улетает «за африканской страстью», а в результате – очень много печальных историй и поломанных женских судеб. Тому, что помимо турецких не дремлют египетские альфонсы, и посвящен роман. Наверное, и в нем при желании найдется, к чему придраться. Но надеюсь, до международного скандала все же не дойдет.
Мария Ахромова

Сбежавшая невеста

Юлия Шилова родилась в городе Артем Приморского края. С детства мечтала вырваться в столицу, чтобы танцевать в балетной труппе Большого театра. Но отчаянный побег в Москву совершила только накануне собственной свадьбы: слишком предсказуемой и бесцветной показалась выбранная было дорога — муж, дети, работа школьного учителя биологии по окончании университета… В Первопрестольной Юлия сначала задержалась ненадолго. Вернулась ближе к дому во Владивосток, устроилась в танцевальный коллектив «Рецитал». А потом вышла за бизнесмена, родила дочь Лолиту, помогала мужу в делах его фармацевтической компании. Но их счастье длилось всего три года – он погиб в автокатастрофе.
Пережив тяжелый психологический кризис, Юлия перебралась в Москву, продолжая управлять собственным бизнесом и даже его расширив. Через пару лет она встретила своего второго мужа, родила дочь Злату, с азартом занималась предпринимательством, но тут грянул дефолт 1998 года. Шилова потеряла свое дело, а заодно испортила отношения с мужем, не разделявшим ее горя и считавшим, что переживать стоило бы, если б пришлось голодать. Не найдя понимания у любимого, Юлия выплеснула эмоции на бумагу, написав свою первую книгу «Леди-стерва». Роман пользовался успехом, что вызывало зависть мужа, еще больше осложнило ситуацию в семье и завершилось ее распадом. Зато своему новому призванию Шилова верна по сей день: с 1999 года из-под ее пера вышло более тридцати произведений в жанре криминальной мелодрамы.

За что арестовывали Жириновского

В биографии Владимира Вольфовича действительно есть неприятный эпизод, произошедший в Турции. В 1969-м перед окончанием Института восточных языков при МГУ (ныне – Институт стран Азии и Африки) для дальнейшего совершенствования изучаемого турецкого языка его направили на годичную преддипломную практику на металлургический комбинат в город Искандурун. Но стажера-переводчика Госкомитета по внешне-экономическим связям Жириновского арестовали «за коммунистическую пропаганду» – он дарил знакомым советские значки. Сам Владимир Вольфович любит рассказывать, что на них были московские достопримечательности, по версии турков – портреты Ленина. Так или иначе, будущего вице-спикера Госдумы экстрадировали на Родину, перекрыв ему, как утверждает он сам, карьерный рост в СССР: отличнику и общественнику отказали в приеме в аспирантуру и партию, много лет он был «невыездным». Впрочем, в члены КПСС нынешнего вождя ЛДПР не хотели брать и до турецкого инцидента – еще в 1967 году его попытку стать коммунистом пресекло бюро комитета ВЛКСМ МГУ, не давшее ему рекомендацию.

5 советов от Юлии Шиловой

• Постарайтесь забронировать отель, «не обжитый» соотечественниками: много иностранцев – обслуживание лучше.
• Заранее и максимально подробно оговаривайте с туроператором, какой именно номер хотите получить: поможет в спорах с гостиничным менеджментом при попытке загнать вас в «бункер» без окон.
• Захватите в дорогу мини-аптечку: пищевые отравления в южных краях – дело обычное.
• Не принимайте невинных знаков внимания от турецко-подданных: даже рассеянный взгляд в их сторону порой воспринимается как призывный сигнал к началу «психической атаки».
• Жестко пресекайте «любовные» домогательства персонала отеля: самый эффективный способ – жалоба в администрацию.

Приписываемое Шиловой

«…Я шла к бассейну, на каждом шагу удивляясь тому, насколько не соответствовало все, увиденное мною в Турции, обещаниям лощеных рекламных буклетов. Бог ты мой, «пятизвездочный» отель – а какая грязь! Я едва не поскользнулась на дорожке, где было разлито нечто, очень напоминающее кухонные помои, нос к носу столкнулась с покрытым коростой местным аборигеном с гноящимися глазами и обошла пару заплесневевших луж.
– Наташа! – позвал со стороны низкий гортанный голос, и я содрогнулась от отвращения. Двое грязных турков сидели, спустив ноги в рваных штанинах прямо в мутную воду бассейна, и шевелили в ней грязными пальцами.
Это «Наташа», которым местное население именует всех одиноких русских девушек-отдыхающих, за два дня пребывания на курорте достало меня просто до печенок. Пришлось нарастить шаг до спринтерской скорости: если задержаться возле этих туземцев хоть на минуту, то нет никакой гарантии, что домой в Россию я вернусь такой же, какой уезжала: нежной чистой красавицей безо всякого букета вензаболеваний. Наши «не хочу» и «отстань» здесь принимали за легкое кокетство, а охрана девичьей чести в сервис турпоездки не входила…
Вдруг мимо меня стрелой пронеслось нечто взъерошенное и клокочущее. На лицо легли теплые густые брызги. Машинально провела рукой – кровь!!!
– Урррл-го-о-ого… го-о-о… урлглк-к-к… – говорила курица, которая трепыхалась в полуметре от меня. Она выворачивала шею и буквально исходила кровью, которая шла у нее горлом. Бедное пернатое, окрасив алой кровью песок вокруг себя, кувыркнулось на бок, прохрипело на своем языке последнее слово умирающей и завело глаза. Делая вид, будто ничего особенного не происходит, подошедший вразвалочку охранник подцепил курицын труп за безвольные ноги и быстрым шагом понес его по направлению к хозяйственному блоку. Длинная шея птицы волочилась по песку, оставляя после себя неровную борозду, окрашенную алыми каплями…»

«…Через два дня я уже валялась в госпитале для туристов с 39-градусной температурой, туманом в голове и такой ломотой во всем теле, что, казалось, это меня саму дюжий охранник несет за ноги к столовой, и моя голова стучит по мягкой земле. Три недели и трех тысяч долларов стоило мне мое выздоровление, и долго еще после того, как болезнь отступила, я ощущала мерзкий «яблочный аромат» бумажных платочков, которыми пользовалась все время болезни.
Туристическая фирма, оформлявшая мне путевку, разумеется, отказалась оплатить расходы на госпиталь как «не предусмотренные в контракте».
Домой я добралась исключительно благодаря милости родных и друзей, приславших денег на билет. Но самое страшное – через неделю после моего возвращения с симптомами птичьего гриппа свалилась вся моя семья…»

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest