«Развитие природных территорий и экотуризма – не вред, а помощь природе»

Как считают эксперты, курорты могут успешно соседствовать с дикой природой и даже приносить пользу

Сегодня площадь российских заповедных и охраняемых территорий составляет уже 13 процентов всей огромной территории страны. Экотуризм активно развивается, и это тоже способствует росту зеленой экономики России – как одного из современных трендов страны. Между тем, что называется, палки в колеса внутреннему туризму подчас ставят экоэактивисты, мешая развитию курортных зон на природных территориях. Однако эксперты убеждены, что подчас такая «защита экологии» ложная, а курорты могут успешно соседствовать с дикой природой без всякого для нее ущерба и даже принося пользу.

Тренд развития зеленой экономики и развития экотуризма – в чем противоречия?

Зеленая экономика сегодня становится трендом. По некоторым данным, третий квартал 2020 года стал рекордным по объему выпуска зеленых бондов (долговых ценных бумаг, которые выпускаются для привлечения инвестиций в проекты, направленные на улучшение экологии) – около 65 млрд долларов США. По оценке Moody`s, в 2020 году общий объем выпуска «зеленых», социальных и устойчивых облигаций может достигнуть 400 млрд долларов.

 

Защита экологии уже стала модой. И поэтому компании стараются подводить свои проекты под критерии «зеленых».  Правительство Российской Федерации выпустило распоряжение №3024-р о развитии мер стимулирования зелёного финансирования, эта тема вошла в пункт 5 Общенационального плана восстановления экономики России.

Фото Артура Демченко («Отдых в России»)

Однако ситуацией пользуются и экоактивисты, пытаясь подстроить под нынешнюю тенденцию любую свою борьбу за экологию. Эта борьба порой превращается в настоящий способ давления на решения российских властей или бизнеса, в том числе и в развитии местных территорий, национальных парков, развитии туризма. И даже президент страны Владимир Путин, не выдержав, высказался на этот счет в конце 2020 года: «Я, например, сталкиваюсь постоянно в дискуссии с различными сторонами этого процесса. Кто-то говорит, что надо увеличивать количество этих территорий, ничего там нельзя менять и трогать. А другие за бугром говорят: «Им все можно в интересах хозяйственной деятельности. А нам ничего нельзя». И они еще продвигают здесь эту идею, что нам ничего нельзя – создавать новые лыжные курорты, в хозяйственный оборот вводить земли. Даже если мы обеспечим воспроизводство дополнительных территорий, которые примыкают к особо охраняемым зонам, даже если мы, допустим, высаживаем определенное количество деревьев, которые снимаем при прокладке определенных трасс, автомобильных дорог, либо линейных объектов, инфраструктур: «Нам ничего нельзя, это делается специально для того, чтобы избежать нашего развития».

Весь прошлый год, например, Greenpeace агрессивно нападал на российский законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территорий» (ООПТ). Но он был жизненно важен для страны с точки зрения развития экономики и социальной сферы в ООПТ – ведь здесь есть и населенные пункты, жители которых не могли полноценно использовать свою территорию, и различные объекты сферы внутреннего туризма.

Буквально накануне нового 2021 года глава государства подписал этот законопроект – экоактивистам не удалось помешать ситуации. И совершенно очевидно, что это большой плюс для российской экономики, и для природы тоже: наши природные территории должны, с одной стороны, продолжать важное дело защиты экологии, растительного и зеленого мира, а с другой, иметь дальнейшее развитие, направленное и на просветительские цели, на защиту здоровья населения, развитие туризма в стране.

«Необходимость следовать зеленой повестке становится все более актуальным и насущным требованием времени, – считает Аркадий Амелин, вице-президент Общероссийской общественной организации «Инвестиционная Россия», член Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, руководитель комитета по инвестициям, ГЧП и инфраструктуре Ассамблеи народов Евразии. –  Однако, давайте разберемся, какие смыслы подчас скрывает за собой данное требование. С одной стороны, любой здравомыслящий человек согласен с казалось бы очевидной парадигмой, что природу необходимо оберегать. Все мы хотим дышать прозрачным воздухом, потреблять здоровые натуральные продукты, наслаждаться отдыхом и гармонией в экологически чистых природных зонах. Хотелось бы передать будущим поколениям окружающую нас среду в максимально нетронутом, первозданном виде. С другой стороны, борьба защитников природы подчас приобретает крайние формы. Мы все понимаем, что, к сожалению, в новейшей истории человечества бурное промышленной развитие, продиктованное техническим прогрессом, сопровождалось порой неконтролируемым загрязнением природы. Сейчас человечество осознало свои ошибки и старается исправить сложившуюся ситуацию. В России, например, реализуется   национальный проект «Экология», где до 2024 года заложено 4 трлн рублей на финансирование приоритетных «зеленых» направлений деятельности, причем 80% от этой суммы планируется привлечь из внебюджетных источников, – рассказал эксперт».

«Проблема не в туалетах, а в головах»

В свое время российский журналист Василий Песков отмечал, что в любом путешествии знакомство с природой, а тем  более встреча с диким зверем «является одним из самых запоминающихся, а иногда самым запоминающимся событием», подчеркивая важность развития экотуризма и развития туризма в национальных парках страны и объясняя необходимость при этом развития инфраструктуры: «Сравнение ООПТ с музеями под открытым небом на самом деле очень удачно.  И там и здесь работают специалисты принципиально схожих профессий, в музеях это технические работники, служба охраны, смотрители, гиды-экскурсоводы, искусствоведы, реставраторы. И там и здесь существуют схожие правила для посетителей. Проблема не в туалетах, а в головах!» 

За рубежом, в частности, государственные власти активно поддерживают идею развития национальных парков, как мест для посещения туристов и развития экотуризма в том числе. Боле того, национальные парки в США, например, вносят серьезный вклад в бюджет страны. И содействие развитию экологического туризма там считается важной обязанностью региональных властей. В России же до сих пор считалось, что дикую природу надо спрятать и закрыть от любого посещения, и эту идею восторженно поддерживали и продвигали «зеленые», в том числе Гринпис. В итоге огромные территории национальных парков России не приносят доход, наоборот, требуют больших вложений, в том числе и на природоохранные меры.  А ведь экотуризм и развитие экологически безопасных курортных мест в таких точках могут способствовать и появлению дохода, полученные средства можно вкладывать в том числе и в защиту экологии.

Фото Артура Демченко («Отдых в России»)

Кстати, по данным того же Всемирного фонда природы (WWF), в Канаде, например, прямые налоговые отчисления от экотуристической деятельности в пять раз превышают все расходы этой страны на охрану природы. А годовой доход от экотуризма в наших отечественных ООПТ более чем в 1000 (!) раз меньше, чем доход от американских ООПТ. И даже в сотни раз меньше, чем доходы ООПТ многих развивающихся стран.

И при этом жителям страны даже негде полюбоваться на дикую природу. Такие места начали постепенно развиваться только в последние годы, перебарывая постоянные «наезды» гринписовцев.

Лидер «Альянса зеленых» Александр Закондырин считает, что экологические конфликты не возникают на пустом месте. Тому есть причины, и в том числе – распространение фейковых новостей со стороны «псевдоэкологов» и влияние внешних экономических и политических сил, которые заинтересованы в ограничении экономического развития России путем включения «зеленой» проблематики в повестку дня.

Автор термина «экологический экстремизм», глава «Зеленого патруля» Андрей Нагибин еще давно отмечал, что это явление пришло в политику и экономику стран надолго,  поскольку его основа – «общественное мнение, которым не гнушаются манипулировать разные дельцы-мошенники».  Экологические протесты – оружие в войнах конкурентов, и под благовидными предлогами, защищая природу, различные «зеленые» организации, приходится признать, нередко выполняют и заказные акции.

Забота о туристе и сбережение природы – главные цели современных курортов

Уже и властям, и обществу, и бизнесу стало понятно, что особо охраняемые природные территории должны входить в туристический контекст, а руководство заповедников и нацпарков  – иметь права и возможности на развитие туризма на своих территориях. И это должно сделать развитие внутреннего туризма в таких зонах цивилизованным и осторожным, с учетом и бережного отношения к природе, и заботы о туристе.

Такие места, где удивительным образом удалось совместить эти важнейшие цели, в России уже есть. И опять же, их создателям пришлось в свое время отбиваться от претензий «гринписовцев» и других экоактивистов, которые мешали созданию проектов или боролись всеми возможными способами, вплоть до митингов и манифестаций «против вреда, наносимого природе».

Фото Артура Демченко («Отдых в России»)

В Поволжье, например, одним из ярких примеров успешного развития внутреннего туризма стал популярный Хвалынский горнолыжный комплекс. Проект создан на территории, практически соседствующей с обширным Хвалынским национальным парком. Сегодня уже позабылось, с каким трудом инвесторам из маленького города приходилось отстаивать проект, доказывать его перспективность и необходимость использовать рекреационные возможности местной территории не во вред, а, наоборот, во благо природе. А активный отдых среди хвалынских меловых гор, покрытых реликтовыми соснами, теперь полюбился не только волжанам, в «хвалынскую Швейцарию» приезжают и гости из Пензы, Москвы, Казахстана.  Горнолыжный парк, гостиничный комплекс, термы и бани созданы с учетом требований экологии. Владельцы объекта гордятся тем, что при строительстве инфраструктуры, как пишется обычно в кинотитрах, «ни одно животное или дерево не пострадало».

Кстати, создание Хвалынского горнолыжного курорта в начале нулевых придало огромный импульс развитию самого Национального парка и всего региона в целом, стимулировало создание рабочих мест. Появились современные экотропы, музеи, экскурсионные маршруты. Приток туристов вызвал рост цен на землю, недвижимость.

– Сейчас в Хвалынске, на берегах Волги, активно формируется зеленый туристический кластер, – рассказывает Аркадий Амелин. –  Да и что далеко ходить – у всех на слуху масштабный проект – курорт «Роза Хутор», который за последние годы успешно повлиял на развитие местных территорий.

Фото Артура Демченко («Отдых в России»)

Создатели «Роза Хутор» в свое время отмечали, что курорт на 50% будет привлекать туристов как горнолыжный или горный курорт, а еще на 50% — как стартовая точка для экотуристов. А директор по устойчивому развитию и охране окружающей среды «Роза Хутор» Дмитрий Колосов отмечал, что в 2018 году здесь была презентована программа устойчивого развития курорта, которая включает в себя широкий спектр экологических инициатив.

«Приоритетная задача – создание на курорте условий для природного туризма и расширение возможностей для безопасного и комфортного доступа в притягательный, но непростой мир гор», – поясняет Дмитрий Колосов. 

Здесь развивают сеть экотроп, во взаимодействии с дирекцией Сочинского национального парка. Кстати, одна из таких трасс стала основой для трейлового забега в рамках соревнований Rosa Run.

В задачах курорта –  восстановить утраченное наследие советского времени, когда активный туризм в этих местах был действительно массовым явлением, в том числе совместно с Сочинским нацпарком и Кавказским биосферным заповедником. Здесь также большой упор делают и на просветительскую работу с туристами разных возрастов.  Курорт заботится о популяции и местах обитания редких растений и животных, здесь даже переселяют редкие растения с мест проведения работ.

«Мы знаем, где поблизости от нас живут медведи, где тропа, по которой ходят кабаны, где встречаются косули, серны, олени, лисы и куницы, в окрестностях курорта мы развиваем сеть фотоловушек, собираем данные о путях миграции животных», – приводит примеры Дмитрий Колосов. 

Кстати, на курортах и не получится не соблюдать природоохранное законодательство, в чем «зеленые» пытались упрекать подобные проекты. Например, однажды на курорте «Роза Хутор» упало дерево, задев канатную дорогу. Причиной стало именно тщательное следование законам: на территории горнолыжного комплекса нельзя рубить деревья. 

И в целом все строительство курорта «Роза Хутор» шло с максимальным соблюдением экологических норм. Например, в 2012 году тут посадили 25 800 молодых каштанов взамен вырубленных на территории площадью 50 га. Со стройки были пересажены растения, занесенные в Красную книгу России, переселены редкие виды жаб и ящериц. В частности, получив разрешение в Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, при подготовке к строительным работам тут переместили около 800 растений трех редких видов.

Фото Артура Демченко («Отдых в России»)

Аркадий Амелин подчеркивает, что экологическая повестка начинает играть значимую роль в будущем отечественного туризма. Об этом говорят и итоги прошедшего осенью 2020 года конкурса на предоставление грантов из федерального бюджета на поддержку общественных и предпринимательских инициатив, направленных на развитие внутреннего и въездного туризма.

«Мне пришлось участвовать в работе конкурсной комиссии, – сообщил эксперт. – Конкурс проводило Федеральное агентство по туризму (Ростуризм). Рассматривали более 4 тысяч заявок со всей страны, определены 474 победителя. Больше всего было подано заявок, направленных на создание комфортных и безопасных условий для отдыха на природе. По роду своей деятельности мне часто приходится бывать в командировках и не раз воочию удалось убедиться в том, какую меру ответственности испытывают многие инициаторы проектов, с какой бережливостью относятся они к природе при формировании деловых инициатив на проведение различных мероприятий в туризме».

Причем, замечает Аркадий Амелин, нередко приходится быть свидетелем ситуации, когда предприниматели в буквальном смысле спасают природу по собственной инициативе и за свой счет.  И тому масса примеров. Один из них – группа компаний «Челси», фонд «Бюро Добрых Дел», которые в течение ряда лет прилагают усилия по благоустройству природных  территорий Воткинска в Удмуртии. Реконструируется набережная, проводится берегоукрепление и фильтрация сточных вод, углубление и очистка водоемов, очистка леса от мусора и сорняков, появилось освещение лыжных трасс, «троп здоровья», формируются велодорожки, прогулочные зоны. Часть этого сделана на средства частных инвесторов. Надо отметить, что Минприроды оказывало консультативную поддержку предпринимателям. Консенсус с экологами-общественниками позволил провести всю работу быстро, не растягивая дело на долгие десятилетия.

 «Стране необходим закон об экологической информации, – заключает эксперт. – Потому как первая проблема, которой пользуются «экотеррористы» – это, как раз, ее отсутствие».

Такую же мысль высказывает председатель Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам собственности и земельным отношениям Николай Николаев: «Народу не говорят о том, что действительно происходит с экологией и происходит ли при реализации какого-либо объекта, – считает он. – И не надо забывать, что в основном те организации, которые стоят за многими экопротестами – это организации, которые финансируются из-за рубежа. Их задача – не конструктивное решение вопросов, а блокирование решений. Поэтому нужно активно развивать наши общественные экологические организации. Поддерживать их и растить их авторитет», – резюмировал парламентарий. .

Карен АГАБАБЯН



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Pin It on Pinterest