Вокруг Ольхона: что можно и чего нельзя делать на священном острове

30.04.2019 | Статьи

Как развивается ситуация вокруг острова и к чему она ведет

 

Ольхон – сакральное место на Байкале, место силы и максимального притяжения не только для иркутян и жителей региона: поток туристов на остров растёт год от года.

Это приносит деньги жителям острова и предпринимателям, которые ведут там свой бизнес, приносит какие-то средства в бюджет Ольхонского района и Иркутской области в целом – и огромные проблемы Байкалу. Что произошло вокруг Ольхона за последние два года?

В 2017 году была создана Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура. И тут началось…

Свою работу новое ведомство начало с запретов и проверок. Первые же проверки показали, что природоохранное законодательство на Байкале соблюдается кое-как. Растущие как грибы после дождя турбазы и домики для гостей строились с такими нарушениями, что проверяющие только диву давались. Ни тебе септиков, ни площадок для хранения отходов, да и участки под строительство приобретались по «кривым» схемам. Вроде как должен быть дом – а тут гостиница. Вроде бы по проекту – небольшое подворье на три-пять гостевых домиков, а на деле – целый комплекс более чем на 100 проживающих.

Следом за надзорным ведомством за систематизацию своих земель взялся Прибайкальский национальный парк. Оказалось, что муниципалитеты – например, Хужир или Еланцы – под шумок забрали себе земельные участки, которые должны по документам входить в границы нацпарка. А бизнесмены, получившие участок для ведения бизнеса, потихоньку расширяли его границы, руководствуясь принципом «на пару метров влево – и никто не заметит».

Уже в ноябре 2017 года природоохранное ведомство провело масштабную проверку, в ходе которой было закрыто 16 турбаз, ухудшающих состояние экосистемы озера. Большинство гостиниц числились частным жильём – они были открыты на участках, отведённых под индивидуальное жилищное строительство, или на участках, оформленных под личное подсобное хозяйство. При этом канализационные стоки по факту коммерческих зданий без какой-либо очистки сливали в озеро. К примеру, база отдыха «Байкалов острог» вмещала до 500 туристов, а канализацию спускала в землю в 100 метрах от Байкала. В феврале 2018 года Росприроднадзор заявил, что 40 из 52 турбаз на Байкале работают незаконно.

В целом сумма урона, нанесённого экосистеме озера коммерсантами-нарушителями, превысила 17 миллионов рублей.

Выселяйся, кто может

После первого удачного захода надзорные органы стали устраивать проверку за проверкой. Закрывались не только турбазы, на самом деле несущие вред экосистеме Ольхона и Байкала. Ведомство стало запрещать местным жителям ремонтировать дома, возводить пристройки, строить новое жилье. На Ольхоне теперь вроде как нельзя ничего! И от этого больше всего страдает не бизнес, который в большинстве своём работает, наплевав на все запреты. Страдают местные жители, у которых отозвали все разрешения на строительство, выданные до 2017 года. Кстати, дачникам, которых на острове тоже достаточно, пока никаких предупреждений и запретов не делают – а часть ДНТ, между прочим, располагается на землях нацпарка!

У такого поведения надзорных органов есть не только противники, но и сторонники, которые согласны с массовыми запретительными мерами, Один географ, например, считает, что это особая зона, где могут позволить себе жить только богатые люди.

– Байкал – это объект мирового наследия. Он на Земле не один – такие объекты есть в разных странах. И людям возле них и на их территории жить очень дорого. Нужно, чтобы каждый чих отслеживался контролирующими структурами. А если у человека нет на это средств, он может переехать в другой район, а не жаловаться. Живёшь на Байкале и на Ольхоне – готовься к тратам…

Кстати, возможность переехать в любой другой район Иркутской области предусмотрели депутаты регионального парламента. Авторы законодательной инициативы – вице-спикер Кузьма Алдаров, председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Роман Габов, депутаты Виталий Перетолчин и Светлана Петрук. По инициативе депутатов жители центральной экологической зоны Байкальской природной территории могут выбрать другое место, где им бесплатно предоставят участки для ИЖС и ведения личного хозяйства. Соответствующие изменения в областной закон «О бесплатном предоставлении земельных участков в собственность граждан» были приняты в окончательном чтении на сессии в конце марта этого года.

Так что жители Ольхона действительно сейчас могут буквально одним махом решить свои проблемы с участками земли и возможностью строиться. Правда, для этого им придётся оставить родные места и могилы предков. Как это согласуется с политикой сохранения национальной идентичности, которая у бурят тесно связана с родной землей? Этот вопрос остается открытым.

Остров и палатка – понятия несовместные

А жизнь Ольхона обрастает всё большим и большим количеством запретов. Кстати, некоторые были приняты ещё до создания природоохранного ведомства. Например, запрет на использование на острове квадроциклов и другой лёгкой техники – кроссовых мотоциклов, питбайков, снегоболотоходов, трициклов. Туристы и местные жители гоняли на этих видах техники не только по дорогам, но и по всей степи, разрушая травяной покров. Чтобы его восстановить, понадобятся десятки лет. Теперь на острове можно использовать квадроцикл только для нужд нацпарка или для обеспечения социально-бытовых нужд граждан, которые проживают в населённых пунктах, граничащих с парком – в случае отсутствия иных путей проезда.

В перспективе хотят запретить ездить по острову на автомобилях – особенно там, где нет действующих разрешённых оформленных дорог. Кстати, тем, кто приезжает отдохнуть на бурятское побережье Байкала, можно передвигаться на транспортных средствах только по асфальтированным дорогам. Оставлять автомобили разрешается лишь в специально оборудованных для этого местах.

Про запрет на строительство домов мы уже говорили. Однако надзорные органы пошли дальше и в октябре 2018 года стали выдавать предписание на снос строений, возведённых после 1 января 2017 года. К тому же, согласно предписаниям надзорных органов, стали изымать участки земли, выданные для индивидуального жилищного строительства местным жителям. Окончательно выдачу разрешений на строительство запретили в мае 2018 года. Плохо это или хорошо, никто вам точно не ответит. С одной стороны, это похоже на общую и масштабную зачистку территории. А с другой – на глобальные меры спасения загаженной затоптанной земли, из которой в том числе и местные жители пытаются выжать как можно больше денег.

в этой ситуации спасение только одно – развивать цивилизованный туризм. «Дикий» отдых, любимый многими туристами, теперь под запретом: ставить палатки и разбивать временные кемпинги на Ольхоне запрещено. Меру ввели из-за резкого увеличения антропогенной нагрузки на территорию. Запрет действует почти по всему побережью, за исключением территорий муниципалитетов, а также специально отведённых для этого мест. Нельзя отдыхать в палатках и разводить костры на Сарайском пляже около посёлка Хужир. Часть Сарайского пляжа была отсужена у муниципалитета прокуратурой и вернулась в ведение Прибайкальского нацпарка. В Песчанке (залив Юрганская губа) можно разбивать палатки на специальных площадках. Можно стоять на муниципальном пляже с другой стороны поселка до Малого Хужира, а также на участке побережья вблизи Харанцов.

Из-за высокой антропогенной нагрузки для посещения закрыты пади Ташкиней и Идиба, выходящие на восточный берег. Постоянно закрыт доступ на мыс Ухан, Ижимей и на гору Жима – это заповедная зона.

Очередь без перерыва: кто и что предлагает для спасения Ольхона

В марте 2018 года было предложено ограничить въезд на Ольхон иностранных туристов – особенно граждан КНР. Эти туристы едут на Байкал сплошным потоком, который растёт год от года. В 2017 году на Ольхоне возникло три пожара, и все – на местах проживания китайских туристов. А в июле 2017 года толпа туристов из Китая пыталась штурмом захватить паром «Ольхонские ворота», произошла драка. Причина была в огромном наплыве туристов при том, что один из трех паромов был сломан.

Власти Иркутской области также предлагают ввести «чёрный список» туристов, которые нарушают порядок на острове Ольхон. Для этого, правда, требуется усилить регистрацию и нашпиговать остров камерами видеонаблюдения, а это дополнительная нагрузка на экосистему острова.

Для того чтобы как-то защитить остров от наплыва отдыхающих, в июне 2018 года активисты ОНФ предложили ввести электронную очередь на Ольхон, которая будет вестись на сайте, в мобильном приложении и регистрационном пункте в Сахюрте.

В июле 2018 года «Заповедное Прибайкалье» определило норму рекреационной нагрузки на туристические маршруты на Ольхоне. Теперь выехать на экскурсии могут не более 2 тысяч человек в сутки.

Общественное движение «Всебурятская ассоциация развития культуры» предлагает вообще запретить туризм и любое строительство на Ольхоне сроком на 20 лет. После этого, с появлением новых технологий, можно будет без ущерба для природы осваивать остров.

Есть, правда, среди запретов и редкие разрешения. Так, разрешили построить на Ольхоне асфальтированную дорогу – но нацпарк пока ещё занимается разграничением земель. Предлагается также разрешить добычу на острове термальных, минеральных и радоновых вод – это может помочь развивать медицинский туризм.

А ещё иркутские учёные готовят новый проект закона «Об охране озера Байкал». Правда, неизвестно, когда он будет готов и когда его рассмотрят в Госдуме. Однако жители Ольхона пока не торопятся паковать вещи и съезжать. Они надеются, что здравый смысл восторжествует, все контролирующие структуры договорятся и раз и навсегда решат, что можно и чего нельзя делать на Ольхоне. При этом желательно учесть интересы местных жителей, которые появились здесь задолго до того, как на остров стали приезжать первые туристы.

Источник  

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 30.04.2019

Pin It on Pinterest