«Я очень не люблю зиму. Но на Ямал приезжаю с удовольствием»

07.05.2019 | Интервью

Развитие въездного туризма становится одной из приоритетных задач дальнейшего обживания российской Арктики. И России тут есть чему поучиться у своих северных соседей – Норвегии и Финляндии

Но потенциал развития этой отрасли у арктических регионов нашей страны ничуть не меньше, чем в Скандинавии – убеждена исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе. Для его полноценного раскрытия нужны согласованные действия федерального центра, регионов и участников туристического бизнеса, – заявила она в интервью «Арктика-Инфо» в ходе Стратегической сессии по разработке проекта развития туризма на Ямале, которая недавно прошла в Салехарде.

Законодательство о туризме надо менять

– Среди российских участников турбизнеса давно идет речь о совершенствовании отраслевого законодательства о туризме в России.  Когда, по-вашему, может появиться новый закон о туризме?

– Это вопрос к Минэкономразвития. Сейчас обнародована дорожная карта, которая содержит много полезных инициатив для сфер, имеющих отношение к туризму. Закон надо переделывать. В нем надо менять все – от понятийного ряда, до механизмов ответственности, которая возлагается на участников рынка.

Есть два подхода – один подход европейский, когда закон дает понятийный ряд и рекомендуемые формы взаимоотношений участников рынка. Там дан диапазон – от финансовой гарантии до участия в каких-то общественных объединениях.

Другой вариант — китайский закон о туризме, где регламентировано буквально все, – в том числе классификация курортов. Курорты для внутреннего рынка, курорты, которые подходят для экспорта. Четко прописаны ответственность каждого участника рынка, регламент взаимодействия каждого участника рынка.

— По какому пути, на Ваш взгляд, нужно идти России?

Я бы взяла «золотую середину». У нас не получится дать рекомендательную форму регионам. Нужен федеральный закон. Но я понимаю, что зарегулировать всех участников рынка – это тоже не наш вариант, это тупиковый путь. Законодательство должно закладывать основы для эффективного развития бизнеса, мотивировать предпринимательство заниматься внутренним и въездным туризмом. Это очень большая работа. Я надеюсь, что мы будем участвовать в этой работе вместе с Минэкономразвития.

Нужно продвигать не регион, а туристический продукт

— Насколько сейчас популярен въездной туризм в северные регионы России?

– Интерес к России растет. И к северным регионам тоже. Например, поток туристов из Китая в Мурманскую область за последние пять лет вырос в два раза. Они приезжают в Мурманск за северным сиянием, не доезжая до Финляндии.

Во вторых, появление фильма «Левиафан», который снимался в Мурманской области. Да, страшный, мрачный фильм, но после него поселок Териберка стала туристическим объектом. Все российские туры в Мурманскую область включают теперь Териберку. И это тоже способствовало продвижению Мурманской области как туристического направления. И на этом я хочу заострить ваше внимание — Мурманск на туристическом поле никогда не продвигался как регион. Он продвигался именно как турпродукт.

– Этот опыт можно использовать для продвижения, например, Ямала?

– На Ямале для туризма есть все. Не хватает только объектов размещения, – гостиниц и информации о том, зачем ехать на Ямал. При этом, поскольку здесь расположены большие промышленные предприятия, на Ямале много деловых туристов, которые приезжают в командировки – здесь есть «туристическая цивилизация».

Поэтому вполне возможно сделать Ямал точкой конгрессного туризма, конференций и корпоративного туризма. При этом предстоит проделать серьезную работу: правильно рассчитать экономику маршрутов, понять эффективность логистики.

-Но о Ямале сейчас говорится довольно много на всех уровнях…

-Да, Ямал в информационном поле есть. Есть большой информационный поток о регионе. Но если мы говорим именно о развитии въездного туризма, то этот поток пока несистемный. Ямал сегодня продвигает себя, как Ямал. Как регион. Как территория. А необходимо продвижение Ямала именно как туристического продукта.

– Как здесь может помочь зарубежный опыт развития туристического бизнеса в арктических регионах мира?

– В Норвегии, Финляндии из каждой былиночки пытаются сделать туристический объект, и у них это неплохо получается. Нам точно есть к чему стремиться.

В Норвегии, несмотря на то, что страна не живет за счёт туризма, этой отрасли и продвижению продукта уделяют огромное внимание. Например, могут стоять огромные указатели для туристов: «Только здесь вы можете попробовать рыбу какой-то особой засолки».

Пример Норвегии показательный, потому что страна развивается за счет других отраслей экономики. Как, собственно, и Ямал. Но регион сейчас делает все, чтобы все свои «вкусности» – гастрономические, природные, этнографические, – чтобы их увидели как можно больше людей.

Мне кажется, Ямал сейчас находится в прекрасной точке. И то что Ямал займет достойное место в туристической отрасли, это не вызывает вопросов.

– А что Вам самой больше всего нравится на Ямале?

– Это такая странная история…потому что я очень не люблю зиму. Я бы сказала, я агрессивно не люблю зиму. А на Ямале мне комфортно. Поэтому я приезжаю сюда с удовольствием. Для меня самой это загадка.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest