ПЕРМудский треугольник

12.07.2009 | За гранью

А не слабо ли вам провести заслуженный отпуск в аномальной зоне? Доехать или долететь сначала до Перми, а потом пересесть в электричку до станции Шумково, а там – на перекладных до самой деревни Молёбка, за которой и открывается притягательный Пермский треугольник. Скажете: “Тут надо быть, по меньшей мере, чудаком, фанатом от уфологии, приверженцем туристического экстрима”. О, да! Жить-то придется в палатке, поставленной на снегу, или, в лучшем случае, в дыроватой избе Эмиля Бачурина, первооткрывателя оной аномальщины, в конце концов
приобретшего в Молёбке домик. Он – как подзорная труба в параллельные миры. Сегодня Бачурин, кажется, навсегда переселился из Перми в Зону.

Персоны аномальной зоны

…Однажды вчерашний профсоюзный деятель “Пермских моторов”, а ныне – последователь Порфирия Иванова и почетный академик Международной академии энергоинформационных наук Ипполит Новиков стоял на заснеженной аномальной поляне. Была новогодняя ночь, а он – в одних плавках (а может, и без них) да еще – на одной ноге. Развернув к небу ладони, он что-то самозабвенно
кричал. Наткнувшись на это видение, начинающая запредельничать парочка с возгласом “Инопланетяне!” кинулась на лыжах в смятении прочь.
– Где инопланетяне?! – бросился за ними по лыжне академик Новиков, прозванный позже Лешим Пермского треугольника.

Екатеринбургский кинорежиссер Сергей Нохрин снял о Новикове фильм. Ипполит Григорьевич, светясь голубикой
глаз, повествовал во весь экран о том, как он передал инопланетянам собственноручное послание. Было это так. В очередной раз пришел Ипполит на лыжах в родные молёбские пределы, положил конверт в сугроб и только успел отвернуться, как письма и след простыл! Очевидно,
послание Лешего Зоны носило настолько важный характер, что оперативные инопланетяне применили для пересылки
человеческого письма метод экстренной телепортации.

След утюга на поляне

Праязык иногда дает подсказку для объяснения некоторых загадок Земли. Пермь и Бермуды – слышите корневую перекличку двух столь отстоящих друг от друга географических названий? БЕРМудский треугольник, где в некоей энергетической ловушке бесследно исчезают корабли, и ПЕРМский треугольник, где корабли то и дело являются.
Правда, уже иного, труднопеленгуемого происхождения…

Астролог Павел Глоба считает Пермь благим местом. “Здравствуйте, жители города Заратустры!” – так обратился он
во время своего визита к пермякам. По вычислительно-звездной версии Глобы, в эпоху миграции ариев вдоль Рифейских (то бишь Уральских) гор с севера на юг на слиянии Камы и Чусовой родился один из влиятельнейших в истории человечества пророков. Но главное все же – особое взаимоотношение Земли и Неба на просторах, именуемых Пермским треугольником.

Конечно, можно заметить: если определять градус брачного союза нашей планеты с Космосом по тому, кто и где прорезался на свет, то подобных “благих” мест наоткрывается вдосталь. Да, но вот всего лишь несколько пермских примеров с любопытным креном: здесь родился изобретатель радио Александр Попов (передача информации в пространстве),
именно в Перми изобрел электросварку (способ соединения металлов) Николай Славянов, в этом городе живет ныне глава “космической семьи” и создатель водяного двигателя Александр Бакаев (новый вид энергии), здесь же до своего недавнего трагического ухода священнодействовал психиатр Геннадий Крохалев, фотографировавший зрительные галлюцинации (доказательство материальности мысли)… А сколько понятий с прилагательным “пермский”?! Пермский период Земли, пермский звериный стиль, пермские боги…

Такой обходной и дальний – за горизонты прапамяти – экскурс мне понадобился для того, чтобы укрепиться в мысли: пермская земля больна хроническою тайной. Поворотный приступ этой тайны – осень 1983 года.

Именно тогда геолог Эмиль Бачурин вышел на охоту по первому снегу в гнездовье своих пращуров – Кишертском районе Прикамья. Охотился он на дичь, а взгляд его приковало голубоватое свечение в форме полусферы над лесистым взгорьем неподалеку от деревни Молёбка. Название – говорящее. В старину здесь стояли молельные идолы манси…

Бачурин поднялся на “засеку” и ахнул: заснеженное поле, а посередине – темная, правильная “дыра”, словно кто”
то снял с белой рубахи забытый невыключенный утюг. Под снегом – трава, еще местами не утратившая зелени. В отворившемся же круге – присушенно-коричневая по цвету. Эмиль Федорович взял пробу травы и грунта – решил отправить в Москву в специальную лабораторию. Оттуда пришел ответ: в грунте – наличие всей группы редкоземельных элементов. А этот “экзотический” набор, как правило, сопутствовал уже изученным аномалиям, остающимся после НЛО.

Бачурин сразу припомнил деревенскую байку, как в Молёбку с округленными глазами и криками “там”там”там!” вбежали закарпатские шабашники и, ничего не объясняя местным, спешно двинулись в сторону железной дороги.

С той поры геолог Бачурин переквалифицировался в уфолога. Исходил Зону вдоль и поперек, познал, что такое “аризонская лихорадка” (когда на 14 день после возвращения из аномальной зоны начинаются дикие скачки температуры). Как
инопланетный кот, бродил по Перми в поднятых болотных сапогах, дабы сокрыть распухшие ноги. Освоил кипы уфологической литературы, написал труд “По ту сторону абсурдного Настоящего” (комментарий к книге известного американского исследователя НЛО Жака Валле),
где собрал и классифицировал наиболее заметные случаи контакта землян с представителями инопланетного разума.

Обретший глаза контактера

Аномальная зона расположена на перекрестье Шалинского района Свердловской области и Кишертского района Пермской. Никаких небесных аномалий в округе, на первый взгляд, нет. Земные – привычны. Такса на все одна – бутылка
родимой. За нее – и переправа через Сылву, где, собственно, и начинаются инопланетные чудеса, за нее – и россказни о таких небесных видениях, перед которыми меркнет “Солярис”. И рассказывают! Даже делятся на два берега:
на одном берегу видят “огненные шары”, на другом – отродясь не видели. За славное десятилетие уфологических открытий вокруг Молёбки деревня даже взлелеяла собственного сталкера Валеру Якимова, сумевшего заснять в Зоне фильм про загадочный оранжевый шар, перемещающийся по лесу.

Чтобы попасть в Зону, нужно переплыть на лодке через Сылву на противоположный, поросший осинником берег, далее – пехом, километров шесть-восемь, постепенно загибая в гору, минуя поля со странными, едва заметными концентрическими кругами, куда, как ее ни тянули во время одного эксперимента, так и не вошла лошадь…

Сейчас уже известно, что над этими сравнительно небольшими по диаметру “травяными кругами” зависали неопознанные модули. Может пройти и год, и два, а энергетические следы модулей сохраняются на почве, постепенно стягиваясь к эпицентру…

Зона делится на несколько полян. “Центральную поляну”, где обычно базируется лагерь экспедиций, “Поляну ужасов”, где пермяк Сергей Курапов (кстати, физик) увидел черное трехметровое существо. “Выселки”, где двадцатилетие назад располагался хутор, а ныне фундамент бывшего дома поглотило яростное разнотравье. “Выселки” – наиболее устойчивый пункт визита небесных модулей. И, наконец, “Охотничий домик”. Собственно, домик давно уже разобран
на дрова, но как раз на этой поляне, на которой он некогда возник, в октябре 1988-го мы с Эмилем Федоровичем и получили первые сенсационные снимки.

Особенность съемок в аномальной зоне – в том, что ты фотографируешь “вслепую” – поле, небо, лес, – “отстреливая” шаг за шагом панораму. Охота за НЛО начинается с наступлением сумерек и может продолжаться всю ночь. Не
знаю, почему, но феномен “огненных шаров” приходится именно на это время суток. Глаза человека по преимуществу
их не видят, однако фотообъектив “ловит” и пленка фиксирует.

Ничего необычного во время своего первого пребывания в Зоне я не заметил. Но когда приехал в Пермь и проявил фотопленку, на трех кадрах проступили крупные, полупрозрачные (сквозь них просвечивали деревья), невесть откуда взявшиеся “сферы”. Как только эти “сферы” я обнаружил на пленке, произошло сильное кровоизлияние в глаза!.. Бачурин меня поздравил:

– По классификации доктора Хайнека, научного консультанта НАСА, тебя можно считать контактером. Судя по снимкам, ты находился от этих объектов буквально в десяти шагах! Поэтому не исключено воздействие на зрение.

В те времена я работал корреспондентом областной газеты “Молодая гвардия”. Мой репортаж, оснащенный подзаголовком “Записки сталкера”, был уже сверстан, как позвонил цензор. Оказывается, упоминание НЛО да еще с конкретной географической привязкой – разглашение государственной тайны! Однако будущий депутат Верховного Совета
России, редактор Ирина Залевская, чья хитроумность соперничала с “дипломатией” княгини Ольги, нашла выход из положения:

– Ну, это же вымысел, фантастика…

– Вот и напишите, что это фантастика! – потребовал цензор.

Так и появился на свет газетный кентавр – “Записки сталкера-фантаста”. Зато с этого момента начинается повальное освоение пермской аномальной зоны, повлекшее, по мнению
Бачурина, мощный всплеск отечественной уфологии.

Кочевые племена запредельщиков покатились через Молёбку со всех сторон: Сибири, Дальнего Востока, Средней
Азии, Белоруссии, Украины… Потом и немцы приезжали, и японцы, да кто только не приезжал!..

Знаки предостережений?

Что я вынес из экспедиции 1989 года? Снимки мои, полученные годом раньше, – не случайная игра линз и света, как снисходительно заметил один закоренелый фотограф. В том же месте (я имею в виду молёбскую аномалию) другими людьми в различное время года были отсняты схожие кадры. Но… Я понял, что “огненные шары”, или, как нарек их Бачурин, “апельсины”, отличаются избирательностью по отношению к приходящим в Зону. Перед кем-то они
“позируют”, а кому-то оставляют в наследство “эффект засвеченной пленки”.

Кроме серьезных исследователей, в Молёбку хаживали не только мистификаторы, но и субъекты, не обделенные шизой. Когда разношерстная, вооруженная фотоаппаратами кавалькада однажды выстроилась на поляне и по детсадовской
команде “раз, два, три!” начала ослеплять окрестный лес, меня разобрал смех. Ну, не дурость ли это – считать, что невидимые
объекты, словно в фотоателье, должны благостно замереть перед человеком? Они что, снимаются на паспорт?

Впятером мы оторвались от основного состава экспедиции. Я шел впереди, за мной – пилот Саша Романенко. По моей
отмашке, как мы условились, он мгновенно щелкал фотоаппаратом. А махнуть я мог вправо, влево, назад или ткнуть пальцем в небо. Мне казалось, я спинным мозгом чувствовал приближение “шариков”.

Что же открылось, когда проявили пленки? У мистификаторов не было ничего: ни деревьев, ни поляны, ни неба!
Стерильные кадры. А на пленке Романенко – урожай “апельсинов”. Значит, эти “шарики” ведут себя вполне разумно даже в нашем, земном понимании: где-то ставят “защиту”, а где-то идут на контакт?

На исходе 1996 года в Перми проходил международный симпозиум “Новые парадигмы науки и проблемы выживаемости человечества”. Симпозиум завершился экспедицией в Молёбку. Среди ее участников был академик-секретарь Международной академии энергоинформационных наук Станислав Поддубный.
Там, пока мы, поглядывая в уже по-осеннему набрякшее звездами небо, прогуливались с ним вдоль Сылвы, он рассказал мне любопытнейшие вещи:

– В 1965 году я служил командиром взвода в Ленинградском топографическом училище. И мне в руки попала книга одного американца о летающих тарелках. В те времена в нашей прессе об этом не писалось, а летчиков, если они начинали “заговариваться”, будто бы видели нечто подобное в небе, сразу отстраняли от полетов. Я был в состоянии шока от прочитанного. Как же так? Везде пишут, а у нас – молчат. Начал мало-помалу собирать информацию, а когда
стал преподавать в Военной академии, учинил подпольные лекции об НЛО. Приходил в учебную группу и говорил:
“Я прочитаю вам лекцию, если об этом не узнает руководство академии, секретарь парторганизации и особый отдел”.
Странное дело, никто меня не заложил…

Почему упоминание об НЛО составляло государственную тайну? Каждое государство старалось тарелку поймать: узнать ее устройство, принцип, горючее. Владея этим секретом, ты будешь владеть мировым пространством. Отсюда всякая
информация об НЛО забивалась дезинформацией: мол, мистика, галлюцинация. Был соответствующий приказ для всех
летчиков: летающие тарелки догонять и сбивать. Но когда наконец-таки поняли, что это сделать невозможно (у НЛО по
сравнению с нашей земной – универсальная система защиты: летящий к ним снаряд они могут возвратить в исходную точку) приказы развернулись на 180 градусов – не сбивать, измерять параметры.

В 1981 году в военные ведомства СССР поступила секретная директива: организовать группу наблюдения. Меня
назначили председателем наблюдательной комиссии. В 83-м я побывал в ракетных войсках стратегического назначения. И вот там-то от командиров дивизий и полков услышал сотни рассказов об НЛО. В ракетных войсках были заведены особо секретные книги наблюдений. Если даже есть случаи исследований неземных объектов и гуманоидов, это покрыто плотной завесой тайны. По непроверенным данным, у нас, как и у американцев, тоже имеется упавшая тарелка и тело инопланетянина. Но где они находятся и при каких обстоятельствах попали к нам в руки, – никто не знает. Точнее, знают те, кому положено знать…

…Пытаясь объяснить активизацию феномена НЛО, мы с Поддубным сошлись на том, что явление летающих тарелок часто оборачивается тревожными симптомами – перед землетрясением в Армении наблюдали “огненный шар”,
над Чернобыльской АЭС зависал неопознанный объект… Если сопоставить эти параллели с распространившимися в последнее время различного рода “предупреждениями инопланетян”, можно прийти к выводу, что скученность НЛО – вариант предостережения.

Пермяки чаще смотрят в небо

Но почему все-таки Пермский треугольник?.. Потому что Молёбку опоясывает полузабытый контур – ранее существовавшие рудные заводы, чья пространственная энергетика может способствовать ориентировке небесных кораблей? Объяснение слабое.

Сразу после выхода моего давнего репортажа-кентавра ко мне явился посетитель, назвавшийся часовым мастером
Загребиным. И развернул передо мною от руки начерченную карту. На ней была обозначена все та же река Сылва, на одном из ее берегов – летательный аппарат серебристого, как вспоминал Загребин, цвета, на трех опорах. По рассказу редкого свидетеля, центральная опора вращалась, как бур. “Антеннка” на макушке объекта тоже крутилась. Рядом стояли
четыре “человечка” в черном. Когда аппарат улетел, мастер Загребин подошел к месту посадки. На почве “запеклась” жидкость темно-коричневого цвета, напоминающая нефть.

На карте был проставлен благополучный 1967 год. Значит, “они” не только нас предупреждают, “они” у нас еще что-то берут?

Эту каверзу попытался распутать один из первых сталкеров Пермского треугольника Владимир Шемшук в своей
книге “Наши предки”, изданной небольшим тиражом в Перми. Ответ тревожен: “Представители некоторых, недружественных Земле цивилизаций не утруждают себя психофизической работой и делают это с помощью гормонов (энзимов), добываемых из организма человека…” Тут можно добавить: и организма Земли.

Шемшук считает, что, к примеру, Александр Македонский, Юлий Цезарь, или Жанна д’Арк – результат скрещивания
земных женщин с инопланетянами. Ответ – на поверхности. Рождаются личности, влияющие на ход земного мироустройства.

Приманка для инопланетян

…Минувший август стал, пожалуй, самым урожайным (в смысле активизации энергетических шаров Зоны и получения их фотоснимков). В Пермском треугольнике сошлись дороги уфолого-туристических экстремалов из десяти городов – от Москвы до Сарапула. В своих “уазах” и “буханках” они везли кладези спецаппаратуры, позволяющей “охотиться” за “летающими апельсинами”, что называется, без промаха. Тут и ультрафиолетовый прожектор, и цифровой магнитометр, и торсионный генератор поля – придумка физика Сергея Курапова. Я видел снимки, полученные благодаря воздействию вышеозначенных приборов: это напоминает грозди (нет, заросли!) винограда – так выглядят привлеченные “приманкой”
энергетические шары.

– Группа из Челябинска, – повествует руководитель экспедиции, директор Русской уфологической исследовательской станции Николай Субботин, – установила еще одну “приманку” – на снежного человека, основой которой служили феромоны самок крупных человекообразных обезьян. Эти феромоны были
получены руководителем ОНИЦ “Космопоиск” Вадимом Чернобровым в Московском зоопарке и, как говорится, с успехом прошли испытание во время экспедиции под Кировом, когда снежный
человек, привлеченный запахом, “явился” прямо в туристский лагерь. Сейчас же для проведения эксперимента было выбрано возвышенное место примерно в 100 метрах от базовой стоянки. Андрей Любушкин подготовил с трех сторон
контрольно-следовую полосу – обвязал деревья черной нитью. Да, мы не застукали врасплох снежного человека. Зато повстречали сарапульских исследователей, работавших в Пермском треугольнике совсем автономно от нас. И представляете, их вожак Александр рассказал, что этой ночью они наткнулись поблизости от их базы на снежного человека! При этом, разумеется, и слыхом не слыхивали о нашей экспедиции и проводимом эксперименте с приманкой из
феромонов. Так что не только Гималаи и Тибет – вотчина йети. Оказывается, еще и Пермский треугольник!

За последние два-три года, подытоживает Субботин, четко прослеживается возрастающая активность НЛО по всему
земному шару. Аномальные объекты словно специально демонстрируют себя перед фото- и видеокамерами, дразнят
наблюдателей. Причину такого цикла установить пока не удается.

МОЛЁБКА–ПЕРМЬ



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest