Дух парной, дух святой

“Есть у нас с друзьями традиция: каждый год 31 декабря мы ходим в баню”, – без малого тридцать лет эта фраза служит призывом к началу длинной вереницы новогодних праздников. И правда, какой теперь Новый год без бани? Пусть не 31 декабря, пусть нескольким днями позже, дабы вывести из изможденного организма тяжкие алкогольные воспоминания, – так или иначе, баню в это время почтут своим вниманием большинство российских мужчин. Поэтому мы решили напомнить нашим читателям, что баня – это не только повод для незапланированной поездки в Ленинград, но и проверенный веками способ восстановить свои силы. А за авторитетными рекомендациями мы обратились к известному московскому
журналисту и литератору Леониду Репину.

С детства люблю я нашу русскую баню. Меня, сугубо городского мальчишку, каждое лето отправляли в деревню под Юрьевец, и там откуда-то взявшиеся дальние родственники с жаром принялись приучать меня к бане, благо почти в каждом огороде какая-никакая, но баня имелась. И мне это дело жутко понравилось! Жизнь моя сложилась далее так, что мне пришлось много путешествовать, и везде, и всегда я изыскивал возможность попариться. Парился-жарился на мысе Шмидта, на Таймыре, на Камчатке, на берегу Охотского моря, в Антарктиде и даже в тропических странах, не говоря уже об экваторе, на борту экспедиционного судна. И всегда в бане ощущал себя дома. Выходит, баня обладает волшебным свойством переносить тех, кто любит ее и почитает, в родные веси. За одно только это надо поблагодарить наших далеких предков – за то, что придумали нашу баню – по-белому, по-черному – по-всякому она хороша, в любом своем виде неповторима!

Пошел Ваня к Мане, а оказался с нею в бане

И кто это сказал, что баня – очищение тела? Это, прежде всего, очищение души! Потому что именно в парной, сбросив с себя ежедневную ветошь, мы остаемся сами перед собой такими, какие мы есть на самом деле. И такая благодать на нас исходит, что поневоле ощущаем мы себя заново родившимися – как бы детьми даже. А это и есть очищение души. Потому что чище детской души ничего быть не может.
Без бань нашу столицу и представить невозможно. И всегда-то, во всей своей истории Москва славилась банями. Ставили их и за частоколом, и на берегу Москвы-реки, и, в основном, это были бани по-черному, то есть без дымохода и без трубы над крышей. Особенный, приятнейший дух устанавливается в такой бане и долго потом сохраняется. На старых планах-картах Москвы обязательно бани изображались – отдельно мужские и женские, хотя в деревнях, по-привычному, мужики и бабы парились вместе.
Посещение бани издавна сопрягалось со всякими обрядами. Вот, молодожены – хоть царевы дети, хоть крестьянские, обязательно перед свадьбой в баню ходили. С песнями и с музыкой шли молодые в раздельные мыльни, очищались перед совместной жизнью. Будущая жена шла со свахой и маменькой жениха и предоставляла им неоспоримые свидетельства своей девственности. А муж мылся вместе с тысяцким – главным распорядителем на свадьбе. Ну, и батюшке, само собой, с ними помыться не возбранялось. И только уже после свадьбы молодые могли париться вместе. Надо полагать, оба с вожделением ждали той счастливой минуты.
А вот и другие, более поздние сведения о московских банях из переписной книги 1716 года: “У Смоленской Б.М., что прежде был Федоровский монастырь, двор банный, а на том дворе живет банщик Иван Артемьев; Иоанна Богослова в Бронной, изба на бранном дворе банщика Карла Агафонова, сына Гладкова. На Сретенке подле Белого города торговые бани Куракина. Барашские бани. У Яузского моста Банная улица, торговые бани Козмина…” И далее перечисляются многие другие бани. Так что и вправду говорят: “Москва без бань – не Москва”. И были они, те московские бани, для всех доступны и всем по карману. Нарочно низкие цены устанавливались, чтобы народ чистый ходил.
Иностранцы, в Москве по разным делам оказавшиеся, диву давались, глядя на наших предков, изничтожавших якобы себя жутчайшим жаром. Считали они нашу баню варварским, зело вредным обычаем. Глядели едва ли не с ужасом и в изумлении головами покачивали. А некоторые, кто посмекалистей и полюбопытнее, пробовали и, случалось, даже и пристращались.
Вот был такой случай, когда баня помогла выявить затаенного супостата. Во времена Великой смуты заметили бояре, что царевич Дмитрий, из Польши появившийся, в баню никогда не ходит в Москве. И сразу в нем ворога выявили: Лжедмитрий он! Можно считать, что легенда, но явная быль.

В баню ходить, не вино-водку пить, а тело лечить

Само собой, знали наши пращуры и о лечебном воздействии парилки на наше бренное тело. Даром что ли говорили: “Пар костей не ломит, а простуду гонит”? А при Петре Алексеевиче в Москве открылись специальные “лечительные” бани указом от 1704 года: “Где можно, при банях завести цирюльни, дабы людей приохотить к бритью бороды, также держать мозольных мастеров добрых”.
Тут надобно отметить, что в те времена цирюльник, будучи парикмахером, практиковал еще и лекарем. Делали в бане всякие мелкие операции, заставляли дышать целебным духом, давали пить разные травяные настойки — у всякого по своей рецептуре. От хворей избавлять людей в баню водили – потому что из поколения в поколение знали о ее чудодейственных свойствах.
Один умный иноземец, написавший трактат о врачевании в еще допетровской Руси, Ф. Герман, отметил в своей работе, что простые люди избегали ходить по врачам, а “… почувствовав недомогание, обыкновенно выпивали хорошую чарку вина, всыпав в нее заряд оружейного пороха или смешав напиток с толченым чесноком, и немедленно отправлялись в баню и парились в нестерпимом жару”. А царский лейб-медик, португалец Антоние Нуньес Риберио Санхец, изучивший русскую баню в середине XVIII века, при дворе Елизаветы Петровны, дочери Петра Алексеевича, написал серьезнейший труд “О парных российских банях, поелику спосопешествуют оне укреплению, сохранению и восстановлению здоровья”. Вот тут-то Европа и подивилась московским обычаям неволить себя в жестоком жару. С недоверием внимали Санхецу, а он уверял: “Могу доказать, когда надобно, что баня российская, конечно, заступает место двух третей лекарств, описанных во врачебной практике и науке, и в большей части апекарских сочинений”.
Так что давно нашу баню знали и давно признали. Ну а в чем же целительный смысл бани, что с нами в ней происходит?

Во-первых, банный жар обладает бактерицидными свойствами. В бане погибают хоть и не все, но многие болезнетворные бактерии. Банный жар создает стерильность, на пару расширяются кровеносные сосуды, а в холодной воде после парной они сужаются, и при многократном повторении происходит массаж – полезный и нужный. Благотворно действует банный жар и на мышцы, на наши суставы. Выплавляются через поры и вредные шлаки, от которых другим способом, кроме бани, и не избавиться. И кроме того, в бане стимулируется деятельность желез внутренней секреции – это гипофиз, щитовидная железа, поджелудочная, которые регулируют деятельность многих наших органов и внутренних систем.
Короче, это совсем отдельная тема – благотворное действие бани. Множество научных трактатов об этом написано.

Как же хорошо в бане посидеть с друзьями!

Первейшие из знаменитых московских бань нового времени, конечно же, Сандуновские. Возникли они как бы внезапно, на пустыре подле трех прудов, на берегу Неглинки. Известный актер Сила Сандунов на свои денежки воздвиг банный дворец — гласила легенда. Только не могло быть таких денег у Силы. И у супруги его Елизаветы Семеновны тоже не было таких денег. А вот ее поклонник, граф Александр Безбородко, по настоянию царицы Елизаветы, денег отсыпал, да и сама царица, выдавая полюбившуюся ей актрису за Силу Сандунова, тоже ее щедро одарила. Вот на эти-то деньги и воздвигся банный дворец.
Сандуны потом не единожды строились и перестраивались, пока не достигли всероссийской славы и знаменитости. А нынешние банные хоромы воздвигли в 1896 году, и строил их модный архитектор из Вены Фрейденберг. Бани стразу же сделались необычайно популярны в Москве. Сюда захаживал Пушкин, любил Чехов душу отвести в Сандунах, Лев Николаевич тоже бывал – вот такой притягательной силой они обладали и обладают.
Другое дело – совсем нероскошные, но чрезвычайно уютные, приятные Ржевские бани, что в Банном переулке, неподалеку от проспекта Мира, начинающемся от улицы Гиляровского. Директор их, Анатолий Федорович Кузнецов, в прошлом боксер, чемпион страны, бани свои любит самозабвенно и делает все, чтобы они и всеми нами были любимы. Парилка в них замечательная! Не исключено, что и в давние времена, а бани эти и тогда существовали, захаживал сюда и сам поручик Ржевский, который, как известно, был личностью реальной и в бане гусарил с большим удовольствием.
Еще в конце семидесятых годов теперь уже прошлого века в Москве работали 64 общественные бани, а теперь их по пальцам можно пересчитать. Исчезли знаменитые Центральные бани – теперь там ресторан, на месте популярных Зубаревских – многоэтажный дом, Доброслободских нет, Хлебниковских, Дангауэровских, Мошковских, Оружейных, Сущевских… Вымерли, как в свое время динозавры, а мы все-таки помним их, потому что несравненную радость они дарили нам.

Как правильно в баньке душу погреть

Баня, надо сказать, не терпит бестолкового к себе отношения. Может и наказать какого нераздумчивого торопыгу. В веках выработаны банные законы, и их необходимо блюсти. Вот и тот же Санхец писал: “Многие ходят в баню вскоре после обеда или ужина. Но тогда баня становится вредною… От того делается во всем теле великая тяжесть… Варение в желудке повреждается… Сие злоупотребление столь же вредно, сколь полезно разумное употребление бани”.

Ну, и какова же должна быть в основных правилах банная процедура? Перво-наперво нужно приготовить главнейший инструмент — веник. Березовый, дубовый, эвкалиптовый, можжевеловый — самыми разными они могут быть. А приготовить — значит подержать сначала в теплой воде с полчаса, а потом переложить в шаечку с горячей водой. Тогда разогреются правильно и ветви, и листья, и дух пряный пойдет. Да и веник вполне может сохраниться для парки в другой раз.
Ну, веник готов. А в парную не надо спешить заходить. Хорошо посидеть, подержать минут пятнадцать ноги в шайке с теплой — не горячей водой. И только постепенно подбавлять в тазик горячую воду. После такой процедуры надо постоять под теплым и все более горячим душем, чтобы поры подготовились к парной и постепенно раскрылись. Важно помнить: голову мочить ни в коем случае перед парной не следует, иначе в парилке перегрев головы может случиться. А это нам ни к чему. И еще надо перед парной после душа вытереться насухо, чтобы оставшаяся на теле влага не препятствовала выделению пота. Влагу можно соскребать и краями крышки мыльницы — одновременно и легкий массаж происходит.
Теперь, натянув на голову вязаную шапочку или старую фетровую шляпу с обрезанными краями, можно и в парную явиться. Но ни в коем случае не спешите на верхний полок. К банному жару надо привыкнуть. Минут пять надо посидеть внизу. А лучше всего – полежать, расслабиться. В таком состоянии мышцы лучше пропарятся. Лежа же надо дождаться первого пота. После надо выйти в предбанник и малость, минут пять, передохнуть.
Передохнули. Теперь веник подмышку – наконец-то в парную! Веником вполне можно самому себя охаживать – движениями плавными вдоль тела, нагоняя горячий воздух, а потом похлестаться в свое удовольствие. Только с силой не надо: кожа чутко реагирует и может посечься и доставить неприятные, даже болезненные ощущения.
И не слишком долго, не более пяти-семи минут сидеть на самом верхнем полке: лучше через несколько минут, отдышавшись в предбаннике, попив пивца или кваску, вновь в парилку зайти. Сколько раз заходить? Да сколько душе угодно. Только не через силу. Участившееся сердцебиение – верный признак, что с парилкой на этот день надо завязывать. Еще о конце процедуры напомнят “мушки”, появившиеся перед глазами, – это тоже верный признак, что вы перепарились.
Ну, вот и попарились. Спасибо бане. Теперь можно и к любимой Мане. Или домой – полежать на диване.
Отдохнули душевно. Можно сказать, что и помолодели даже. Кажется, и жизнь хороша, и жить хорошо. Это баня одарила нас таким радостным ощущением.

Леонид Репин



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest