“Допинг” для губернатора

Чтобы угнаться за главой Ставропольского края, нам самим пришлось проявить недюжинные спринтерские способности. Мы почти догнали белый губернаторский “мерседес”, но, выскочив из-за руля, Черногоров стремительно скрылся в коридорах местной радиостанции. Пришлось ждать окончания эфира…

– Александр Леонидович, вы сами садитесь за руль?.. А где же персональный водитель, куда смотрит охрана?
– Только сам. И часто езжу без охраны. Я вообще люблю это дело – дорогу, свободу, хорошую машину. Недавно вот по Америке проехал за рулем 1700 миль (более 2700 км). А так – регулярно сам совершаю рабочие поездки по краю, оцениваю и состояние дорог, и работу дорожных служб…
– А какие еще средства передвижения удалось освоить?
– Самолет, вертолет. Летать очень люблю. С удовольствием сажусь за штурвал “кукурузника”, раз в год обязательно на вертолете облетаю край. Сверху же видно все: где мусор, где непорядок! Потом здесь, в Ставрополе, та–а–кие “разборы полетов” устраиваем! (смеется).
– Говорят, свой 44-й день рождения вы встретили за рулем комбайна?
– Было дело. Я же комбайном управляю 33 года – пацаном еще научился…
– Вы ведь выросли на этой земле, в селе Воздвиженка, окончили сельхозинститут… Интересно, как специалист–аграрий оценивает перспективы туризма в Ставропольском крае, традиционно слывшем всероссийской житницей?
– Интересная постановка вопроса. Так обычно спрашивают у детей: “Кого ты больше любишь: маму или папу?” Я не могу выбирать между аграрной отраслью и туризмом, для меня это практически равнозначные величины.
Да, доля санаторно-курортной и туристической сферы в экономике края – всего полтора-два процента. Доля сельского хозяйства куда весомей: примерно 14–15 процентов (по валовому региональному продукту). Но и это не доминирующая отрасль: 18–20 процентов приходится на промышленное производство. То есть с точки зрения чисто математических расчетов и туризм, и агробизнес выглядят как будто даже второстепенными звеньями ставропольской экономики: по налоговой отдаче они значительно уступают таким “колоссам”, как электроэнергетика и нефтехимия.
Недооценивать перспективы туризма нельзя. Примеры Египта, Эмиратов, где турбизнес приносит госказне десятки миллиардов долларов, впечатляют. А чем хуже природа Предкавказья и ее уникальная целебная сила? И как выбирать между сельским хозяйством и туризмом, когда многие гости края в ряду достопримечательностей просят показать им ставропольскую ниву? В минувшем году Министерством экономического развития и торговли края была разработана целевая программа “Создание положительного туристического имиджа Ставропольского края на 2004–2006 годы”. В перспективе туризм мог бы давать до тридцати процентов налоговых поступлений в бюджет края. Мы к этому стремимся.
– Ставропольский край в представлении большинства жителей России ассоциируется, прежде всего, с Кавказскими Минеральными Водами. А что еще может предложить потенциальному туристу Ставрополье?
– Мы сами многое делаем для того, чтобы с именем края ассоциировались кавминводские курорты. Как показывает практика, содержание даже одного брэнда требует больших вложений и громадных усилий. А курорты КМВ – это брэнд с двухсотлетней историей, и для нас действительно очень важно сохранить и упрочить его позиции.
Однако на Ставрополье развиваются, и довольно успешно, новые направления туризма. Этот уголок земли будто специально создан для тех, кому интересно познавать мир. Это перекресток древних торговых путей “Север-Юг”, “Европа-Азия”, здесь можно встать на линию 45 параллели и оказаться ровно посередине между жарким экватором и Северным Полюсом Земли.
Настоящий рай здесь для любителей охоты. В Апанасенковском районе, это на востоке края, – охота на пернатую дичь, в Предгорном районе – на кабана… Кстати, Ставрополье – единственное место в России, где сохранилась уникальная царская охота на лошадях с гончими.
Каждый год спортсмены-воздухоплаватели со всего мира съезжаются к горе Юца, чтобы в чистом воздухе предгорий Кавказа выявить сильнейшего. Из Кисловодска начинаются пешие туры с восхождением на Эльбрус, сплавы по горным рекам, велотуры, конные туры к “Медовым водопадам”. По Ставрополью проходит своеобразная граница, разделяющая христианство и ислам. Здесь много святых мест, привлекающих паломников.
Так что возможностей интересно провести отпуск хватает.
– Благополучие туристической отрасли Ставрополья во многом базировалось на “соцстрахе”. Вот уже больше года как фактически прекращено дотирование путевок из госказны – всем, за исключением нескольких категорий граждан. Каковы первые итоги “рыночного” периода и ваши прогнозы на этот счет?
– Это одна из больных тем не только для ставропольских, но и для всех российских курортов. “Соцстрах” во многом играл роль как социального, так и маркетингового страховщика. То есть одновременно с исполнением социальных функций он как бы страховал здравницы от маркетинговых ошибок, брал на себя продвижение санаторно–курортного продукта.
Теперь, конечно, сложнее. И я бы не сказал, что процесс, о котором вы говорите, был для кавминводских курортов безболезненным. Однако у тех, кто умеет работать, проблем не возникло. Если же говорить в целом о итогах работы санаторно-курортного комплекса, то здесь, конечно, отсутствие поддержки “соцстраха” сказалось. В 2003 году курорты КМВ приняли на отдых и лечение 354 тысячи человек, в то время как в 2002 году – 365 тысяч.
Однако здесь не только “соцстрах” “сделал погоду”. Есть у нас претензии к федеральным СМИ, которые пугают народ обстановкой в южных регионах страны. Есть недоумение по поводу действий федеральных структур, которые с педантичным постоянством проводят у нас на КМВ различного рода судебные процессы в отношении бандитов и преступников…
– Но нельзя не согласиться, что вопрос безопасности – один из самых болезненных для туризма. Понятно, что Ставропольский край во многом оказался заложником ситуации не по своей вине. И все-таки, какие действия предпринимает краевая власть в этом направлении?
– Во-первых, я хочу выразить благодарность тем людям, которые не поддаются панике и откровенной антипропаганде южных курортов и едут к нам на отдых и лечение, получая в итоге массу положительных эмоций. В Москве тоже гремят взрывы, так что эти проблемы не эксклюзивны для нашего региона.
Уместно вспомнить опыт Израиля, где при всей сложности обстановки, туризм остается одной из базовых отраслей экономики.
В силу понятных причин я не могу рассказывать о конкретных мерах усиления безопасности, но должен сказать – работа ведется очень серьезная и по линии милиции, и по линии спецслужб, и по линии казачества, которое у нас на Ставрополье активно в этом участвует. Я каждый понедельник провожу совещания с “силовиками” края и полностью владею оперативной обстановкой. Она сейчас серьезных опасений не вызывает.
– А часто ли вам лично удается отдохнуть и где предпочитаете проводить отпуск?
– Только на Кавминводах. Но, увы, нечасто, и, что обидно, недолго… Обычно неделю, реже две, отдыхаю…
– Есть любимые санатории?
– Конечно. Прежде всего, “Москва” в Ессентуках. И еще кисловодская “Заря”. Бывает, чередую эти здравницы, но чаще все же отдыхаю в Ессентуках – там профиль лечебный ближе: желудок, пищеварение. Все-таки язва, нажитая в студенческие времена, дает о себе знать (смеется).
– Но ведь студенчество оставило не только язву, но и яркие воспоминания. Говорят, вы поднимались на Эльбрус…
– Самые яркие воспоминания оставили 15 лет работы в комсомоле, в отделе рабочей и сельской молодежи. Это, прежде всего, командировки: тогда мне удалось побывать во всех пятнадцати республиках Советского Союза. Позже, работая в Государственной думе, став губернатором, я увидел практически весь мир. Это был не отдых, а деловые поездки, но самые яркие впечатления принесли именно они.
Что касается студенческих лет, то времени на походы особо не было – на каникулах приходилось искать подработку, зарабатывать на жизнь. Но, помню, ходили и через перевал – 55 километров, и на Эльбрус поднимались…
– А сейчас смогли бы повторить восхождение?
– Нет проблем! Более того, я всерьез собирался это сделать в прошлом году, даже снаряжение купил, подготовил. Но, как водится, помешали обстоятельства: 28 мая, играя в баскетбол на площади Ленина, сломал ногу.
– Вы и в баскетбол играете?
– И в хоккей, и на лыжах с удовольствием катаюсь, и плаваю по 3–5 километров, бегаю, стреляю, играю в большой теннис, в бильярд, даже в шахматы. Я ведь все-таки мастер спорта по военно-прикладному многоборью…
– А семья разделяет ваши спортивные пристрастия?
– Конечно, мы – одна команда многоборцев! И на горных лыжах, и на коньках, и в баскетбол – все вместе. Вот младший сын в свои 4 года уверенно стоит на коньках – это моя гордость!
– И как сочетается эта любовь к спорту со знаменитыми прасковейскими винами и коньяками? Вы какие напитки предпочитаете?
– Я люблю все наше, натуральное. Если вижу на столе импортные продукты – ухожу от этого стола! У нас же все тут свое есть, и с избытком! Ставропольские продукты можно найти в любом магазине России. И коньяки замечательные, и водка, и вино. Даже шампанское наше недавно получило золотую медаль не где-нибудь, а в самом Париже! И знаете, как мы его назвали? – “Курортный роман”. А качественные напитки, если знать меру, спорту никогда не мешают. Так что если уж “допинг”, то только наш, ставропольский!..

Беседу вел Юрий Патрин



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest