Затерянный мир Укок


Белоснежные горы настолько ярки, что будто святятся изнутри. Фантастический пейзаж долины, лежащей у их подножия. Река молочного цвета, спускающаяся с гор, и голубые озера с грациозными лебедями. Однако вряд ли у кого-то язык повернется назвать это место раем. Здесь нет деревьев, а низкий кустарник легко перепутать с травой, сильные ветра, гуляя в долине, выхолаживают землю. В августе с неба может сыпаться ледяная крупа, а зимой лютовать шестидесятиградусные морозы.

Но здесь действительно стоит оказаться. И не только затем, чтобы проверить себя на прочность. Плоскогорье Укок, расположенное на высоте 2000 метров на юге Горного Алтая близ границ России, Казахстана, Китая и Монголии, – перекресток миров в прямом и переносном смысле. Недаром один из переводов названия плато с монгольского звучит как “Слово Неба”.

Столетиями здесь ищут мифическое золото скифов и северные ворота Шамбалы, а с недавних пор, после открытия гигантских рисунков-геоглифов – и места посадки чего-то исторически-разумно-космического. Но и количество реальных археологических и исторических памятников – “оленных” камней и настоящих панно из петроглифов, курганов и развалин древних монастырей – исчисляется сотнями. Труднодоступное плато долгое время было “белым пятном” на картах, закрытой приграничной территорией. Да и сейчас доступ сюда возможен лишь по специальным пропускам.
Целью нашей экспедиции была разведка летнего туристического маршрута. Насыщенная и трудная, как и полагается настоящей экспедиции, она подтвердила, что Алтай таит в себе неисчерпаемые резервы для развития туризма, в первую очередь приключенческого. За 10 дней сборная команда из Москвы и с Алтая на оборудованном грузовике прошла более 1400 км, порой двигаясь почти в режиме трофи.

Стартовали из Бийска. В первый день планировалось преодолеть 450 км и остановиться в окрестностях Акташа. Грузовик резво наматывал километры на Чуйском тракте, сопки постепенно сменились скалистыми горами, широкая и полноводная Катунь с прыгающими на валах желтыми и красными рафтами – слаломной трассой Чуи, нескончаемые туристические городки – редкими поселениями. Чем дальше мы продвигались на юг, тем становилось холоднее. На горизонте возникли белые вершины Северо-Чуйского хребта. Деревья на обочине редели, и вскоре все предгорное пространство заняла степь. В поселке Кош-Агач, запомнившемся обилием спутниковых тарелок на крышах, машина покинула асфальт и, словно подводная лодка, задраившая все люки, отправилась в глубину пыльных просторов Чуйской степи. Пограничники, сверив лица и паспорта с заранее оформленными пропусками, пропустили нас на дорогу, что узкой лентой тянулась среди гор.

К вечеру начался сильный дождь, ночью перешедший в снег, он сопровождал нас все последующие дни. Еще надеясь на хорошую погоду, утром бодро собрали заиндевелые палатки и приготовились к штурму перевала. Последнюю короткую остановку сделали у радоновых источников.
В последние десятилетия плоскогорье Укок не раз поминалось в СМИ. В 90-х гг. археологи в одном из курганов нашли в ледяной линзе хорошо сохранившуюся мумию молодой девушки, в богатых одеждах и с татуировкой – изображением грифонов – на плече. Версии о том, кем при жизни была юная дева, получившая тут же “титул” Принцессы Укока, выдвигались самые неожиданные и невероятные: от жрицы скифов до посланницы небес. Что, впрочем, совершенно не мешает алтайцам считать ее своей прародительницей по имени Кыдым и иметь свои планы относительно ее дальнейшего пребывания на Земле. При первой же возможности они закапали бы ее обратно, чтобы успокоить ищущий пристанище дух и таким способом прекратить участившиеся в последнее время на Алтайской земле катаклизмы – от землетрясений до социальных реформ.
Щит возле радоновых источников сообщал, что плато Укок – объект Всемирного природного наследия ЮНЕСКО – занимает площадь 252 904 га и является именно тем местом, откуда берут начало величайшие реки Сибири Обь и Иртыш. Источники служат местному населению курортом, впрочем, совершенно не похожим на горные лечебницы в привычном понимании: юрты и деревянные избушки непонятного назначения, из удобств – ярко-красная будка, за ней индустриальный пейзаж с заброшенной горно-обогатительной фабрикой. Радоновая вода на пронизывающем ветру показалась необыкновенно теплой, и мы отчасти позавидовали беззаботно плавающим в огромной бетонной ванне малькам хариуса. Приняв нас за иностранцев, пожилая женщина неожиданно обратилась по-английски. Бывшая учительница приехала к источникам почти на месяц: алтайцы живут здесь подолгу, используя воду в лечебных целях согласно традиции, передающейся из поколения в поколение.

На перевал поднялись пешком, сзади медленно ползла машина по скользкой от подтаявшего снега дороге – и так до высоты почти 3 тыс. метров. Пройдя самый трудный участок и обогнув небольшое озеро в седловине, грузовик начал неторопливый спуск в долину, перспектива которой совсем не просматривалась из-за низкой серой дымки. Но вот солнечный луч пробился сквозь облака – и долина преобразилась: ярко вспыхнул и засверкал лед на вершинах горной гряды Табын–Богдо–Ола, по преданию, названных так самим Чингисханом, восхищенным их величием.

Как оказалось, на Укоке мы были не одни. Нам встретились участники автомобильной экспедиции “Алтай–Гималаи”, следующие по следам Н. Рериха и посещающие попутно места, не доступные для экспедиции прошлого века. Наше появление добавило их лагерю комфорта: у близлежащего озера выросла туристическая баня, дрова для которой были заготовлены, когда сухие деревья еще не были на вес золота. Мысленно присоединив наш грузовик к своему парку внедорожников, водители решили, что двумя “шишигами” теперь можно будет легко пробиться к Белому озеру – истоку Оби, расположенному высоко в горах.
Ночью температура вновь упала ниже нуля, озеро покрылось тонкой корочкой льда. С рассветом колонна выдвинулась в горы. Отметившись в очередной раз у пограничников, автомобильный “выводок” начал подъем. Путешествие довольно быстро обрело новую меру длины – размотанного троса. Когда ГАЗ едва выбрался из очередной канавы, участники экспедиций решили дальше идти пешком. Казалось бы, 10 км – прогулка, но когда под ногами сплошные кочки и хлюпает вода, за брюки цепляются кусты, а бурную горную реку надо переходить по камням, расположенным далеко не в шахматном порядке…

Однако природа благодарна. Когда все собрались на берегу, над Белым озером неожиданно возникла небесная лестница, вонзившись пятью белыми ступенями в голубое небо. “Добро пожаловать в Шамбалу”, – съехидничал кто-то. Появление загадочной картинки стало основной темой вечернего обсуждения: слишком уж натурально выглядели ступени, да и место было как нельзя подходящим для подобных миражей.
Вволю попарившись в походной бане и проведя еще одну холодную ночь на плато, участники алтайско-гималайской экспедиции ранним утром уехали покорять другие горы. А заодно и Книгу рекордов Гиннесса: ребята установили мировой рекорд по высокогорному восхождению на полноприводном автомобиле. Экипаж президента Ассоциации трофи-клубов России и руководителя экспедиции А. Трушникова на LR Defender достиг отметки 5751 м над уровнем моря при пересечении хребта Ладакх.
Мы же, забросив на крышу грузовика надувную лодку, отправились в “картинную галерею” прошлого, к Бертекской писанице, расположенной на противоположном берегу реки Ак-Алаха. Обходя холмы, река разделилась тут на два бурных потока и образовала остров. Решили не возвращаться за лодкой, а, разоблачившись, под уже привычным снегом перешли ледяную реку вброд. Наградой было впечатляющее зрелище гигантской “картины жизни”, высеченной в камне. Она изобиловала сценами охоты кочевников, изображениями оленей с ветвистыми рогами, козерогов, верблюдов. У скалы Кызыл-Тас мы провели не менее часа, рассматривая и открывая все новые группы петроглифов. Огромное количество разбросанных вокруг костей, копыта и черепа указывали на то, что где-то в ближайших скалах должен был находиться внушительный жертвенник. Его поиски, однако, успехом не увенчались – точнее, если верить древней мудрости, он сам “не захотел” быть найденным.

До цивилизации – три дня, знакомые картинки побежали в обратном порядке. Покинув плато, мы словно вывалились в другое измерение. Однако среди житейских будней пред мысленным взором временами проносится суровый пейзаж с ослепительно белыми горами – рядом с которыми чувствуешь себя не частицей, но частью огромного мира.

Елена Богатырева

Полезная информация

Плоскогорье Укок располагается на юге Горного Алтая, на территории Кош-Агачского административного района. От Барнаула, столицы Алтайского края, – около 900 км. Заброска и передвижение по плато возможны только на машине высокой проходимости.
Перевалы открыты с июля по сентябрь.
Стоимость авиабилета (4 часа полета) – от $115 до $340 (в зависимости от авиакомпании и вида рейса);
ж/д билета – 3150 руб. (купе).



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest