Вологодская обитель

Есть много причин, чтобы обязательно побывать в этом монастыре, возможно, самом необычайном из всех в Русской православной церкви. Он выбивается из общих правил и канонов. Его трудно с чем-то сравнивать. Даже с братом-близнецом, расположенным по соседству.

Ферапонтов монастырь – всего в двадцати километрах от другой вологодской достопримечательности – Кирилло-Белозерской обители. Они ровесники (с 1398 года), но судьбы их очень разные. Кирилло-Белозерский, как и большинство других русских монастырей, благополучно жил и развивался до советского лихолетья, потом был закрыт, а несколько лет назад опять стал монастырем. Тогда как Ферапонтов монастырь попадал в опалу еще при царях. Его закрывали на целый XIX век, но едва успели открыть – тут и советская власть с музейными работниками! Но и в нынешние времена монастырь монастырем так и не становится. Он – по-прежнему музей, хотя известен всему миру под своим родовым именем. Такие вот парадоксы.
Здесь потрясающий Дионисий – главное богатство монастыря! И его же – тяжкий крест. Бесподобные фрески над входом в собор Рождества Богородицы и в его интерьере, выполненные знаменитым иконописцем Дионисием с сыновьями в начале XVI века, сделали обитель уникальной, но и перевели ее в ранг художественно-культурных ценностей, что мешает возвращению в лоно Церкви. Не будь здесь этих шедевров, монастырь, наверняка, уже вновь стал бы монастырем. Но может ли верующий человек жалеть, что на каменных стенах живут столь чудесные творения?

Кроме работ Дионисия тут много чего еще притягательного как для обычного туриста, так и для паломника. Сам собор Рождества Богородицы – это и божественный храм, и уникальный памятник архитектуры – четырехстолпный, со ступенчатыми сводами, окруженный крытой папертью. И культовое, и художественное значение имеет трапезная палата с церковью Благовещения, связанная с собором крытыми переходами со встроенной в центре их шатровой колокольней, а также знаменитая шатровая церковь Мартиниана, пристроенная к собору с южной стороны.
Но самое главное здесь можно даже не увидеть, а почувствовать. Стены монастыря хранят в себе аромат необыкновенных историй и страстей, здесь бушевавших. А такой аромат не выветривается ни с годами, ни с веками.

Именно тут был заключен самый яркий и противоречивый русский патриарх Никон, отправленный в ссылку лучшим своим другом царем Алексеем Михайловичем. “Собинный (то есть – особенный) друг” – так называл царь Никона в письмах. Драма их личных взаимоотношений и сопутствовавший этому кровавый, многовековой раскол Церкви сконцентрировались в пространстве между мощными стенами Ферапонтова монастыря.
Обитель и тогда была необыкновенной. Тут не было таких строгостей, как в других монастырях. И Никону позволялось многое. На Пасху 1668 года опальный патриарх сообщал даже, что пьет за здоровье царской семьи. Но после того, как царю донесли, что Никон якобы поддерживает связи со Степаном Разиным, и царь поверил, страсти вновь закипели. Из Ферапонтова монастыря в Москву летели проклятья и угрозы. Царь молчал. Но перед смертью, в 1676 году, вдруг решился попросить прощения у обиженного друга.
Человек победил в нем политика. Алексей Михайлович писал: “От отца моего духовного, великого господина, Святейшего Никона, иерарха и блаженного пастыря, аще и не есть на престоле своем, Богу, тако изволившу, прощения прошу и разрешения”.

Когда Никон узнал о предсмертном намерении царя примириться с ним, то прослезился. Однако заявил, что по заповеди Христовой его прощает, но письменного прощения не даст, так как царь его не освободил. Поэтому, пообещал Никон, он будет судиться с царем на страшном Суде.
После смерти царя Алексея положение Никона еще более ухудшилось. Ему предъявляли все новые обвинения, но он в соответствии со своеобразной атмосферой Ферапонтова монастыря не желал подчиняться каким-либо канонам: по-прежнему называл себя патриархом, бил слуг и монахов, как доносили наблюдатели – пил допьяна и, наконец, стрелял в птицу, которая таскала у него рыбу. В результате Никона перевели в более жесткие условия соседнего Кирилло-Белозерского монастыря. Но это уже другая история.

Валерий Коновалов



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest