«Я слышал, что оценки можно купить за деньги»

Немец поступил в российский университет и решил срочно спасти эту страну

Гражданин Германии, 47-летний Йорн Хезе полтора года учился в университете города Орла на факультете экономики. До этого немец жил и работал в европейских странах, на Среднем Востоке и в Центральной Америке. Хезе получил юридическое образование в Потсдамском университете и диплом швейцарской Школы гостиничного бизнеса в Лозанне. Качество обучения в Орле и быт российских студентов немца неприятно поразили, но когда он стал задавать руководству вуза неудобные вопросы — его отчислили и выгнали из России. Недавно орловский суд признал отчисление Хезе незаконным и в качестве моральной компенсации обязал университет выплатить студенту 20 тысяч рублей. «Лента.ру» поговорила с «сумасшедшим немцем», который говорит о России «у нас» и готов тратить силы, время и деньги, чтобы быть полезным этой стране.

Слишком старый студент

Как вы оказались в Орле?

Йорн Хезе: Я жил в ГДР, когда-то изучал русский в школе. В 1984 году, когда мне было 14 лет, отдыхал с родителями в санатории немецкого курорта Бинца и там встретил делегацию рабочих с завода ЗИЛ, из Москвы. Мы так хорошо общались. Я думал: вот какие люди живут в России, хочу туда поехать! Но сразу не получилось. Первый раз приехал в Россию шесть лет назад. Записался на курс русского языка в институте имени Пушкина в Москве. И сразу подумал: какая интересная страна! Надо посмотреть ее получше. И мы путешествовали с друзьями по Транссибирской магистрали в плацкартном вагоне. Разговаривали с людьми, останавливались по пути на день-два в разных городах: Хабаровск, Томск, Иркутск. Это были 42 счастливых дня!

А потом приехал в Орловскую область. У родителей, которые живут в Берлине, там были знакомые. Увидел местные села и подумал, что тут я могу состариться и умереть. Здесь можно сад разбить, вырастить кабачок и чеснок, картошку и петрушку, курицу держать и получать яйца. Все натуральное, как хорошо! Тогда зачем мне нужны консервы из супермаркета в Берлине? Поэтому начал рассматривать возможность получить тут вид на жительство, купить свой домик с землей.

Вам не говорили, что тут очень много трудностей?

Но вместе с тем тут столько возможностей! К тому же я решил, что и сам могу быть полезен. У меня есть богатый опыт и знания, я изучал гостиничное дело в Швейцарии. Я десять лет трудился в Лондоне — финансы, административная часть гостиничного бизнеса, а также два года работал в Вестминстерском дворце, в парламенте Англии. То есть я могу быть полезным в России. Возьмите мои руки, мою голову!

А в университет для чего поступали? У вас ведь уже целая коллекция дипломов.

Мне многие говорили: тебе уже 46 лет (исполнилось на момент поступления, — прим. «Ленты.ру».) Такой старый студент. Зачем? Отвечал, что я любопытный человек. Учиться — это интересно. На западе за свою жизнь люди меняют обычно четыре профессии. Кроме того, для успешного изучения русского языка мне было нужно влиться в среду. Поэтому решил поступать в университет Орла. У меня в Париже есть знакомый, который 25 лет работал в Министерстве образования и науки Франции. И он мне всегда говорил: в России очень хорошее образование! Наверное, во времена СССР так и было. Но по личному опыту я понял, что сегодня все изменилось.

Догнать и перегнать

Когда пришло понимание?

С первых дней учебы на факультете экономики. Я зашел в деканат, чтобы взять расписание, учебный план на семестр, рабочие программы дисциплин. Мне ответили, что ничего этого нет. Как? Три дня до нового учебного года! «Вы не волнуйтесь, это нормально». А когда расписание все же появилось, удивился набору предметов: культурология, философия, БЖД. Что за БЖД? Потом в интернете посмотрел, что это — безопасность жизнедеятельности. Но для меня до сих пор остается тайной, зачем мы на этих занятиях мучились с расчетами интенсивности света и уровня шума. И три (!!!) пары физкультуры в неделю. Одна из них — в аудитории.

В спортивном зале?

Нет, в обычном классе, за столами. Мы рассматривали теорию физкультуры: что происходит с мускулами, когда делаешь разные упражнения; какое нужно питание и так далее. И я подумал: но мы же экономисты, когда же мы будем изучать основной предмет? По отношению к трем парам физкультуры для будущих экономистов предусмотрели всего два занятия по экономике в неделю. Таких дисциплин, как, например, история экономической мысли — вообще не было, а она необходима для лучшего понимания макроэкономики. Я первое время молча недоумевал, а потом начал действовать. Я знаю немецкий, английский, французский, испанский языки. Посетил сайты Кембриджа, Оксфорда, университета им. Гумбольдта в Берлине, Технического университета в Дрездене, Сорбонны в Париже. Скачал их учебные планы первого курса для экономистов, аккуратно перевел все это на русский, сравнил с программой в университете Орла, сопроводил собственным письмом и отправил в деканат.

Зачем?

Россия играет все более активную роль в международных событиях — этот факт уже давно стал очевидным. Чтобы поддерживать процесс, нам нужны высокообразованные, дисциплинированные и конструктивно мыслящие студенты. Поэтому самое важное сейчас — пересмотреть их цели и задачи и определить новые. Может быть, именно к этому моменту мы сейчас и подошли!

Конструктивные предложения у вас были?

Конечно. Восемь пунктов по поводу формирования учебного плана и распорядка дня. Оксфорд, университеты в Дрездене, в Боготе с первого дня предлагают студентам интенсивное изучение специальных дисциплин. У нас же это начинается со второго-третьего курса. Все остальное время — потерянное. Студенты в Германии, Англии, США работают, исследуют, создают проекты, уходят далеко вперед. А мы отстаем, не поднимаем свой уровень. Хотя у России должна быть задача догнать и перегнать.

Занятия однотипные. Мы сидим, как школьники, и записываем лекции в маленькие зеленые тетрадки. Восприятие материала преимущественно идет через слух, что очень трудно, особенно для иностранных студентов. В Германии, в других европейский университетах вовсе не обязательно посещать лекции. Если есть четкий список тем — учите самостоятельно дома, в библиотеке. А в Орле был журнал посещений, и нам говорили, что если не будет пропусков — зачет поставят автоматом. Мало кого волновало, как студенты осваивают материал. Я часто слышал, что если студент не учился, оценки можно купить за деньги.

Позвонила заместитель проректора по учебной работе и пригласила на беседу. Она была немного в шоке, что я могу такие письма писать. Ведь я просто студент — то есть должен молча учиться. Но они были добры со мной: предложили составить индивидуальный план обучения.

Согласились?

Если мы хотим изменить что-нибудь, то нужно обладать полной информацией, все анализировать. Но если я буду исключен из общего учебного процесса, то просто не узнаю, что происходит. Поэтому я отказался. После беседы мне предоставили учебные планы, где было сказано, когда какая лекция по предмету. Огромный объем, а содержания мало. Неэффективно. Поэтому я решил перейти на факультет иностранных языков — хотел лучше изучить французский.

В Орле?

Ну да. В деканатах и прежнего факультета, и нового были согласны, я написал заявление о переводе.

Сколько стоит обучение в Орле?

73 400 рублей в год.

По сравнению с европейскими вузами это конкурентная цена?

Мне кажется, что при таком качестве — нет. В Германии, например, учеба вообще практически бесплатная. Студент только оплачивает административные расходы — 220 евро каждый семестр. В эту сумму, кстати, входит проездной на общественный транспорт. Получается 30 тысяч в год. К тому же в Орловском университете все дорожает. Мои друзья жаловались, что учеба на факультете информатики сейчас уже стоит 120 тысяч рублей. Студенты недовольны, что заниматься приходится по старым учебникам. Лекции преподаватель читал по своей книге, которую он написал еще при СССР. Другое не предлагалось. Последних разработок преподаватели просто не знали или не рассказывали о них.

Уровень владения иностранными языками у учителей оставляет желать лучшего. То есть по интернету они гуляют только в коридоре русского языка. А все, что происходит в Германии, Франции, Великобритании или испанском мире, — мимо. Я говорил об этом с некоторыми преподавателями. Они разводили руками: иностранный учили в школе, без практики он забывается. Возможности куда-то поехать при такой зарплате нет. Тогда я взял список Форбс и написал семнадцати самым влиятельным российским олигархам: Тимченко, Усманову, Фридману, Дерипаске, Потанину и т.д.

Где адреса взяли?

В интернете. Попросил денег для формирования фонда целевого капитала Орловского университета. По примеру Гарварда или Массачусетского технологического института в Бостоне. Орловские студенты заслуживают того же шанса, что и те, кто живет в более благополучных местах. Самое большое преступление для страны — экономия средств на будущем новых поколений.

Кто-нибудь из них ответил?

Пока нет.

Тараканы, клопы, матрасы с дырами

Где вы жили во время обучения?

Я попросил забронировать комнату в общежитии. Жил вместе с другими студентами в квартире: четыре комнаты, общая ванная и туалет. Мне хотелось почувствовать атмосферу, быть в среде. У меня в общежитии всегда была политика открытых дверей. Я их закрывал только когда ложился спать. И одногруппники ко мне в гости постоянно приходили, расспрашивали, как там жизнь в Германии, Мексике, Франции. Мы пили чай, готовили ужин, была очень интересная атмосфера. Некоторые студенты хотели изучать английский. Я купил в детском мире большую белую доску, маркер и преподавал английский и немецкий. Тягу к знаниям у молодежи надо поддерживать.

Для специалиста по гостиничному бизнесу российская общага — серьезное испытание?

Я сделал ремонт в своем отсеке. В комнате из досок построил кровать, стол, стеллаж. Мне из Берлина отправили мою библиотеку — 700 книг. Было хорошо. А потом присмотрелся, как живут мои друзья на других этажах, и был шокирован. Почему так грязно, почему плесень на стенах, ржавчина, что происходит? Обращался к коменданту, в сам вуз. Мне отвечали: нет денег. Я пошел в магазин и купил шторы, сливной бачок, новые сиденья на унитаз, новые смесители в санузлы. И не только на свой этаж, но и на другие. Ввернул лампочки в коридорах. Однажды я заметил, какие матрацы в комнате у моих знакомых студентов — очень-очень тонкие и местами с дырами. Эти дыры они уплотняли одеялами, чтобы не проваливаться ночью.

Почему они новые себе не купили?

Эти ребята были из Туркменистана. Откуда там деньги? Они мне помогали учить русский. Мы вместе ужинали пловом. Господи, какой вкусный туркменский плов! Я купил для них семь новых матрацев, заплатил 23 тысячи рублей. Студенты должны спать аккуратно, хорошо высыпаться. Только тогда у них будет способность усвоить новые знания.

Откуда у вас средства? Вы же безработный студент.

Я десять лет работал в Лондоне. У меня была очень хорошая позиция там, узкая специализация, и это отлично оплачивалось. Так что сумел сформировать накопления в банке. Но я вовсе не богатый человек. У меня есть лимит средств. Я не могу все отремонтировать. Ну и кроме ремонта были другие проблемы.

Однажды я заметил у одного знакомого студента из Бенина много красных точек на руке и удивился. Он сказал: «У меня в комнате живут какие-то животные. Я не знаю, кто это». Мы пошли к нему. На кровати и стене точки — капельки крови. Подняли матрац, а эти животные оттуда — фыр-р-р!

Клопы?

Да. Я уже потом по гуглу определил, кто это. Сам таких ни разу в жизни не видел. Администрацию общежития мы проинформировали. Но там пять месяцев никак не реагировали. Самостоятельно мы вывести клопов не могли. Они начали расселяться по всем этажам. Тогда я собрал несколько животных в баночку и поставил ее на стол первому заместителю проректора. Только тогда были приняты меры. Но после клопов пришли тараканы. Ужас, как их было много! А потом у нас объявили карантин.

Дом или тюрьма

В связи с гриппом?

Официально — да. Но у нас карантин продолжался 68 дней. Это очень много. Никого нельзя было приглашать в гости. И карантин предполагает изоляцию, а мы же все время ходили на занятия. Какой в этом смысл? Это было удобно только для администрации общежития — им меньше работы. Когда я обратился в прокуратуру и Роспотребнадзор, карантин сняли. Но повесили расписание прихода гостей: с 11 до 14 и с 17 до 20 часов. Я им говорю: это точно общежитие, а не тюрьма? Это серьезно нарушает мои гражданские права, а также права студента и нанимателя жилья. Каждый студент, проживающий в общежитии, платит 450 рублей в месяц.

Вы опять пошли с жалобой в администрацию университета?

Я сначала пробовал в Орле все эти проблемы решить. Но поскольку никто не услышал, обратился на другой уровень. Отправил в Министерство образования письмо о катастрофических условиях жизни в нашем общежитии, прикрепил 20 фотографий.

Помогли?

Представляете, они переслали мое заявление ректору Орловского университета — то есть тому, на кого я жаловался! Зачем? Это неаккуратно. Почему бы Минобрнауки просто не прислать сюда комиссию и секретно все не проверить? Если я вру — подавайте на меня в суд. Если прав — у вас на руках окажутся все документы для того, чтобы наказать виновных. Ну, и убрать из системы неадекватных людей. Меня поразило, что ректор Орловского университета написала, что я все факты умышленно исказил. Она сказала, что общежитие регулярно участвует во Всероссийских конкурсах, а фотографии неизвестно где сделаны. И этот ответ мне из Минобрнауки переслали в качестве «принятых мер»! Ужас!

Мне, кстати, вчера пришел ответ из министерства образования. Я им отправил письмо на сайт 15 декабря, где снова проинформировал о том, что происходит. А получил ответ, что «ваше обращение от 19 декабря не содержит вопроса». Я просто в шоке. Как можно так работать?

Издержки бюрократии. Неужели не сталкивались с таким в других странах?

У меня мама в Берлине работала в федеральном агентстве по охране окружающей среды. К ним часто приходили жалобы. Они никогда эти письма не пересылали тем, на кого граждане жаловались. Если так делать, то скоро просто никто не будет говорить о недостатках, все будут бояться. Но тогда ведь невозможен прогресс. Для меня это просто абсурд. Я написал ректору и спросил, зачем она порочит меня, вместо того чтобы поблагодарить и выразить признательность тому, кто обращает внимание и представляет доказательства абсолютно недопустимых условий жизни. Затем еще раз сфотографировал неопрятные кухни, туалеты, взял переводчика и поехал лично в Москву, в Минобрнауки.

И вас приняли?

Странный вопрос. Мой переводчик, молодой парень тоже удивлялся: «Что мы тут делаем?» Я говорю: нельзя оставлять, нужно добиваться справедливости. Мы почти час разговаривали с сотрудницей, которая мне ответ отправила. Я ей говорю: разве нет у вас обязанности следить, чтобы соблюдались права студентов? Это ведь ваше будущее, вы их должны воспитывать. Получается, они вам не нужны, раз вы о них не беспокоитесь.

Чиновница осознала свою ошибку?

Она сказала, что вопрос — не в ее компетенции. И отправила меня в главное здание Минобрнауки на Тверской. Мы и туда прорвались. Там тоже были не рады. Сказали, что мы нарушили субординацию. Я сказал: «Может быть. Но я два года работал в парламенте Лондона и знаю, что есть ситуации, в которых способен помочь только руководитель. Поэтому я захотел говорить с людьми, которые принимают важные решения».

Удалось их убедить?

В Минобрнауки записали все наши данные, взяли документы. Роспотребнадзор Орловской области возбудил дело по факту антисанитарии в общежитии. А потом меня просто исключили из университета.

Мы ждем перемен

Завалили сессию, пока по министерствам бегали?

Вовсе нет. У меня были четверки и пятерки. Я на отлично освоил дополнительную полугодовую программу «Государственное и муниципальное управление». Зацепились за путаницу в бумагах. Договор о моем переводе на другой факультет не был вовремя оформлен. Но я-то тут при чем? Я студент, и моя главная обязанность — учиться, а не следить за документооборотом. Но я думаю, что дело в моей принципиальной позиции. 7 июня 2017 я получил извещение о том, что нужно оплатить имеющуюся задолженность в размере 44 443 рублей. Все перечислил. А 13 июня вышел приказ об отчислении. И еще аннулировали визу. Чтобы не нарушить российские законы, я должен был в трехдневный срок уехать из страны. У меня было много вещей в разных частях города у друзей, сломанная машина. Все вынужден был бросить, так как не успевал собрать. Когда улетал, то даже не знал, когда могу вернуться. Представляете, что я чувствовал?

Что орловский университет — не ваш вуз?

Нет. Я пошел в Минобрнадзор. Там подтвердили, что исключение незаконное. И я решил судиться с университетом. Нашел адвоката в Орле. Было четыре заседания. Свидетелями ни преподаватели, ни студенты прийти не захотели. Такой был дикий страх — все ректора боялись. На последнее заседание пригласил 50 человек. Но пришел только один студент, который сейчас учится в Москве, то есть от вуза не зависит. Когда судья огласила приговор — даже не поверил, что выиграл! Ничего себе! Я очень доволен. В судебном процессе университет предлагал мне мировое соглашение, но я отказался — хотел справедливости. Я потратил много денег на визы, разъезды, судебные издержки.

Зачем вам это надо? Вы же сами рассказываете, что никто из студентов вас не поддержал. То есть за свои права люди не хотят бороться, их и так все устраивает.

Когда я прилетаю в Берлин, Лондон, Париж, то вижу, что о России пишут негативно. Этого не должно быть, это незаслуженно! На самом деле тут живут очень талантливые люди. Нужно просто чуть-чуть поправить изнутри систему образования. И я ведь со многими студентами разговаривал: они хотят, чтобы стало лучше. Мы никогда не знаем, какое наше действие может дать толчок изменениям. Вчера еще ситуация для этого была неблагоприятной, а завтра — уже можно. Но если не будем постоянно пытаться пробовать, то никогда не откроем двери.

lenta.ru

Читай журнал

Скачай №93 декабрь-февраль PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X