Долина vs Мата Хари

17.02.2011 | Персона

Лариса Долина вновь удивила своих поклонников. Мюзикл Максима Дунаевского “Любовь и шпионаж” не прошел незамеченным в столице. В нем певица впервые выступила в качестве театральной актрисы, явив зрителю еще одну грань своего таланта.

-Лариса, думаю, вы согласитесь с тем, что прошедший 2010 год стал для вас знаковым. Я имею в виду ваш юбилей и участие в мюзикле “Любовь и шпионаж”…

– Безусловно, прошедший год был урожайным по количеству событий: это и юбилейные концерты с бигбэндом Игоря Бутмана “Карнавал джаза-2”, и выход в свет юбилейного альбома с легендарным Джорджем Дюком “Route-55”. Но самое главное событие в моей творческой карьере (и осуществление давней мечты!) – премьера мюзикла “Любовь и шпионаж”, написанного специально для меня Максимом Дунаевским в содружестве с Николаем Денисовым – замечательным поэтом и либреттистом. Этот музыкальный спектакль открыл для меня новые горизонты, за что я очень признательна авторам.

– Как вы с вашим огромным опытом эстрадной и джазовой певицы ощущали себя в роли дебютантки?

– Не сочтите за кокетство, но я очень волновалась! Поначалу не раз сама себе задавала вопрос: справлюсь ли я с такой непростой задачей – петь, танцевать, играть драматическую, по-настоящему серьезную роль – и все это одновременно? Причем я играю не одну, а две совершенно противоположные роли, поскольку наш спектакль – это не просто рассказ о легендарной женщине, а попытка актрисы немого кино (моей героини Клод Франс) сыграть Мату Хари – получается спектакль в спектакле. Так что по ходу действия мне приходится мгновенно перевоплощаться прямо на сцене, на глазах у зрителей. Первое время меня даже посещала мысль, что без театрального опыта мне не добиться достоверности. Но… я отбросила все свои страхи и начала работать над ролью.

– То, что Максим Дунаевский писал этот мюзикл специально для вас, не только приятно, но и в высшей степени ответственно. На ваш взгляд, вы в полной мере оправдали надежды маэстро?

– Разумеется, я осознавала, сколь ответственно было браться за воплощение этого образа, учитывая, что музыка написана Мастером! Я обязана была сделать все, чтобы никого не подвести и оправдать надежды композитора, режиссера и нашего инвестора, который вложил в этот проект немалые средства… Я старалась достойно справиться с поставленной задачей. О качестве моей игры надо спрашивать у профессионалов, мне не дано видеть себя со стороны. Но у меня много близких друзей из актерской братии, почти все они побывали на нашем спектакле. И каждый раз я внимательно выслушиваю из уст профессионалов правду, какой бы она ни была. К счастью, с друзьями мне повезло – я получаю от них много толковых замечаний и советов, которые очень помогают в работе.

– Легко ли вам далась драматическая роль?

– Я очень благодарна Егору Дружинину – замечательному артисту и режиссеру, моему давнему другу, с которым мне уже доводилось вместе работать (он принимал участие в моих юбилейных концертах в Москве в 2005 году, в Кремле). С присущей ему деликатностью и терпением Егор ненавязчиво помогал мне постепенно вживаться в образы моих героинь, которые были в чем-то похожи, а в чем-то совершенно разные. С обеими героинями меня многое связывает… Не скрою, эта работа полностью перевернула мою жизнь, мое сознание и сущность. Я с самого начала намеренно не смотрела ни фильмов, ни спектаклей, которые уже к тому времени были сняты и поставлены в разных странах, чтобы не “сканировать” кем-то уже созданную роль, а подать свое собственное прочтение этого многогранного образа. Не хотела и не хочу, чтобы меня с кем-нибудь сравнивали. Мне, безусловно, сложно самой говорить о том, удается ли мне по-настоящему не “играть”, а жить на сцене в этой роли, чтобы зрители поверили и полюбили мою героиню так, как полюбила ее я…

– Чем вас зацепила история Мата Хари? Вам удалось постичь логику и мотивы поступков неординарной шпионки-соблазнительницы?

– Мата Хари – интересный и до сих пор во многом загадочный персонаж. Ее имя всегда связывали исключительно со словом “шпионка”… Мне же хотелось показать абсолютно другую Мату Хари – одинокую, прошедшую все круги ада: предательство мужа – первого мужчины, которого она любила, терпя от него на протяжении многих лет унижения, побои… Смерть единственного ребенка – страшное испытание. Вынужденное пребывание “на улице”, в Париже – занятие проституцией… И при этом сильную, цельную натуру, очень смелую. В те времена выходить на сцену парижских кабаре совершенно обнаженной – какую нужно иметь силу, храбрость, внутреннюю уверенность в себе! Мата Хари действительно прекрасно владела своим телом – танцевала и пела замечательно, покорив в одночасье весь Париж! Да, она стала шпионкой, но это была вынужденная мера! Ее принудили к шпионажу обстоятельства. Во время Первой мировой войны, встретив и полюбив на всю свою оставшуюся жизнь русского офицера, ослепшего в результате ранения, она стала работать на французскую, а затем и на германскую разведку. С ее стороны в том не было никакой корысти – деньги нужны были на операции любимому… У нее не было выбора. Мата Хари прекрасно осознавала, что в конце концов ее разоблачат, но любовь оказалась сильнее страха… Так же она вела себя и во время казни – бесстрашно
приняв смерть лицом к лицу. Эта женщина, бесспорно, заслуживает уважения.

– И как певица, и как личность, вы обладаете ярко выраженной индивидуальностью и, по ощущениям, вполне самодостаточны. Театральная же постановка предполагает гармоничное сосуществование на сцене всех актеров, занятых в спектакле. Насколько сложно для вас было вписаться в актерский ансамбль?

– Во время репетиционного периода я как-то очень скоро почувствовала себя “в своей тарелке”. Команда оказалось просто замечательная! Уже достаточно опытные мюзикловые артисты проявили ко мне интерес и желание работать вместе, помогать во всем, без лести, без гонора и очень тактично. Мне очень хотелось, чтобы между нами не было никаких трений, чтобы сложились ровные, творческие и дружеские отношения – никакой звездности! И я по сей день очень дорожу взаимным уважением и абсолютным взаимопониманием в нашей команде. Это бывает не часто… Благодаря этой работе, с помощью коллег – режиссера, композитора и профессиональных драматических артистов, в частности Димы Харатьяна, я “вытащила из себя” еще одну потенциальную способность – оказалось, я могу быть драматической актрисой… Странно, неожиданно, волнительно… Мы начали импровизировать, каждый новый спектакль не похож на предыдущий, все очень быстро реагируют на какую-нибудь новую реплику, которой нет в сценарии. Это безумно интересно! Это то, что я люблю больше всего на свете, – спонтанное сиюминутное творчество!

– Оркестр, на мой взгляд, заслуживает отдельного разговора. Разместив его на сцене, режиссер сделал музыкантов невольными участниками театрального действа. Дирижер во время спектакля демонстрировал просто неуемный темперамент! Как вы оцениваете их вклад в общее дело?

– Мне и моим коллегам по мюзиклу очень повезло с оркестром. В нем играют суперпрофессиональные музыканты. Кстати сказать, трое из них – из моей команды: бас-гитарист Василий Дронов, барабанщик Виктор Анисимов ( со мной они уже около 10 лет!) и совсем еще молодой саксофонист – Егор Шаманин. Хочу отметить колоссальную по качеству звучания оркестра работу нашего главного дирижера, прекрасного музыканта Евгения Загота, и второго, не менее талантливого, дирижера – Ксению Жарко. У нас прекрасный контакт на сцене, музыканты тонко чувствуют каждый новый нюанс и легко подстраиваются – ведь то, что мы делаем сейчас, отыграв более 50 спектаклей, это уже другое произведение.

– В день, когда мне довелось побывать на спектакле в Доме киноактера, в зрительном зале присутствовали известные персоны – Алла Пугачева, Максим Галкин, Николай Цискаридзе. Они делились с вами личными впечатлениями от спектакля?

– Когда к нам приходят достаточно уважаемые артисты не только из кино и театра, а из песенного “цеха”, и я вижу абсолютную правду в их глазах, когда они рассказывают о своих ощущениях после спектакля, это чрезвычайно приятно, потому что эти артисты открываются для меня с совершенно другой стороны. Ко многим из них я начала испытывать еще большее уважение. Спасибо Елене Васильевне Образцовой, Алле Пугачевой, Сергею Никоненко, Жене Миронову, Сереже Степанченко (кстати, он дважды был на спектакле…), Игорю Крутому, Филиппу Киркорову, Максиму Галкину, Валерию Леонтьеву, Кристине Орбакайте, Николаю Цискаридзе за то, что они побывали на мюзикле и высказали в наш адрес восторженные слова о спектакле… Это очень важно. Я ужасно рада, что очень многие зрители из самых отдаленных уголков России специально приезжают в Москву, чтобы посмотреть наш мюзикл! Приезжали и мои друзья из Симферополя, Одессы, Петербурга, Тюмени, а еще из Израиля и Лос-Анджелеса!!! Им я тоже очень, очень благодарна за это…

– Лариса, вот спектакль окончен, вы раскланялись, ушли со сцены. Интересно, что в такие минуты чувствует актер помимо естественной усталости?

– Знаете, быть может, это прозвучит странно, но для меня отдых – это пребывание на сцене. Там моя родная стихия. Мне настолько комфортно в этом пространстве, что порой кажется, что я родилась на сцене. Я чувствую здесь полную защищенность, я люблю сцену, а ОНА, похоже, любит меня и дарит мне это святое место для новых идей и проектов. Поэтому я не очень люблю сниматься, записывать песни в студии, когда нет контакта с публикой, которая заряжает энергией, – вот такие минуты я называю работой. На сцене я никогда не устаю – это чистейшая правда! Устаю я от другого – чрезмерного внимания к моей личной жизни “желтой” прессы, от тех, к счастью, краткосрочных, периодов без концертов и спектаклей. В такие дни я намеренно нагружаю себя чем-то, чтобы не тосковать по сцене… Я не привыкла работать вполсилы, всегда отдаю зрителю все, что есть, – по-другому не умею и не хочу! У меня были хорошие наставники, которые меня этому научили! Недавно услышала от Никиты Михалкова высказывание одного очень уважаемого человека: “Если Господь одарил тебя талантом, ты обязан делиться им с другими…” Думаю, это верно: то, что дает тебе Бог, – не твое, и если ты к Божьему дару будешь относиться без любви и должного уважения, Господь же и отнимет у тебя этот дар… К сожалению, это происходило и происходит со многими очень талантливыми людьми… То, чем наделил меня Господь, – самое ценное в моей жизни, и посему каждый концерт или каждый спектакль я пою и играю как в последний раз!

– Но такая самоотдача чревата… Не боитесь сгореть?

– Просто за сорок лет на сцене я научилась очень правильно пользоваться своими голосовыми связками. И потом… наверное, Бог и мои зрители дают мне силы. Иногда кажется, что их нет, но стоит выйти на сцену – силы сразу появляются, забываешь обо всем! Существуешь только в заоблачном пространстве – НА СЦЕНЕ… И даже если я чувствую по окончании концерта или спектакля усталость – это такая приятная усталость, вовсе не физическая, а другая, будто ты два часа летала на собственных крыльях и только что приземлилась. Эти ощущения ни с чем нельзя сравнить…

– Лариса, коль скоро вы спустились с небес на землю, давайте все же поговорим об отдыхе. Согласитесь, даже птице высокого полета надо иногда сложить крылья и расслабиться. Вы как предпочитаете отдыхать и где? Есть такое место, куда хочется вновь и вновь возвращаться, и почему?

– Когда появляется просвет в работе и возможность устроить небольшой отпуск, мы с мужем отправляемся либо за город, в наш дом, где тихо и покойно, где никто и ничто не мешает не спеша подумать о чем-нибудь хорошем, или проанализировать проделанную работу, или почитать книжку. Есть у нас еще одно излюбленное место отдыха – далеко, за океаном, на маленьком уютном островке, где мы рыбачим, плаваем в океане, занимаемся снорклингом. И это самый лучший отдых после сезона концертов и спектаклей…



Система Orphus
Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest