Ольга Захарова: «Экотуризм имеет свою философию»

Заместитель генерального директора Агентства стратегических инициатив рассказала корреспонденту журнала «Отдых в России» о своем видении развития в стране экологического туризма

— Ольга Викторовна, почему, на Ваш взгляд, экотуризм является сегодня трендом? Люди устали от шумных городов или есть ещё какие-то другие причины?

— Уверена, что кризис, вызванный пандемией, и больно ударивший по многим нашим традиционным укладам, одновременно дал толчок для активного развития экологического туризма на территории России. И темпы этого развития весьма высокие. Не только курорты Кавказа и Краснодарского края, но и Карелия, Алтай и даже труднодостижимая Камчатка сегодня пользуются повышенным спросом. Но главная задача не в том, чтобы следовать трендам, как говорят, «ковать железо, пока горячо», а сделать так, чтобы туристы захотели увидеть Россию, открыть для себя новые места отдыха, сформировать культуру путешествий по стране и этот отдых был доступным. Не стоит забывать и здоровье: экотуризм позволяет не только увидеть уникальные природные объекты и получить незабываемые впечатления, но и укрепить здоровье, ведь 1 день активности на экотропах на 5% снижает медицинские расходы на лечение сердечно-сосудистых заболеваний.

Экологический туризм как возможность получения новых впечатлений, без сомнения, будет набирать обороты, поскольку примерно 49% россиян никогда не были в национальных парках России (по данным ВЦИОМ). А это означает, что современное поколение, жадное до новой информации, которую они привыкли получать «на глаз» — идеальная целевая аудитория. И мировая статистика – лишнее тому подтверждение: ежегодный прирост экотуризма как отрасли составляет примерно 25-30%. Многие готовы ездить за впечатлениями «на природу» и предпочитает этот вид отдыха более массовому тюленье-пляжному.

Но, безусловно, нужно отличать экотуризм от «дикого» отдыха. Экотуризм-это про тишину и гармонию с природой, чистые реки берущие свое начало высоко в горах, про запах луговых трав, про путешествия я по фитомаршрутам в условиях дикой природы. Этот вид туризма имеет свою философию и направлен на выработку ответственного отношения к природе и сохранению экосистемы, на заботу об уникальном наследии, как природном, так и культурном, и как правило этот вид отдыха не дешевый, но с массой впечатлений. Путешествие по национальным паркам — это в большинстве своем высокая степень осознанности, понимания своего места в мироздании и ответственности за будущее, как бы высокопарно это ни звучало.

— Какие тренды экотуризма вы могли бы назвать? Что сегодня развивается активнее всего?

— Трендов много. Они связаны как и c изменяющимся климатом, так и с постепенной корректировкой поведенческих моделей.  Некоторые горные курорты уже сталкиваются с укорачивающимися из-за глобального потепления снежными сезонами, поэтому вынуждены инвестировать в развитие других активных видов спорта. Например, все большую и большую популярность набирают горные велосипеды – и на курортах появляются веломагазины и прокаты, которые предлагают велосипеды и оборудование в аренду и, конечно, вкусную еду и кофе. Как же без этого? Кстати, появление электровелосипедов делает доступным передвижение на большие расстояния для максимально широкой аудитории, в том числе для людей старшего возраста. А развитая сеть велосипедных маршрутов делает страну замечательным инструментом для исследования без нанесения вреда природе. Россия благодаря своей протяженности может похвастаться потрясающими многодневными и многоэтапными маршрутами, сравнимыми со знаменитой гонкой Ironman. Велосипед, байдарка или каяк, вверх по скалам, пешком по долинам – многим иностранцам, особенно европейцам, недоступны подобные сложные многодневные и разнообразные маршруты – разгуляться негде.

Если говорить про мировые тенденции — набирает обороты культура сапсерфинга, бег по пересеченной местности, подпитываемый профессиональными фестивалями и забегами, и каньонинг. Еще один тренд —коллекционирование впечатлений. Не марки-открытки-магниты-на-холодильник, а коллекции закатов или рассветов, покорение самых высоких вершин мира или уникальных объектов Всемирного наследия, включенных в специальных список ЮНЕСКО, вызывающие колоссальный интерес практически у каждого жителя планеты…

— В чем же тогда проблема развивать все это, если есть такой большой интерес со стороны туристов?

— В существующей системе. Да, в России существует огромное множество возможностей для туристов, желающих исследовать страну, но на государственном уровне система управления отраслью только создается. Многие вопросы требуют межведомственного взаимодействия, например, такие как обустройство и организация национальных троп. Этим занимаются множество ведомств, как минимум 5. При этом не отработана законодательная база для создания троп, отсутствуют единые стандарты проектирования инфраструктуры, зачастую нет общепринятых норм и правил. В западных странах, особенно в США и Канаде, индустрия троп занимает значительное место в экономике страны. В США работают крупные ассоциации и институты, регулирующие эту сферу. В итоге отрасль дает 7,6 млн рабочих мест, оборот в 887 млрд долларов и 327,5 млн посетителей в год. В мире отрасль экотуризма за последние 20-30 лет шагнула далеко вперед, делая активный туризм максимально комфортным и доступным для разных аудиторий. У нас многое еще впереди и это не может не вдохновлять на поиск нестандартных решений.

— Экотуризм у многих ассоциируется с отсутствием удобств. Так ли это?

— К сожалению, сейчас отчасти это действительно так. Но мы уверены, что внедрение новой модели развития природных территорий, разработкой которой в настоящее время занимается Агентство стратегических инициатив, позволит всем заинтересованным сторонам получить простой и понятный план стандартизированных действий. Внедрение этой модели будет способствовать развитию инвестиционной привлекательности российских регионов, созданию дополнительных рабочих мест и обеспечению страны качественными туристическими объектами. Обустройство комфортного активного отдыха сможет привлечь к нему больше людей и, соответственно, инвестиций, а затем еще больше пользователей и, соответственно, даст бОльший доход. Ведь экотуризм – это не только возможность увидеть природные достопримечательности, но и эффективный инструмент устойчивого экономического развития для всех регионов нашей большой страны.

Именно поэтому Агентство стратегических инициатив инициировало и организовало Всероссийский конкурс на создание туристско-рекреационных кластеров (ТРК) и развитие экотуризма в России. Конкурс станет катализатором фундаментальных изменений в отрасли и окажет радикальное воздействие на наше представление и подходы к развитию экотуризма и раскрытию потенциала особо охраняемых территорий, позволит сформировать у специалистов ООПТ новый взгляд на природную территорию, не как на территорию со строгим режимом доступа, а как на привлекательный для посетителей и уникальный комплекс, имеющий огромный эколого-туристский потенциал. Проект поддержали Министерство природных ресурсов и экологии РФ, Министерство экономического развития РФ, Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, и Федеральное агентство по туризму РФ. Мы уверены, что он даст толчок к тому, чтобы сместить акценты в восприятии людей: экотуризм — это вовсе не «неудобно» и дешево. Это впечатляюще и комфортно.

— Какие проблемы, препятствующие популяризации и развитию экотуризма в России вы могли бы назвать?

— На самом деле проблем много, гораздо больше, чем мы видим на первый взгляд. Основные из них, лежат, что называется, на поверхности, отсутствие единого подхода к формированию комплексного плана развития природных территорий в интересах бизнеса, власти, жителей, нехватка типовых современных решений по проектированию базовой и коммерческой инфраструктуры. Нет элементарного — туалетов, навигации, маркировки маршрутов, описания понятным языком действительно стоящих для посещения достопримечательностей. Не достаточно того, что могло бы вовлечь туриста в аккуратное и безопасное взаимодействие с природой. Еще одна проблема — это неосведомленность. Туристы не знают, куда можно поехать и, главное — зачем, что там посмотреть. К примеру, в США национальные парки в год посещает более 327 млн человек, а в России — около 8 млн. Лишь 12% россиян были в заповедниках и национальных парках за последние три года, в то время как средний житель США посещает их 4 раза в год.

—  Новый конкурс — инициатива, которой ещё не было в нашей стране. Расскажите о нем и его особенностях.

Конкурс направлен на выявление пилотных территорий по развитию экологического туризма и создания туристско-рекреационных кластеров в рамках комплексного развития особо охраняемых и прилегающих к ним природных территорий. Он многогранен и направлен на решение сразу ряда взаимосвязанных задач: развитию ООПТ и территорий, которые их окружают посредством создания точек притяжения для бизнеса, особенно малого и среднего предпринимательства, стимулированию взаимодействия между органами государственной власти, предпринимателями и местными жителями, росту занятости и доходов местного населения регионов. Конкурс станет по сути катализатором для выработки комплексных решений, которые изменят регионы.

— Как конкурс сможет решить проблемы и помочь развитию экотуризма?

— В нынешних условиях регионам приходится конкурировать буквально за все: за инвестиции, информационные, транспортные и туристические потоки, экологические, экономические, социальные и культурные проекты и, конечно за специалистов, способных всем этим управлять.

Во многих регионах уже созданы яркие самобытные инициативы: туристские маршруты, гастрономические, этнокультурные, историко-культурные комплексы, экологические тропы и т.д.), являющиеся местом притяжения туристов. Однако вышеперечисленные инициативы носят локальный характер, а усилий представителей туриндустрии (туроператоров, инициаторов проектов) недостаточно для формирования положительного имиджа территории.

Для устойчивого конкурентного преимущества территории, повышения туристской привлекательности региона требуется консолидация ресурсов власти, бизнеса и проактивного участия локального сообщества. Необходимо сделать красоту России доступной для многих, а для этого важно пересмотреть подход в работе, максимально использовать годами наработанный международных опыт наших коллег, адаптировать и внедрить применимые к российской действительности практики, при этом вырабатывать свой уникальный путь. Таким образом, для решения сложных вопросов в развитии экологического туризма и систематизации предыдущих знаний нужен иной, отличный от предыдущего, стратегический подход.

В 2019 году АСИ была утверждена инициатива по развитию экотуризма. Но как оказалось не все так просто. Система ООПТ в нашей стране сложнее, чем кажется, в природоохранной деятельности и управлении природными территориями много нюансов. Например, всего 2% ООПТ являются территориями федерального значения и находятся в подчинении Минприроды, а 98% — региональные.  Это создает ряд сложностей при взаимодействии инвесторов с такими территориями: у каждого ведомства собственная точка зрения на развитие ООПТ — и получение разрешений на ту или иную деятельность затягивается на годы. Поэтому первым шагом для формирования понятных правил по развитию и взаимодействию с инвесторами должен стать комплексный мастер-план ТРК, рассматривающий одновременно особо охраняемую территорию, как ценность и хрупкость, и прилегающую к ней территорию – как некий сателлит с сопутствующей инфраструктурой. На это и направлен наш конкурс.

— Почему Агентство стратегических инициатив решило заниматься развитием особо охраняемых природных территорий?

Сегодня между субъектами и федеральными органами власти нет механизмов координации, в рамках которых вырабатывались бы единые планы развития природных территорий. Как вы наверняка знаете, статус ООПТ — это серьезные ограничения для строительства и ведения хозяйственной деятельности. И это правильно. Мы изучили международный опыт семи стран с точки зрения управленческой структуры, бизнес-моделей, нормативно-правовых актов, программирования сервисов, и этот анализ показал, что коммерческую инфраструктуру в этих странах строят именно на прилегающих территориях. Границ ООПТ турист не видит, ему важен вид из окна на, например, Эльбрус, и за этот вид он готов поступиться невозможностью взойти на вершину. Ему важна инфраструктура: возможность поехать на велосипеде по «зеленым» маршрутам или взять поутру в аренду весельную лодку и на заре поплыть удить рыбу. Туристу нужны впечатления: это и вид, и сервис, и активности! Потому системный подход к развитию ООПТ и тому, что находится рядом с ней, очень важен.

Поэтому мы совместно с Минприроды, при участии директоров ООПТ и большого экспертного сообщества выпустили серию из пяти руководств по развитию экологического туризма. Это первый шаг навстречу системному подходу к развитию ООПТ. Теперь необходимо сконцентрировать усилия и выявить территории с высоким потенциалом. На это как раз и направлен конкурс, а также Акселерационная программа, которая стала его частью. 

— В чём заключается цель Акселерационной программы? Поможет ли она вместе с конкурсом привлечь внимание органов власти и инвесторов?

— Акселерационная программа – важная составляющая нашего проекта. Это программа методической поддержки и обучения участников Конкурса – 30 региональных команд-финалистов, которые при поддержке руководителей субъектов РФ решили объединиться для создания действительно эффективных кластеров, направленных на развитие ООПТ. Программа включает в себя цикл практикоориентированных обучающих мероприятий и индивидуальных консультаций с менторами. Их задача — сформировать у участников профессиональные компетенции по созданию качественного и востребованного туристского продукта, способствующего расширению бизнеса, и привлечению инвестиций. В ходе программы команды запустят процессы, которые обеспечат условия для привлечения инвестиций и развития локальной экономики, сохранения и капитализации объектов природного наследия, а также повысят качество туристического продукта. Они получат возможность разработать комплексные проекты туристско-рекреационных кластеров по развитию экотуризма и затем представить их на втором этапе конкурса не только конкурсной комиссии, но и потенциальным инвесторам. Мы настроены на создание конкурентоспособного туристского продукта, который будет востребован разными целевыми аудиториями, привлекателен для инвесторов, актуален для региона. Ведь если проект не интересен бизнесу и не ориентирован на потребителя, то почему государство должно его финансировать?

— В США очень популярен отдых в национальных парках. Там есть удобные кемпинги, оборудованные маршруты, даже магазины с сувенирами. Если у нас что-то похожее?

— Российский экотуризм не может похвастаться развитой системой оборудованных маршрутов и туристических баз. В советское время, да, была разветвленная сеть пеших маршрутов, но сейчас практически все утрачено и требует восстановления. Безусловно, в стране есть частные инициативы — частные природные парки, которые создает бизнес в ответ на существующий спрос. Но этого недостаточно для развития отрасли.

— Туристические кластеры, участвующие в конкурсе, будут развиваться по примеру США или есть какие-то особенности?

— Надеемся, что российский экотуризм пойдет по своему пути, мы будем внедрять новые инициативы по созданию и развитию туристско-рекреационных кластеров. Однако и опыт, данный другими странами, в частности США, мы возьмем на вооружение.

— Какие лично у Вас любимые места для отдыха на природе? Или поразившие вас места, о которых вы раньше не слышали? И где вы хотели бы еще побывать?

— Сейчас я очень много путешествую по работе. И я начинаю открывать для себя Россию заново. Вижу места, о которых раньше не слышала, даже не подозревала.

Самое большое впечатление на меня произвели крымские озера Сасык-Сиваш, Кояшское и Чокрак и меклетинское озеро в Калмыкии– розовое, как фламинго! На самом деле они поражают не только цветом, но и составом минералов, который порой даже больше, чем в Мертвом море.

Или, например, Чарские пески в Забайкалье — это одновременно самая северная пустыня в мире и самая маленькая пустыня России. Край трех цветов: желтого, зеленого и синего: желтая пустыня, зеленая тайга, синие небо и хребет Кодар. В заповеднике Кодар, кроме пустыни, еще 8 памятников природы: вулканы, термальные источники, каскад минеральных вод, озеро. А еще тут можно встретить краснокнижного кодарского снежного барана!

Тебердинский заповедник вдоль реки Бадук, включающий каскад из трех горных озер, которые местные называют Бадуки! Никакие Альпы после этого не нужны. А если хочется белых пляжей, крабов и купания в открытой воде вместе с морскими котиками надо отправляться в Приморский край, да-да, на остров Фургельма, это самая южный остров в РФ, где тепло и еще не так много людей.

И даже рядом с Москвой есть места, которые никого не оставят равнодушными. Тульская область, например. Тут есть свои горы — Романцевские, с настоящими марсианскими пейзажами. Место невероятно живописное, горы окрашиваются красным на закате и становятся еще больше похожи на другую планету. На самом деле это карьеры, образованные на месте добычи бурого угля, которого много в области. В 90-е все шахты закрылись. На их месте образовались карьеры с озерами и лазурной водой в них, в них водится щука и даже раки и можно купаться. Теперь эта территория носит статус ООПТ местного значения. И это лишь малая толика того, что можно увидеть…

Хотела бы побывать на Шантарских островах в Охотском море! Там фантастические пейзажи, уникальная природа и можно увидеть гренландских китов.

На самом деле мест, которые завораживающе прекрасны, множество. И конкурс, который мы начали, даст возможность большему числу людей открыть для себя Россию.

Наталья Аверкиева


Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest