Особенности национального туризма

Год назад, в августе 2008-го, Федеральное агентство по туризму (Ростуризм) возглавил Анатолий Ярочкин, занимавший до этого должность заместителя руководителя этого ведомства. Какие изменения произошли за это время в сфере российского туризма? Как повлиял на его развитие экономический кризис? Действительно ли наши соотечественники стали больше доверять родным берегам?.. На эти и другие вопросы журнала “Отдых в России”  глава Ростуризма  Анатолий Ярочкин.

-Анатолий Иванович, прошел год, как вы у нас в стране “главный по отдыху”. Как вы чувствуете себя в этой роли? На многое ли Агентство по туризму может повлиять в этой отрасли?

– Основная наша задача – это развитие въездного и внутреннего туризма, рекламное продвижение российского продукта на внутреннем и международном рынках. Мы участвуем в различных выставках, издаем печатные материалы, выпускаем компакт-диски. Заключили государственный контракт на производство и показ по центральным телеканалам серии сюжетов о наиболее интересных, на наш взгляд, местах в Российской Федерации, которые уже сегодня пользуются популярностью либо имеют для этого хорошие перспективы. Кроме того, мы проводим организационные мероприятия по формированию стендов российских регионов, которые будут представлены на 11 международных выставках и двух российских – “Отдых” и “Интурмаркет”.

Помнится, у агентства были серьезные планы по открытию своих представительств за рубежом…

– Для реализации этих планов нынешнего финансирования недостаточно. Я надеюсь, что в будущем бюджет позволит нам вплотную заняться продвижением имиджа России за рубежом, в основных странах-донорах. Это Германия, Финляндия, Италия, Испания, Франция, Великобритания – всего 9–10 стран, которые дают 90 % объема въездного туризма. Хотел бы обратить внимание, что в России сейчас 39 представительств по туризму различных стран. Словакия, которая принимает в год 9–10 тысяч россиян, и та держит здесь свое представительство. Я не ностальгирую, но в советское время Госкоминтурист имел более 40 офисов за рубежом. А у нас на сегодняшний день – ни одного!

– ...что весьма наглядно иллюстрирует отношение нашего государства к такой сфере, как туризм.

– Нет, отношение меняется. Мы пытаемся сегодня хотя бы на экспертном уровне доказать руководству страны, насколько такие затраты оправданы. В этом году нам выделено 150 миллионов рублей на пропаганду отечественного туризма. Недавно дополнительно удалось получить еще 50 миллионов.

А каков примерный годовой доход от отечественной туриндустрии?

– В Угличе президент назвал цифру – более 2 % ВВП страны. Если прошлогодний ВВП составлял 42 триллиона, то несложно подсчитать. Это все, что дает туризм. Плюс решение проблемы занятости. С учетом смежников в сфере туризма сегодня занято около 6 % населения.

– А доля рекламы государства в этой сфере, получается, ничтожно мала по сравнению с доходом, который оно от нее получает?

– Вы все-таки не забывайте о том, что рынок-то у нас еще молодой. Даже самые крупные фирмы присутствуют на рынке всего 18–20 лет. У нас еще крепостное право было, а в Великобритании уже чартерные железнодорожные перевозки осуществлялись конторой Кука. В СССР первая туристическая организация появилась в 1929 году. Это “Интурист”, который в апреле 80 лет отмечал. У нас же до сих пор на внутреннем рынке нет ни одной чартерной программы! Мы говорим: вот, дорого отдыхать. Но более трети себестоимости любой поездки по стране – это авиаперевозки! Почему в Турцию, Еги- пет, Болгарию, Италию, Испанию чартеры есть, а в Сочи и Анапу нет? Или в Геленджик, который принимает в два раза больше туристов, чем Египет?

Неужели нам потребуется пройти путь в двести лет, как англичанам, чтобы вывести российский турбизнес на европейские рельсы?

– Что касается юга России, то сегодня главная наша проблема – это неспособность большинства владельцев средств размещения приспособиться к рыночным условиям. Фактически они загружены четыре месяца в году. На сегодняшний день они не созрели для работы с туроператорским сообществом. Зарубежные отельные цепочки дают хорошие скидки туроператорам, потому что они заинтересованы в сотрудничестве. Были у нас года три назад на внутреннем рынке слабые попытки поставить на Адлер чартер из Москвы, чтобы возить горнолыжников в период с 10 декабря по 10 февраля. Ну, полетали месяц – и все на этом.

И все же, ваше агентство в силах как-то влиять на ситуацию?

– Заставить, конечно, мы никого не в состоянии. Мы можем только стимулировать эти процессы. У нас объем внутреннего турпотока, по экспертным оценкам, сегодня превышает 30 миллионов человек. – Давайте не будем лукавить, из 30 миллионов 25 – это неорганизованные туристы… – А вот и нет! Тут все очень просто считается. Через загрузку средств размещения. 30 миллионов – это все, кто перемещался по стране с целью туризма. У нас 1 миллион человек отдыхает на курортах Ставропольского края – Кавказских Минеральных Водах, как минимум 14 миллионов – это Краснодарский край. Там практически нет людей, живущих в палатках на берегу. Из 14 миллионов, которые отдыхают на курортах Краснодарского края, включая и Азовское побережье, чуть меньше трети прибывают на своем автотранспорте. Потому что на сегодняшний момент автомобиль – это самый демократичный с точки зрения затрат способ привезти свою семью, детей на юг из центральных и северных регионов страны. Так называемый неорганизованный туризм популярен на Алтае, в Центральной России – это Валдай, Селигер, где больше 800 тысяч в год отдыхает. Хотя сегодня даже в Республике Алтай все больше людей расселяется в достаточно комфортабельных средствах размещения. Всего по России не пользуются услугами средств размещения “лишь” 7–8 миллионов человек. Но не забывайте, что эти туристы не везут с собой сахар, тушенку, бензин в неограниченных количествах. Это раньше с канистрами ездили, потому что в 100 километрах от Москвы все заправки заканчивались. Сейчас, слава богу, с этим проблем нет. Отдыхающие едут, как правило, не на один-два дня, а на весь отпуск и приобретают на месте продукты, сувениры и т.д.

– А такой важный вопрос, как обеспечение безопасности…

– Вопросы безопасности очень тесно связаны с культурой потребления туристских услуг. Перед выездом за границу человек страхуется. Последние года полтора – на достаточно высокую сумму страхового покрытия, которой хватает обеспечить репатриацию даже в самых печальных ситуациях. А у нас перед тем, как поехать, скажем, в Архипо-Осиповку, никто и не думает страховаться. Отсюда и все проблемы.

А на Западе, по вашей информации, какой процент организованных туристов?

– При огромных объемах путешествующих внутренних туристов в той же Испании, Франции без бронирования куда-то ехать немыслимо, особенно в отпускной сезон. Ехать на Лазурный Берег без предварительного бронирования, дескать, я там на месте поищу, большой риск.

Вы говорили о чартерах, но не менее серьезная проблема с регулярными рейсами. Мэр Сочи Анатолий Пахомов нам жаловался, что не понимает, почему билет в Краснодар стоит из Москвы 8 тысяч, а в Сочи – 16? Ваше агентство ведет какую-то работу в этом направлении?

– Ну вы же по городу ездите, видите рекламу: такая-то бюджетная авиакомпания за 1499 рублей доставит вас в любой город, включая Сочи.

Да, но в данном случае речь идет об очень ограниченной квоте мест на каждый рейс…

– Но ведь это рынок! Здесь все определяет спрос. Если б не было спроса на 16 тысяч, наверное, не стали бы компании такие рейсы организовывать. У нас есть ряд промышленно развитых городов, где о туризме речи не идет, но на сопоставимые расстояния цены там гораздо выше, потому что бизнес-сообщество летает, деньги не личные, они идут в уменьшение налогооблагаемой базы. Здесь как-то влиять нельзя. Рынок все отладит сам, и не надо за бизнес решать. Но вот для населения сделать можно многое – вы знаете, что государство ввело льготные тарифы для жителей Дальнево- сточного федерального округа – молодых людей и лиц старше 60. С другой стороны, конечно, очень важно обновление самого авиапарка. Новый “Супер Джет-100” в три раза меньше тратит авиационного керосина. Конечно, это повлияет на стоимость.

– Анатолий Иванович, прослеживается ли тенденция к расширению географии внутреннего туризма?

– У нас есть ряд городов, которые в силу объективных причин, от них не зависящих, в свое время были закрытыми. Такие как Тула, например, Нижний Новгород (у меня, кстати, прадед оттуда, сам я в Москве родился). В то время в Нижнем Новгороде суда с иностранцами не причаливали, проходили в ночное время суток. А сегодня та же Тула принимает более миллиона человек. Миллион сто тысяч посещений музеев! А вот ночуют в этом городе единицы. Тула могла бы получать колоссальную прибыль от туризма выходного дня, но пока этот сегмент рынка недостаточно у них развит. Но есть немало примеров, когда улучшение экономической ситуации, необходимость размещать, скажем, иностранных специалистов, как это было в Южно-Сахалинске, Калуге, повлекло развитие гостиничного бизнеса.

Но кризис-то, наверное, внес здесь свои коррективы?

– Несмотря на кризис, очень многое сегодня продолжает строиться, вводятся гостиницы. Вот, пожалуйста, в Угличе прекрасный отель этим летом ввели: “Волжская ривьера”, 4 звезды, сто рабочих мест сразу. Вот вам и финансовый кризис. Да, наверное, не будет 450 гостиниц, как в 2008 году ввели, но все равно 250– 300 новых гостиниц в этом году будет запущено. Совсем недавно ввели первую очередь туристского комплекса “Абалак” под Тобольском. Между прочим, очень интересное архитектурное решение. Из кедрача диаметром 80– 90 сантиметров четыре бревна положили – вот и стена.

Что касается гостиниц – новых и тех, которые уже давно работают, – насколько охотно они идут на официальную классификацию?

– В июле этого года системе государственной классификации гостиниц и других средств размещения исполнилось четыре года. Так вот, из 10 тысяч гостиниц за этот период добровольно проклассифицировалось чуть менее… 400 объектов размещения. Особым нежеланием проходить эту классификацию грешат малые гостиницы. Сегодня существует около 50 различных организаций, которые выдумывают свою собственную систему классификации, любезно присваивая в своем регионе “звезды” гостиницам. Мы еще в 2005-м, вступая в борьбу за олимпийский 2014 год, представили МОКу нашу систему классификации. И получили ответ, что она соответствует всем мировым нормам и правилам. И нашим партнерам за рубежом очень трудно понять, почему при наличии системы государственной классификации большинство наших объектов размещения эту классификацию не прошли. Во Франции, например, классификация – добровольная. Причем требования постоянно меняются, и где-то раз в пять лет ее надо подтверждать. И при этом там нет ни одного объекта размещения, который бы эту систему классификации не прошел. Не скрою, однако, что мы получили соответствующее поручение и сейчас совместно с Министерством спорта, туризма и молодежной политики работаем над проектом распоряжения правительства РФ по введению в России обязательной системы государственной классификации гостиниц и других средств размещения. Так что это вопрос времени.

А как обстоят дела с развитием особых экономических зон туристско-рекреационного типа, о создании которых было объявлено еще года три-четыре назад?

– Действительно, две зоны запланированы на Байкале, две – на Алтае, две – в ЮФО (Ставропольский край, Анапский район Краснодарского края) и одна в Калининградской области (начало Куршской косы). С наибольшим успехом дела идут в Республике Алтай. В других местах столкнулись с рядом объективных трудностей. Для того и создавались особые экономические зоны, чтобы государство подготовило всю необходимую инженерную инфраструктуру, а затем пришел инвестор и стал бы возводить объекты размещения, ресторанные комплексы и прочее. У нас есть поговорка: долго запрягаем, быстро едем! Рано или поздно, я думаю, количественные показатели перерастут в качественные. Даже в условиях финансового кризиса работа идет, медленно, но идет.

Какие виды туризма, по вашим данным, пользуются сейчас наибольшей популярностью в нашей стране?

– Россия была, есть и будет страной познавательного туризма. Не исключение здесь и внутренний туризм, потому что даже люди, отдыхающие на юге, покупают экскурсионные программы. У нас подъемники на Домбае, на Эльбрусе работают круглый год! В последнее время наметилась интересная тенденция – огромное количество людей предпочитает даже не рафтинг, а тихие байдарочные походы. Вот недавно один из известных политических деятелей России попросил у меня совета, где можно отдохнуть так, чтобы в течение 10 дней ни одного человека нельзя было увидеть. Это вполне объяснимо, когда жители огромных мегаполисов, испытывающие постоянные стрессы от бесконечной суеты, беготни, давки в метро, тянутся к земле, ищут тишины.

– Куда, если не секрет, вы порекомендовали отправиться на отдых названной вами важной персоне?

– В Северо-Западный федеральный округ. У нас есть места в 200 – 300 километрах от Москвы, где в радиусе 50 километров нет ни одного живого человека. Это вам не озеро Селигер, где в год под миллион человек отдыхает в палатках. Такого уровня антропогенная нагрузка приводит и к загрязнению окружающей среды, и к обезрыбливанию. А так хотелось бы сохранить Селигер и для потомков! Это же исток Волги. Наверное, пора провести зонирование озера и поочередно закрывать отдельные его части на два-три года, чтобы природа отдыхала.

Есть ли помимо известного всем Суздаля конкретные примеры качественно нового подхода к развитию местной туристской инфраструктуры, созданию привлекательных маршрутов?

– Суздаль действительно у нас лидер: 64 процента городского бюджета формируется за счет туризма. А с чего все началось? С того, что в 63–64-м годах три журналиста – бельгийский, французский и наш известинец – проехали по этим местам. Из их репортажа и родилось ставшее столь известным сегодня понятие “Золотое кольцо России”. Сегодня много чего интересного создается на местах. Сельский туризм развивается очень хорошо. Это и Карелия, и Калининград, и Алтайский край. Предлагают и неожиданные вещи. В Тверской области по дороге на Старицу организовали огромный питомник, где хаски и маламуты зимой катают туристов на нартах. В декабре прошлого года наконец внесли изменения в законодательство, и теперь муниципалитеты могут тратить свои средства на развитие туризма. Раньше они не могли даже стоянку обустроить рядом с каким-нибудь памятником. Считалось, что это нецелевое использование муниципальных средств. И там, где сегодня уделяют внимание туризму, – сразу все расцветает.

Порой кажется, что мы сами себе создаем трудности. У нас в стране несколько сот километров береговой морской линии, а отелей, которые выходят непосредственно к морю, насчитаем одиндва десятка. А в той же Турции – сотни прибрежных отелей!

– Я вам отелей насчитаю гораздо больше, чем два десятка. И чего вы берете для сравнения Турцию? У нас нет в стране ни одного курорта, который изначально строился бы как курорт. Они возникали путем точечной застройки в существующей городской среде. Возьмите Сочи, Геленджик… А Турция, Египет и другие – это тот самый пример особых туристических зон. Они строились на основе государственно-частного партнерства. То есть государство проложило дорогу, электричество, газ, определило этажность, общие правила игры – и вот вам курорт! Но и у нас сегодня такая возможность появляется. 875 гектаров Благовещенской косы – отличный проект. Правильный подход – и это будет первый настоящий отечественный курорт.

Анатолий Иванович, а вы сами где отдыхаете в России?

– У меня больше 200 дней неиспользованного отпуска, это говорит о том, что нигде не отдыхаю. На уикэнд, если получается, езжу в Истринский район – на дачу.

Тем не менее вы наверняка много ездите по стране. А нашим читателям куда посоветуете съездить отдохнуть?

– Вот куда бы я поехал – так это в круиз по Волге! Причем неважно, в какую сторону, на юг или на север. Очень, наверное, интересно дойти до Перми по Каме – другая природа, Предуралье. У нас есть совершенно уникальные места: единственный в Европе буддийский регион – Калмыкия. Ну, где вы такое найдете? А событийный туризм? В этом году – 1150 лет Великому Новгороду. На следующий год юбилей у Ярославля, в этом году костромскому Галичу 850 лет. Не за горами 200-летняя годовщина Бородинского сражения. 400-летие дома Романовых – это практически вся страна – Сахалин, где бывал цесаревич, Екатеринбург, где завершился земной путь Романовых. Были еще Кострома, Углич, Москва, Санкт- Петербург, Тобольск, где они восемь с половиной месяцев прожили, прежде чем были вывезены в Екатеринбург… Словом, есть у нас что посмотреть и куда поехать. Было бы желание!

Анатолий ЯРОЧКИН: Туризмом занимается более 25 лет. Работал в Госкоминтуристе СССР, туристических фирмах.
В 1994 году возглавил компанию “Интурист”.
В 2005-м занял пост заместителя директора департамента туризма Министерства экономического развития и торговли России. Работал в составе Экспертного совета при конкурсной комиссии Минэкономразвития по отбору заявок на создание особых экономических зон туристско-рекреационного типа. Является президентом Ассоциации туроператоров России.
В 2007 году был награжден медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени. Женат, имеет двух дочерей.



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest