Крест на Белой реке

В середине 80-х годов скандал со строительством “Иштугановского” водохранилища на Белой реке в Башкирии, прогремел на весь Союз. Угроза закрытия одного из крупнейших в стране байдарочных маршрутов, запреты экологических комиссий и сомнительные цели инициаторов строительства сделали свое дело. Затем, благодаря широкому экологическому и общественному движению, “стройка века” была прекращена. В конце 90-х соблазн “освоения” федеральных миллиардов заставил башкирское правительство вернуться к этой “вкусной”, но небезопасной затее.

Во глубине Башкирских вод

Cреди заядлых байдарочников о маршруте №59 по реке Белой, протянувшейся с Южного Урала, в свое время ходили легенды: знаменитые каповые пещеры с наскальными рисунками, живописные места, незабываемые горные сплавы… Воспоминания об этом, увы, остались, лишь в туристских дневниках и на старых походных фотографиях. Тяга срубить денег на практически бесконтрольном строительстве водохранилища у башкирских чиновников, оказалась сильнее желания развивать в республике туристическую отрасль.
Идея строительства Иштугановского водохранилища оформилась еще в семидесятых.
Министерство мелиорации СССР мотивировало необходимость строительства плотины дополнительным водоснабжением нефтехимических и металлургических предприятий, находящихся ниже по реке, и разбавлением промышленных стоков Белорецкого промышленного узла. Грандиозная стройка была громко заявлена, но началась втихую – без экологических экспертиз и необходимых ведомственных разрешений.
Когда в 90-м году специалисты добрались до “иштугановской” темы, выяснилось, что строительство плотины не только экономически нецелесообразно, но и чревато серьезными экологическими последствиями и прямой угрозой жителям прибрежных поселков.
Из выводов экспертной комиссии Госкомприроды СССР по ТЭО строительства Иштугановского водохранилища прямо следовало, что строить плотину на реке нельзя, так как это может вызвать непредсказуемое изменение давления и потоков грунтовых вод, обрушивание полостей грунта и в результате привести к микроземлетрясениям. Заключение экспертов поставило крест на строительстве, но не на далеко идущих планах башкирских начальников.

Опять за свое

В августе 1998 года указом президента республики Муртазы Рахимова было ликвидировано Министерство по чрезвычайным ситуациям и экобезопасности Башкирии. Это послужило своеобразным сигналом к возрождению проекта “стройки века”. В ноябре 1998 года водохранилище с новым названием “Юмагузинское” было решено строить на 12 км выше по течению реки Белой. В том самом месте, где и находятся четыре знаменитые каповые пещеры и природный заповедник Шульган-Таш.
Новое руководство республики не смутило то, что река Белая находится в ведении Российской Федерации и управление ее гидрологическим режимом является исключительным правом федеральных органов власти, и что это территория национального парка федерального значения “Башкирия”. Республиканские чиновники вцепились в идею строительства с ни меньшей, чем их предшественники, хваткой.
В кратчайшие сроки было учреждено ООО “Юмагузинское водохранилище”, в которое тут же были вовлечены крупные промышленные предприятия Башкирии. Не безынтересен тот факт, что среди первых учредителей ООО было предприятие “Башнефть”, одним из руководителей которого являлся сын президента Урал. Генеральный директор еще одного учредителя ОАО “Каучук” тоже носит фамилию Рахимов.
Чем было мотивировано участие в строительстве ООО “Башкредитбанка” или “Салаватстекла” одному богу известно, ну и, между делом, президенту Башкортостана.
Как и прежде, расчистка территории под водохранилище и строительство начались без проведения государственной экспертизы и заключений экологов. Бесценные леса, которые являлись федеральной собственностью, быстро были переведены в разряд Башкирских, подлежащих вырубке.
В 2000-ом году Генеральной прокуратурой РФ было возбуждено уголовное дело по фактам нарушения природоохранного законодательства (по ч. 2 ст. 260 и ст. 262 УГ РФ – незаконная вырубка деревьев и кустарников; нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов), но уже через несколько месяцев было прекращено. Генпрокуратура России передала дело в прокуратуру Башкирии, где сделали вывод, что факт нарушения закона, конечно, был, но наказывать некого, так как причинение вреда лицами, действующими во исполнение обязательных для них приказов и распоряжений, не является преступлением. А все чиновники, имеющие отношение к делу, выполняли распоряжения Кабинета министров РБ, то есть коллегиального органа.
Генеральная прокуратура России согласилась с башкирскими коллегами. Сейчас оба решения рассматриваются в суде по правам человека в Страсбурге. Экологи, инициировавшие дело, настаивают, что при строительстве Юмагузинского водохранилища было нарушено не только природоохранительное законодательство (более 10 федеральных законов), но и Конституция РФ.
Строительство плотины ведется до сих пор, ни экологи, ни научная общественность, ни местные жители, выступающие против этого, не могут вынести напора башкирского правительства. На строительство уже потрачено около 5 млрд. рублей, каждый год по целевой программе социально-экономического развития Башкирии из федерального бюджета выделяется еще по 600 тысяч, не считая местных, башкирских средств. И это при том, что денег на реконструкцию действующей Нугушской ГЭС, расположенной всего в 10 км к северу, у Уфы так и не нашлось. Как не нашлось их и на строительство очистных сооружений (и это при том, что сточные воды, попадающие в Белую, являются недостаточно очищенными, а около 30% всех стоков сбрасывается вообще без очистки).
Проконтролировать целевое использование средств и объемы расходов практически невозможно: из-за карстового грунта, куда как губка впитываются тонны бетона, никто не сможет определить, какова реальная стоимость проекта.

Мнение ученых

По данным Академии наук Республики Башкортостан, в случае образования в теле Юмагузинской плотины бреши шириной в 2 м. волна прорыва за 26 часов может достигнуть города Стерлитамак, затопив 84 населенных пункта, в том числе города Мелеуз и Ишимбай, где расположены крупные объекты химической и нефтегазовой промышленности. Учитывая повсеместное распространение карста на предполагаемой к затоплению территории, подобная авария не исключается даже проектировщиками водохранилища.
Но если даже не рассматривать возможность аварии, эксплуатация плотины потребует ежегодного заполнения карстовых пустот и ее эксплуатация едва ли будет оправданной экономически. Таким образом, уже через несколько лет после строительства, очевидно, возникнет вопрос о спуске воды и демонтаже плотины.
Ценой строительства водохранилища станет полное разрушение уникальной природной зоны. В зоне затопления окажутся земли национального парка “Башкирия”, государственного заповедника “Шульган-Таш” и ключевая орнитологическая территория международного значения, предложенная в качестве объекта всемирного наследия ЮНЕСКО в номинации “Башкирский Урал”. На этой территории гнездятся редкие виды птиц, внесенные в Красную Книгу Международного союза охраны природы (МСОП) и Красную Книгу РФ – орлан-белохвост, могильник, степной лунь и степная пустельга (последняя находится на пороге вымирания в Европейской части России). Здесь сосредоточены крупнейшие в Европе гнездовые группировки сокола-сапсана (60 пар – 1% европейской популяции) и филина (130 пар – 1% европейской популяции), а также наиболее значительные в Европейской части России группировки беркута (20 пар) и змееяда (15 пар). Кроме того, подъем уровня реки хотя бы на 5 сантиметров приведет к трансформации не попадающих в зону затопления водно-болотных комплексов, где гнездятся занесенные в Красные Книги МСОП и России коростель (1000 пар), кулик-сорока (300 пар) и большой подорлик (6 пар). Перечисленные виды будут поставлены в долине Белой под угрозу полного исчезновения. Помимо птиц, неблагоприятные последствия строительства Юмагузинского водохранилища испытают на себе зимующие здесь таймени, медведи и летучие мыши. Необходимо также упомянуть и о том, что среднее течение Белой – одно из немногих в мире мест, где сохранился природно-культурный феномен бортевого пчеловодства (добычи меда из естественных дупел). Находящееся здесь ядро популяции башкирской бортевой пчелы также может не пережить “стройку века”.
Сейчас Белая река перекрыта. Высота плотины составляет 60 метров. К 2006-му году Юмагузинское водохранилище клянутся сдать. Этот год Муртаза Рахимов объявил годом защиты окружающей среды Башкирии. Остается только догадываться, какая среда окружает президента и от кого он намеривается ее защищать. Не от себя ли?

Легенда о Муйнак-Таше

В восьми километрах вниз по Белой от ныне вымершей деревни Акбуты, на правом берегу находится огромная скала – Муйнак-Таш. Для проплывающих мимо, очертания скалы напоминают фигуру собаки лежащей мордой вниз по течению. За крутым поворотом, который делает река у скалы, если обернуться назад, становится отчетливо видно два огромных каменных столба. Один из них очень массивный, другой гораздо ниже и тоньше, суживающийся к вершине, очень причудливой формы. На большом столбе, который туристы часто называют “скала-палец”, заметная белая полоска-кайма. О Муйнак-Таш в прежние времена нередко разбивались барки.
Муйнак – кличка собаки. Рассказывают, что когда-то у одного здешнего охотника была отличная собака, по кличке Муйнак. Погналась она однажды за оленем. Спасаясь, олень забрался на Муйнак-Таш, собака погналась за ним, сорвалась и полетела в Белую. Жалко было охотнику утонувшую собаку и назвал он столбище Муйнак-Ташем.
На Белой реке находится Капова пещера с первобытными рисунками, провалы Кутук-Сумган, пещеры Миндегуловская, Акбутинская, Театральная и множество мелких гротов и пещер. В местах выхода подземных вод на поверхность образуются красивейшие матово-голубые озера, рождающие ручьи с чистой, ледяной, богатой кальцием и другими минералами, водой. Одни из самых знаменитых – Голубое Озеро в котором берет начало ручей Сакасска, выход реки Шульган у входа в Капову пещеру и грифон Таравал.

Екатерина Опокина



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest