Яблочный край и мармеладный рай

Путешествие по российской глубинке методом Козлевича

Настоящее приключение с каскадом новых впечатлений и знакомств можно устроить, без экскурсионных бюро и туроператоров. Достаточно выехать из города на машине в нужном направлении и в хорошей компании  — утверждают исследователи малых городов из проекта “Настоящая Россия”. Автопробегом Перемышль—Чекалин—Белев вместе с ними ударил по бездорожью и разгильдяйству корреспондент «Отдыха в России».

Калужская дорога раньше других магистралей выбрасывает москвича из привычной географической зоны. Хвойные леса сменяются на поля и пашни с посадками.. За окном мелькают смотанные сельхозмашинами снопы, вдоль дорог путешественников провожают взглядами невозмутимые коровы. В последние годы регион кормит не только столицу, но и другие крупные города страны мясом, молоком, овощами.

Разметка ровная и яркая, как в Белоруссии (и это для нашей провинции комплимент), асфальт без заплат, гладенький. Вдруг на пустынной трассе, вне населенного пункта, возникают две остановки — одна против другой.  Они из добротного кирпича и к каждой пристроено по сортиру. Вот это чудо, как ни крути. Обычно в глубинке туалет — это кусты. А тут — маленький  домик неизвестного архитектора с двумя входами и перегородочкой. Кругом лес, ни души, а для автомобилиста все удобства. За этими благостными размышлениями не заметил, как наша команда прибыла в Перемышль.

И хотя этот город, а правильнее сказать село, не так известен как его польский тезка, тут есть на чем остановиться взгляду. Перемышль находится на возвышенности и с его смотровой площадки открывается удивительный вид на слияние Оки, Жиздры и озера Бездонное.

В селе, история которого начинается с упоминания в летописи в 1328 году,  четыре храма. Самый древний из них, Успенский собор, был построен во второй половине 16-го века. Сейчас он находится в плачевном состоянии, но бетономешалка в храме говорит о том, что восстановительные работы ведутся. Село, кстати, было признано самым благоустроенным в России в 2012 году.

# Проклятие города-малютки

Из уютного Перемышля мчимся автоколонной в сторону границы области. Нас ждет Чекалин.

Жителям, на первый взгляд, глубоко до лампочки, что вокруг них происходит — историю родного края, прямо скажем, знает не каждый.

— Старинные здания нужны? А они тут все старинные, — рассказывает бабушка в пестром беретике. — Вы лучше мне скажите день сегодня какой?

По дороге выясняется, что немолодую путешественницу из соседнего села в Чекалин привел недуг —  но на прием к врачу попасть оказалось не судьба. “Ой, а я-то и забыла, что сегодня выходной, больница не работает”, — приуныла бабуля.

Кстати, по рассказам, больницей чекалинскую амбураторию назвать можно с натяжкой — полтора эскулапа на всю округу.

Наша случайная попутчица побаивается собак и просит проводить ее до почты — это деловой и коммуникационный центр Чекалина. Псина, развалившаяся у ветхой деревянной двухэтажки, ведет себя вызывающе, так и норовит цапнуть за ногу прохожего. Но мы, вместе с коллегой-журналистом, отбиваем старушку у зверя. Так самоотверженно животное охраняет заброшенный с виду барак. Но в здании из черно-серых некрашенных досок местами без окон в проемах кто-то живет — об этом свидетельствует разноцветное белье на веревках.

Здесь почти вся архитектура ветхая. Многоквартирных домов немного. И в городишке мало что уцелело из достопримечательностей

Наш “галопный” тур не дал возможности как следует познакомиться с этим городом, а ведь он заслуживает большего. Сегодня Чекалин — российский вице-чемпион по малочисленности населения (по данным Росстата за 2016 год здесь проживало 965 человек), уступает только татарскому Иннополису.

Когда-то тут кипела жизнь. Впервые Лихвин (так населенный пункт назывался до 1944 года) упоминается в 1565 году — Иван Грозный причислил его к опричным и велел укрепить. Воля монарха и удачное расположение на торговом речном пути стали в свое время толчком к развитию провинции.

Благосостояние лихвинцев росло за счет заезжих торговцев — открывались десятки лавок, двери кабаков и трактиров были распахнуты для путешественников, бурлаков и купцов. Особенно хорошо было лихвинцам в начале XIX века — тогда шла активная речная торговля с Белевым, Калугой и Алексиным. Но природа внесла свои коррективы. Ока со второй половины позапрошлого столетия в этом месте стала мелеть — вскоре судоходство здесь прекратилось, а вместе с ним растаяла и экономическая значимость Лихвина.

Свое современное название город получил по фамилии Героя Советского Союза — 16-летнего партизана Александра Чекалина. Он был местным школьником, вступившим в истребительный партизанский отряд “Передовой”. В тот момент, когда он тайно находился в оккупированном немцами городе, его заметил местный староста и доложил фашистам. Партизан отстреливался до последнего патрона, но был взят в плен. Старшеклассника долго, но безрезультатно пытали, после чего повесили в назидание другим. Но уже через месяц город отбила у вермахта Красная армия. Тогда же были казнены доносчики на молодого героя-партизана.

# Дух молодости

У того самого места на берегу, где когда-то предательски обмелела Ока в Чекалине, колонна автопробега разбила свой лагерь. Хотя, это громко сказано. Скорее мы присоседились к находившемуся там студенческому десанту Финансового университета. В рамках VI Межрегионального трэвел-медиа и арт фестиваля «ПереДвижение» будущие менеджеры туроператоров и потенциальные администраторы гостиниц слушают здесь на протяжении всего уик-энда умные монологи светил от индустрии путешествий.

На “Патриоте” мы позволяем себе спуститься почти к самой реке по крутому склону. На такой маневр решаются и водители машин, не приспособленных к бездорожью, а потом просят вытащить их из этого болота.  Грязища местная не только пачкает. Она как пластилин — прилипает к обуви, колесам. Стряхнуть или ободрать ее об траву судорожными движениями ног не получится — этот сувениром останется с тобой до дома.

Студиозов, похоже такая перспектива не пугает. Лагерь забит до отказа.

“Рассчитывали, что приедут 70 человек из универа, а получилось, что больше ста”, — рассказывает студент, ответственный за расселение незапланированного пополнения. Паренек в военной форме столкнулся с кризисной ситуацией: куда девать гостей в условиях нехватки спальников, палаток и пенок. Вот тебе и полигон для будущего администратора отеля Хилтон.

Нам с коллегой-журналистом достался одноместный шатер, зато со всеми удобствами. Кризисный менеджер, отдал нам свое имущество, а сам “уплотнил” восьмиместную походную коммуналку.

Хотя спать в такой веселой компании — удел неудачников. Гитара, песни. Старичик, как выяснилось, по прежнему в тренде — звучали и пелись “Наутилусы”, “Кино”, “Сплин”. Ну и рэпчика немного.

— А кто со мной будет петь “Коня”! — прервал гитариста в душевном порыве худосочный парень. Желающие нашлись, хотя были и те, кто обозвал хит группы “Любэ” отстоем или протянул: “фу”. И разносилось над чекалинскими холмами “Мы пойдем с конем” часов до трех.

Утро началось с водных процедур — на пару с компаньоном по палатке мы окунулись в Оку. Удовольствие на любителя, нужно заметить, учитывая что на улице было 12 градусов по Цельсия. Но после сна в одежде, это идеальный способ взбодриться. Да и выбора у нас не было — мы были просто обязаны проверить, насколько обмелела река. Надежды на возобновление судоходства в Чекалине нет, ответственно заявляю.

# Кисло-сладкий городок

Куда не плюнь — в антоновку попадешь. Вот мы и добрались до Белева. Яблони здесь повсюду — на  приусадебных участках, и за забором, вдоль дорог и там где их нет. Сортов, говорят, много, но большинство из них можно описать двумя словами — “вырви глаз”. Они кислые и когда зеленые, и когда вызреют. Измученные вкусом своих яблок белевцы должно быть боготворят изобретателя пастилы — который когда-то так удачно монетизировал эту кислятину. Пектин принес кулинарную славу Белеву.

Объявления на столбе о покупке яблок по бросовой цене 3, 4, максимум 5 рублей за кило. Но тащить их к приемному пункту нужно самостоятельно. Скупщик сам заберет яблоки, если партия весит свыше полутонны. В городе шесть фабрик, занимающихся производством пастилы.

# Сердце Белева

Настоящей находкой для автопробега “ПереДвижение” стало знакомство с белевскими монастырями: мужским Спасо-Преображенским и женским Крестовоздвиженским.

За фрагментом старинной кирпичной ограды недостроенная бревенчатая церквушка. Рядом штабелями лежат неотесанная сосна. На заднем плане трудницы обители возделывают огород. А священнослужитель дает указание бородатым работягам. Это иеромонах Арсений.

Часто бывает, что монахи не жалуют заезжих мирян, постоянно клацающих своими фотоаппаратами, но только не он. Глубокое знание архитектуры и истории выдают в иеромонахе человека с университетским образованием, он рассказал много интересного о месте, где служит.

Оказывается это единственный в Тульской области полностью сохранившийся архитектурный ансамбль, датированный концом XVII, началом XIX веков. Монастырь был заложен Белевскими князьями и в последствии стал усыпальницей дворянской фамилии. Сюда с визитом приезжал сам Иван Грозный. Монастырь страдал от набегов крымских татар, поляков, литовцев.

“Во времена Великой Отечественной войны, к несчастью, обитель стала опорным пунктом фашистов. На колокольне размещался пулеметчик, из-за реки огонь по немцам вели наши войска. Иначе как чудом то, что монастырь уцелел под ураганным огнем артиллерии, не назовешь”, — рассказывает отец Арсений.

Реставраторы заканчивают работу по восстановлению Преображенского собора — самого древнего в ансамбле (конец XVII века). У храма характерная для того времени пестрая раскраска, по цветовой гамме схожая с храмом Николая Чудотворца в Хамовниках.

“Первоначальные оотенки краски узнавали с помощью анализа частиц, изъятых в уголках”, — рассказывает иеромонах Арсений. Священнослужитель мечтает, чтобы интерес паломников к этому месту возрос.

“Очень надеемся на то, что прямую дорогу до Оптиной Пустыни отремонтируют, монастырь как раз на этом пути. Мы даже кельи уже приготовили для гостей”, — говорит иеромонах Арсений, после чего удаляется по своим делам.

# Что привезти из Белева

Даже здесь, в месте производства пастилы, цена на лакомство кусается. Кило обойдется в 700-1200 рублей. Самая дешевая — развесная классическая. Но вариантов много — груша, клюква и прочие ягоды.

Очень популярны яблочные сухарики — та же классическая пастила только сушеная. Есть и смоква — фруктовые и ягодные пластинки с кислинкой. Правда цена на них неоправданно высока — 70-100 рублей за скрутку листа диаметром с блюдце.

Еще одна визитная карточка Белева (помимо пастилы) — мармелад местного производста. Особенно продавцы расхваливают яблочный классический — он по консистенции значительно плотнее, чем традиционные “дольки”. Продается небольшими кирпичиками.

Текст и фото Иван Петров

Читай журнал

Скачай №92 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X