Кругосветка под парусами

03.03.2020 | События

«Отдых в России» связался с капитаном и участниками крупнейшей в истории морской экспедиции, приуроченной к 200-летию со дня открытия Антарктиды

Исполняется 200 лет с того момента, как российские моряки Беллинсгаузен и Лазарев открыли новый материк. Еще в ноябре прошлого года в честь памятной даты стартовала кругосветная экспедиция, в которой принимают участие три крупнейших российских парусника – «Седов», «Крузенштерн» и «Паллада».

Четырехмачтовым баркам «Седов» и «Крузенштерн» почти по сто лет, оба приписаны к Калининграду. А трехмачтовый фрегат «Паллада» из Владивостока считается одним из самых быстрых парусников в мире. Такое совместное плавание трех величайших судов – первое в истории России!

Торжественное построение на барке «Седов». Корабль проходит недалеко от экватора, и курсанты оделись в «тропическую» форму одежды

Парусники идут разными маршрутами, но в феврале все вместе встретились в аргентинском порту Ушуайя на Огненной Земле. В туристическом офисе порта всем желающим ставят в паспорт штамп «Край света» и выдают соответствующий сертификат. Именно отсюда идут корабли вокруг мыса Горн, уходя из Атлантики в Тихий океан. И здесь же они отдыхают, если движутся в обратном направлении. Обход мыса Горн в прежние времена считался у моряков геройством: местные шторма топили беззащитные суда десятками.

Одно из развлечений – соревнование по перетягиванию каната

Капитан, улыбнитесь!

Но для российских парусников «край света» стал лишь одной из промежуточных точек путешествия. Мы связались с легендарным капитаном «Паллады» Николаем Зорченко, и вот что он нам рассказал.

 Плавание проходит по графику. Четырежды заходили в порты, а непредвиденных сложностей, слава Богу, не было. Правда, во Французской Полинезии не сходили на берег – был объявлен карантин из-за кори. Но получили снабжение, топливо, тепло распрощались и пошли морской дорогой в Вальпараисо.

«Крузенштерн» идет под двигателем. Вид на палубу с марсовой реи второго грота

› В долгом путешествии стараемся разнообразить свою жизнь: проводим конкурсы профессионального мастерства, спартакиады, вечера гитарной музыки, гуляем по палубе. Как говорил известный мореплаватель Козьма Прутков: «Хотите развлекаться – развлекайтесь!».

› На сегодняшний день в походе находимся 107 суток. Штормовых было не больше двадцати. Покачивает, правда, частенько: океанская зыбь, послештормовое волнение, при плавании под парусом тоже покачивает. Наблюдались грозы, и молнии, и тропические ливни, и удивительные радуги, и необычные закаты – все пейзажные краски.

› Встречали китов, даже с детенышами, акул и котиков. Нас сопровождают альбатросы и громадные чайки – все куда-то летят, спешат, иногда задерживаются недалеко от борта.

› Настроение бодрое. По моим наблюдениям, усталость начинает сказываться после полугода. Снятию усталости помогают заходы в порты, хоть и кратковременная, но смена обстановки, и новые люди на борту.

Хорошо, когда дует попутный ветер! «Крузенштерн», вид с бушприта

› К нам приезжают группы практикантов. Два дня на учебу, а потом участвуют в авралах вместе со всеми. Им интересно всё, даже перетягивание каната. Потом грустное расставание и обещание приехать еще.

› Конкуренции между судами нет, моряки друг с другом не ссорятся. Мы здесь одни, хочется быть ближе друг к другу.

› В портах полно желающих познакомиться с русскими моряками. Особенно с курсантами. Они яркие в своей форме, рослые, красивые. На борту есть курсант – природный нигериец, но в чужих портах он тоже считается русским.

› Хорошо в Апии, прекрасно в Вальпараисо, но лучше всего было в Ушуайе. В каждом порту разворачивается выставка, посвященная 200-летию открытия Антарктиды экспедицией Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева. Где возможно, открываем трап, каждый может зайти на борт. Интерес у посетителей огромный!

Впереди – Рио-де-Жанейро, а значит, предстоит интересный выход на берег

Женщина на корабле

Это мнение капитана, но он бывалый моряк. Кавалер ордена «За морские заслуги», дважды ходил в кругосветку раньше. Ему и грозы с молниями – привычное развлечение. Но на борту парусников есть начинающие моряки, практиканты. В том числе девушки.

Легко ли быть женщиной на корабле? Зоя Иванова ходила в качестве практикантки на «Палладе» и обошла мыс Горн. Она прислала нам выдержки из своего дневника.

› Волнение минимальное, все чувствуют себя нормально. Только одна девочка лежит в кубрике, она легла, когда мы еще не отошли с рейда, там уже прилично качало. Больше, чем сейчас. Обычно через 2–3 дня организм адаптируется.

› Видела морских котиков. Мы идем вдоль береговой линии, иногда ее видно, так что котики доплывают до нас, охотясь за объедками. Выныривают из воды и машут ластами. Забавно, но заснять не успеваешь.

› Говорят, тем, кто проходит мыс Горн, дают сертификат и серьгу в ухо, а в английских пабах можно ноги класть на стол.

› Вступили в «ревущие сороковые» широты, качает, к вечеру обещают усиление качки. Кормить скоро будут пайком, так как при такой качке из чанов выплескивается варево. Пугали «Дошираком». Что будет на самом деле, посмотрим.

Маршруты всех трех парусников во время кругосветки иногда пересекаются. На сей раз по борту показалась «Паллада»

› Солнце светит, но уже не такое ласковое, и ветер усиливается. Сегодня на палубе помогали с брасами, делала метку с пробивкой. Могу теперь красиво канат закончить.

› Когда смотришь на карту, ощущение, что перед тобой контурная карта по географии. Нереально. Здесь Паганель и товарищи перевалили через Кордильеры и направились к берегам Австралии.

› День восьмой. Встретила рассвет. Видела, как первый луч солнца показался над горизонтом. Говорят, это к счастью, он зеленый.

› У нас штиль, ветер поменялся на юго-западный, но слабенький. Нам нужен ветер сильнее, чтобы ставить паруса. Рано утром такое умиротворение на океане, очень красиво. Настоящий Тихий океан. Утром нас приветствовали дельфины. На небе ни облачка, плюс 12. Надо мазать лицо.

› Сегодня 100-й день кругосветки, и мне нужно научиться флажками сигналить слово «кругосветка». Как это запомнить, не знаю.
9 февраля у нас концерт, а я опять профукала репетицию.

› Приближаемся к белым ночам, солнце встает все раньше, а садится позже. При такой погоде все почищено, подправлено, подкрашено, и делать совершенно нечего. Все слоняются по палубе и просятся подняться на мачты. Утром этого не делаем, потому что всё в росе и скользкое, так что подъемы после обеда. На завтрак дали гамбургер.

«Всю неделю мы учились, работали, участвовали в парусных авралах, ремонтировали палубу…» Курсанты «Крузенштерна» укатывают парус на рее

› Проходим архипелаг Огненная земля. Просто невероятно, что я это вижу с борта парусника. В детстве я не думала, что такое когда-либо будет возможно. А вот оно, увидено и сфотографировано.

› Команда начала предпортовую подготовку. Проверяют швартовые, всё подкрашивают, зачищают. Вчера капитан проверял форму, в которой курсанты пойдут на берег.

› День одиннадцатый. Ура! Сегодня огибаем мыс Горн. На улице плюс 11, переменная облачность, ветра нет. До обеда курсанты красят судно, поэтому нигде нельзя пройти без опасения обляпаться краской. Надо будет купить серьгу, которая свидетельствует о прохождении мыса Горн!

Влюбленный в море

Среди практикантов попадаются люди, по-настоящему влюбленные в море. Иногда они знают о судах больше, чем профессиональные моряки. Таков Константин Васильчишин. Назови любой существующий парусник мира, и он расскажет о нем что-нибудь увлекательное. Он ходил на «Крузенштерне» и трижды на «Седове». Сейчас побывал на переходе «Седова» из испанского порта Виго до Канарских островов. Константин тоже прислал часть своих записей.

› Этап на «Седове» проходил в канун Нового года. Дни перед заходом в Виго были сложными. Барк попал в шторм в Бискайском заливе и пережидал его в городе Брест на юге Франции. Когда погода позволила, «Седов» продолжил путь.

Один из потрясающих закатов на «Палладе»

› Множество людей пришли встречать его в Виго, барк редко бывает в этих краях. Взяв на борт нас, практикантов, он пошел на Канарские острова.

› Всю неделю мы учились, работали, участвовали в парусных авралах, ремонтировали палубу и такелаж. Вечерами мы вместе с командой готовили номера к предстоящему празднику. Новый год барк встречал в Лас-Пальмасе. Погода была отличная, концертные номера веселыми, и все закончилось дискотекой. Несколько дней на палубе стояла украшенная гирляндами елка.

› Считайте, что это каминг-аут. Я люблю «Седов». Люблю как живое, одушевленное существо. Весь прошлый год я общался с ним, разговаривал, трогал и смотрел на него. Он все больше поглощает меня, и я растворяюсь в нем. Он неотъемлемая часть моей жизни. Я думаю о нем постоянно.

› Жду каждой встречи с ним, как ребенок ждет встречи с родителями. Радуюсь до слез, когда поднимаюсь в очередной раз по трапу, слышу крики приветствия дорогих мне людей. Какое счастье обрести такую взаимную любовь! А ведь мне стукнуло 54, и я не надеялся на такое большое чувство.

› В юности я хотел стать моряком, но обстоятельства сложились по-другому. А с определенного момента мы начали двигаться навстречу друг другу – я и море. Все мои хобби стали связаны с ним. Коллекции моделей парусных кораблей, старых флагов, морской атрибутики. В последнем походе моя коллекция пополнилась. На день рождения, который я отмечал на барке, мне подарили кусочек крупповской стальной обшивки «Седова» вместе с клепками столетней давности и несколько флагов, которые много лет служили Ему. Как они пахнут морем! О лучших подарках я не мог мечтать.

› Мой дом превращается в филиал морского музея. Это помогает мне скрашивать разлуку в промозглой Москве. Если бы еще слегка качало и штормило иногда, вот было бы здорово!

› Я попрощался с барком, надеюсь, ненадолго, он уходит в очередной этап кругосветки. «Седов», как солнце, греет своим теплом курсантов, команду и нас, людей, которым довелось стать его частью.

Григорий Кубатьян


Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest