«Я работаю в гостинице „Украина“»

Работники и жильцы последней сталинской высотки — о гостеприимстве, путче и Кутузовском проспекте

Гостиница «Украина», которая с 2010 года называется Radisson Royal Hotel Moscow, — седьмая и последняя сталинская высотка, построенная в Москве. 206-метровое здание по-прежнему является самой высокой гостиницей в Европе. В ней больше 500 номеров, а боковые 11-этажные крылья занимает жилье. The Village поговорил с работниками гостиницы и владельцем квартиры в жилом корпусе.

РАСПОЛОЖЕНИЕ: Кутузовский пр-т, 2/1

ГОД ПОСТРОЙКИ: 1953–1957

АРХИТЕКТОРЫ: Аркадий Мордвинов и Вячеслав Олтаржевский

СТИЛЬ: сталинский ампир

ЧТО ЗДЕСЬ НАХОДИТСЯ СЕЙЧАС: гостиница Radisson Royal Hotel Moscow, два жилых корпуса

СТОИМОСТЬ ПЯТИКОМНАТНОЙ КВАРТИРЫ В ЖИЛОМ КОРПУСЕ: 152 миллиона рублей

СТОИМОСТЬ АРЕНДЫ ДВУХКОМНАТНОЙ КВАРТИРЫ В ЖИЛОМ КОРПУСЕ: от 55 до 100 тысяч рублей

ЦЕНА НОМЕРА: от 8 800 рублей за ночь


О месте

Возведение гостиницы началось в год смерти диктатора, 1953-м, а закончилось в 1957-м, через два года после принятия постановления «Об устранении излишеств в строительстве». Потом в СССР таких зданий больше не строили. На фундаменте несостоявшейся восьмой высотки в Зарядье появилось модернистское здание гостиницы «Россия» — о сталинском большом стиле не напоминало уже ничего, хотя после «Украины» прошло всего десять лет.

Здание «гостиничного дома в Дорогомилове» в излучине Москвы-реки было заложено, как и все остальные высотки, в день празднования 800-летия Москвы в 1947 году. Название «Украина» ему дали уже после начала строительства — из-за близости к Киевскому вокзалу и празднования 300-летия объединения России и Украины. Проектировать самую большую в Европе и самую высокую в мире гостиницу поручили Аркадию Мордвинову и Вячеславу Олтаржевскому. Оба к тому моменту были классиками сталинского ампира: Мордвинов строил дома на Тверской, Ленинском и Комсомольском проспектах, а Олтаржевский разработал первый проект ВДНХ, от которого, впрочем, позже отказались, а автора отправили в ссылку.

Олтаржевский описывал гостиницу как «здание современной советской архитектуры», отражающее «национальные композиционные традиции русской архитектуры». «По богатству и характеру архитектурной композиции это не только образ гостиницы — это монумент величия сталинской эпохи», — отмечал архитектор. Комплекс состоит из трех частей: центральной башни высотой в 34 этажа (его целиком занимает гостиница) и двух 11-этажных крыльев — там разместили 250 обычных квартир. Жилье в этом доме — самое дорогое среди сталинских высоток, квартиры там стоят от 116 до 152 миллионов рублей. К гостинице примыкает сквер и набережная, сейчас там находится конгресс-парк и флотилия из прогулочных яхт-ресторанов.


АЙРАТ БАГАУТДИНОВ

основатель проекта «Москва глазами инженера»

Самым необычным при строительстве этой высотки было возведение ее фундаментов. Она стоит на берегу Москвы-реки, при этом отметка дна котлована была на шесть метров ниже уровня реки. Вода бы неминуемо просачивалась в котлован и превращала его в бассейн. Для того чтобы этого не случилось, применили технологию водопонижения. По периметру котлована в два ряда забили трубы, имевшие фильтрующие наконечники. Трубы подключили к насосу: подступавшая к стенкам котлована вода сразу откачивалась.

Аркадий Мордвинов был известен как хороший организатор строительства. В 30-е годы он создал метод поточного строительства, который позволил значительно ускорить строительство жилых домов (кирпичные дома строились почти с той же скоростью, что позже панельные). Таким образом он застроил Тверскую улицу и Ленинский проспект. Думаю, это организаторские способности сыграли не последнюю роль при выборе его для строительства «Украины», ведь любая высотка — это сложный строительный проект.


Как здесь работается

Нина Сергеевна Глыбенко

заместитель генерального директора по размещению и обслуживанию гостей

О карьере

Я попала сюда 26 лет назад по великому блату — тогда персонал не набирали, вакантные места освобождались очень редко. Два месяца работала горничной, потом меня перевели на следующую позицию — дежурный по этажу. Я выдавала гостям ключи. На моем этаже было 86 номеров — сейчас даже гостиницы бывают меньше, чем один этаж у нас. Так я отработала месяцев семь. Потом эту должность убрали. В конце 1992 года сделали новый ресепшен — большой, свободный, с компьютером, там гость мог сразу оплатить номер и получить ключ. Еще два-три года я работала там. Потом стала старшей смены только появившейся службы размещения — и в итоге отработала на этой должности десять лет. Тогда это было нормально — никто не думал, что через год нужно просить о переводе на более высокую должность. Потом меня назначили начальником службы размещения и бронирования, а еще позже — заместителем директора.

Сейчас я контролирую службу размещения и обслуживания гостей: швейцаров, подносчиков багажа, консьержей и других людей, которые контактируют с гостем во время его проживания. Моя задача — обеспечить гостю настолько комфортную обстановку, чтобы он захотел сюда вернуться.

О том, как устроен рабочий день

Я прихожу на работу в 07:30–08:00 и сразу обхожу всю гостиницу начиная с первого этажа. Важно знать, что произошло ночью: пока еду на работу, я читаю все отчеты, которые служба размещения написала за ночь. Если есть какие-то жалобы, это нужно исправить, пока гость не уехал. Даже маленький подарок-извинение, например коробка конфет во время чек-аута, поможет избежать негативного отзыва.

Потом начинаются совещания. На них мы обмениваемся информацией с другими службами. Мы аккумулируем все жалобы и пожелания гостей и передаем отчеты генеральному менеджеру и генеральному директору гостиницы. После этого я часто выхожу встречать гостей. Мне кажется важным делать это самостоятельно.

Хороший отельер вообще предвосхищает желания гостя. Если это молодожены, то в номере должна быть ваза — они же приедут с цветами. У нас очень много постоянных гостей. Если мы знаем, что гость останавливается только в номере с видом на Белый дом, мы найдем ему такой номер. Важно обращаться к гостю по имени и отчеству, если ты его знаешь.

Самый важный вопрос, который я задаю на собеседованиях: готовы ли вы работать в сфере обслуживания, то есть прислуживать людям? Если человек готов, то он сможет здесь работать. Если нет — никогда. Надо улыбнуться, надо поклониться, надо поблагодарить гостя за то, что он пришел. Потому что гость — это наша жизнь, это наша зарплата, это наше все. Надо быть благодарным за то, что он сюда приехал. А чтобы быть благодарным, нужно его любить.

О гостях и путче

Естественно, посетители гостиницы изменились — из-за изменений в стране в целом. Был один контингент, стал другой — может быть, менее приятный, но мы знаем, что было в 90-е. Группы туристические как были, так и есть.

Когда я только начинала здесь работать, мы все были театралами. Тогда это было очень распространено: билетов было не достать, мы перекупали их друг у друга. И для нас Джигарханян, Янковский, Быков были всем — попасть на их спектакль дорогого стоило. А тут ты сидишь на этаже, работаешь, открывается лифт — и выходит Янковский. Говорит: «Здравствуйте! Как ваши дела?» Для меня это было впечатлением: к тебе приходят люди, на спектакли с которыми билет-то сложно достать. Я всем родным об этом рассказывала: «Представляете, он заходит…» А потом я уже начала понимать: да, это гостиница, здесь бывают известные люди.

Были и не такие приятные моменты. В день путча я работала на ресепшене. Когда в обед начали стрелять танки и посыпались стекла, было очень жутко. Это были тяжелые времена для гостиницы. Потому что во время операции здесь жили солдаты, а когда восстанавливали Белый дом — строители из Турции, которые занимались его ремонтом.

О районе

Сейчас я живу в Сокольниках. Добираться удобно — я еду до «Библиотеки» по красной ветке, а дальше на автобусе. Плюсов у района много: тут правительственная трасса, Белый дом. Причем если раньше достопримечательность была одна — сам Белый дом, то теперь прибавилась «Москва-Сити». Набережная, смотровая площадка, столько ресторанов — здесь одни привилегии.

В самом здании мне больше всего нравится 11-й этаж, с лаундж-зоной, президентским люксом и номером 177, и первый этаж, где холл. Там комфортно: высокий потолок с панно, плюс все гости на виду. Но вообще это здание — настоящий город в городе, как его можно не любить?

Дмитрий Столяров

консьерж

О работе консьержа

В отельном бизнесе я с 2006 года, здесь работаю три года и два месяца. Моя обязанность — помогать гостям в решении их вопросов и проблем. Зона ответственности здесь очень условна. Ты не можешь сказать гостю: «Извините, вам не ко мне, а туда-то». Я выполняю любое требование гостя: от просьбы убраться в номере до организации посещения «Щелкунчика» в Большом театре 31 декабря. Для этого нужна смекалка и любовь к городу.

Например, в мои обязанности входит посещение новых ресторанов. Когда открывается новое место, мы ходим знакомиться с владельцами, чтобы в случае чего забронировать там столик для гостя в пятницу вечером. И, естественно, чтобы понять, стоит ли рекомендовать этот ресторан гостям или нет.

Я работаю два дня через два. В свободное время я гуляю — мне очень нравится Алексеевский район, где я живу. ВДНХ, Ростокинский акведук — там хорошо и просто отдыхать, и заниматься спортом. Для работы мне важно следить за тем, что происходит в городе. Поэтому я часто хожу в новые места, на открытия выставок, например в Третьяковке, на театральные премьеры. То, что мне нравится, я потом могу советовать гостям.

Работу в гостинице сложно вписать в какие-то рамки — это огромный плюс. Каждый день не похож на предыдущий. Я не люблю рутину, поэтому должность консьержа для меня — то, что нужно. Это не может надоесть. Недавно в гостиницу приехала женщина преклонных лет из Швейцарии и попросила организовать ей бронированный автомобиль с джипом охраны. Бабушка божий одуванчик, но ей так спокойнее. Где еще такое встретишь?

О районе

Еще со школы как-то сложилось, что я не люблю Арбат и Дорогомилово. В очередной раз убеждаюсь, что жизнь — очень забавная штука, которая может перевернуть все с ног на голову. Сейчас я работаю здесь и с каждым днем влюбляюсь в это место все больше и больше. Я же смотрю на это профессионально: по транспортному удобству и количеству достопримечательностей равных ему нет. Дом правительства, высотка на Кудринской, Кутузовский проспект, Новый Арбат, Старый Арбат — вся жизнь, все движение проходит здесь.

Инесса Саксеева

директор отдела продаж и маркетинга

О работе

В гостинице я работаю семь лет. Моя обязанность — заполнить ее на 70–100 %. Гости должны бронировать номера по хорошей, высокой цене, а все площадки должны быть заполнены арендаторами. В конгресс-парке и на втором этаже должны проходить мероприятия.

В отделе продаж работают 30 человек. Каждый день они звонят в разные компании и предлагают услуги гостиницы. Часть сотрудников продвигает ее в интернете, часть — работает исключительно с мероприятиями, есть девочки, которые работают с туристическими агентствами. По всему городу, даже миру, люди из нашего отдела проводят встречи и созваниваются с кем-то, чтобы у гостиницы были деньги. Весь мой день забит встречами — календарь заполняется на две недели вперед.

О качествах хорошего продажника

Он должен быть доброжелательным, не бояться первого контакта, любить свою работу и общаться с людьми, не быть навязчивым, хорошо выглядеть, знать деловой этикет. Но самое главное — держать много деталей в голове. Когда вы проводите мероприятие на тысячу человек, при этом у вас 200 человек еще живет в гостинице, из которых часть — это первые лица государства и VIP-персоны, нужно все помнить. Также важно настроить коммуникацию с другими сотрудниками гостиницы, а их больше тысячи. Гостю должно казаться, что все происходит само собой: ему нужно сделать какой-то комплимент при заезде, не забыть выделить ему номер с видом на «Москва-Сити» и так далее. Есть гости, которым можно делать апгрейд номера, но есть и те, которым нельзя. У государственных делегаций есть четкая служба протокола, и если ты сделаешь апгрейд не тому человеку, то можешь спровоцировать скандал. Все эти мелочи менеджер по продажам должен знать.

Ты все время должен быть на связи. Наши гости не знают временных границ — независимо от того, ночь сейчас или день, в отпуске ты или на больничном, нужно забронировать номер. У меня есть клиенты, которых я веду с 2010 года, потому что я знаю, что они не перейдут к другим менеджерам, им комфортно со мной. Это не совсем близкие друзья, но им не скажешь в десять часов вечера: «Ой, вы знаете, у меня рабочий день кончился».

О гостях и знаменитостях

«Украина» очень популярна среди москвичей. В других гостиницах так часто местные жители не останавливаются. Нас выбирают из-за локации и имиджа. Она не слишком близко к центру — это удобно, потому что всегда есть парковка и нет большого туристического потока. К тому же мы рядом с «Москва-Сити» — это важно для бизнес-клиентов.

Когда к нам заезжал Элайджа Вуд, организатор меня сразу предупредил, что актера очень любят поклонницы — нужно выводить его через разные выходы. Я подумала: «Элайджа Вуд — не Джордж Клуни, не Брюс Уиллис, почему к нему должно быть столько внимания?» На второй день мы понимаем, что гостиница оккупирована его фанатками. Встал вопрос о сопровождении. И когда мы начали собирать группу, сотрудники службы безопасности начали соревноваться друг с другом, чтобы попасть именно к Элайдже. Как оказалось, они все большие фанаты «Властелина колец».

В 2017 году у нас останавливался председатель Китайской Народной Республики. Его сотрудники полностью заняли этаж и не пускали туда наш персонал. Для него строили специальный шатер, потому что по протоколу положено, что никто не должен видеть, что руководитель страны делает и как.

О высотке

Мне очень нравится башня. Есть основное здание, есть крылья, где живут местные, а есть башня с апартаментами — их мы сдаем под проживание. И там есть двухуровневые квартиры, из которых открывается потрясающий вид. На последних этажах в них панорамные окна — кажется, что ты на облаке. Я работаю в офисе — в нем нет ничего особенного, он выглядит как простой офис.

Елена Капра

руководитель департамента рекламы и PR

О работе

Я пришла сюда вместе с новым собственником в 2007 году. Мне надо было придумать новую легенду отелю. Идея была в том, что это — дворец гостеприимства, поэтому здесь так много живописи и скульптур. Скульптуры мы добавили сами, а вот живопись с самого начала была частью интерьера.

Мы собирали по старым мастерским Москвы и Петербурга скульптуры 40-х и 50-х годов. Всего их набралось 57. Они очень наивные и трогательные: партизаны, спортсмены, пионерки, играющие с черепахой. Статуи настолько органично вписались в интерьер, что гости, которые были у нас до реновации, говорят, что помнят их.

Я занималась проектом экспозиции диорамы Москвы, которая сейчас находится в холле. Ее сделали в 1977-м по заказу МИД для выставки в Америке. Отель был построен в 1957 году, и это своеобразная машина времени. Диорама — тоже часть этой машины времени, переносящей вас в 70-е: с гостиницей «Россия», «Лужниками» без купола и Москвой без пробок. Я писала тексты для аудиогида к диораме и сценарий анимированный презентации к ней — к моменту покупки она сильно обветшала. Теперь, даже если у гостя нет времени съездить в Кремль, он может изучить его здесь.

О скромных звездах

У нас есть апартаменты для длительного проживания с кухней и несколькими комнатами, в том числе для прислуги. Это очень удобно — при желании из гостиницы можно не выходить вообще. Летом 2010 года, когда вся Москва плавала в дыму, к нам приехало много гостей-москвичей, особенно с детьми, которые просто не могли находиться дома.

Иногда случаются казусы. Однажды мы поселили в президентский номер Скарлетт Йоханссон, но она попросила другой — в номере на 370 квадратных метров ей было некомфортно. Звезды вообще довольно скромные — иногда они бронируют номера сами, и мы только по факту узнаем, что к нам приехала знаменитость. Есть и исключения. Менеджмент футбольных клубов, например, часто настаивает на конфиденциальности: у нас в протоколе жестко прописано, как спортсмены должны заходить, чтобы не пересекаться с гостями, какой у них должен быть режим и меню.

О районе и высотке

Я живу в Новой Москве, но мне очень удобно сюда добираться. Полчаса на электричке — и я на Киевском вокзале, откуда до отеля десять минут по Украинскому бульвару.

Мой офис выполнен в более привычном стиле: стеклянные перегородки, рабочие столы, шкафы, принтеры. О том, что мы в сталинской высотке, нам говорят сводчатые окна, которые выходят на Москву-реку, и особая тишина — стены-то толстенные! В моем офисе много зелени — я люблю растения, они добавляют помещению жизни. Ну и творческий беспорядок тоже здесь частый гость, особенно в преддверии новогодних праздников: мы разрабатываем подарки для гостей и партнеров отеля, а также занимаемся оформлением, поэтому офис завален образцами материалов, концептуальными вырезками, референсами и прочей новогодней мишурой. Ходить приходится по стеночке.

Обедать мы ходим в нашу столовую. Ассортимент там отличается от того, что получают гости: по два варианта салатов, супов, горячих блюд и гарниров, каши. Радует, что вегетарианцы и соблюдающие пост здесь тоже могут составить себе рацион. Выходить куда-то времени обычно не остается. Конечно, бывают деловые встречи не в стенах гостиницы. И мы с коллегами изредка совершаем вылазки после работы в какие-то интересные заведения.

Некоторые жалуются на то, что внутри отель слишком помпезный, в интерьере слишком много золота. Но мне кажется, что это тот случай, когда внутреннее содержание соответствует внешнему. Какие еще интерьеры могут быть в таком здании?

Мои друзья постоянно принуждают меня проводить время здесь. Я иногда им говорю: «Давайте пойдем в какое-то другие место, меня уже утомило». А они отвечают: «Нет, у вас все красиво и вкусно, давай пойдем к вам». На 9 Мая все рвутся на корабликах покататься, фейерверки смотреть. Я безумно люблю бывать у нас на смотровой площадке. Если смотреть из гостиницы на Кутузовский вечером, то можно увидеть, как в той стороне сияют красные огни, а в этой — золотые. Это машины в пробках стоят, их принято ругать, но выглядит невероятно красиво.

Как здесь живется

Роин Иосава

О доме

Я оказался в этом доме не по своей воле, живу в нем с 1989 года. Я разошелся с женой, и мне предоставили тут одну комнату в коммуналке. Потом мы вместе с соседями ее разменяли, купили соседке квартиру, и я переехал в однушку в этом же доме. Сейчас я на пенсии, а до этого был дрессировщиком дельфинов — первым в Советском Союзе.

Я приехал в Москву в 1979 году, чтобы создать здесь океанариум. Десять лет занимался этим, работал режиссером Главцирка, ходил в Министерство культуры СССР. В итоге я добился того, чтобы в Измайлове построили океанариум за счет финской фирмы. Но господин Лужков, который тогда еще был просто партийным чиновником, а не мэром Москвы, сказал: «Вы что, с ума сошли? У нас нищие сидят в переходах, а вы собираетесь океанариумы строить». И зарубил это дело.

Я видел, как обстреливали Белый дом, как оттуда стреляли в людей, которые стояли на крыше дома напротив. Там тогда был офис CNN. Когда я вылез в окно, чтобы посмотреть, что происходит на Кутузовском проспекте, они меня сняли на видео. Потом я повернулся и увидел себя по телевизору.

В нашем доме живут очень порядочные и заслуженные люди. Не могу вспомнить, чтобы встречал здесь бандитов. Район за все время поменялся не сильно. На Украинском бульваре недавно снесли постройки — там был японский ресторан и что-то еще. А за зданием сейчас строят метро. Многие выступают против этого, а я — за. Удобно — вышел из дома, спустился в метро и едешь по всей Москве куда хочешь.

О районе

Мне нравится гулять по набережной Шевченко, в парке. Дорогомилово находится на полуострове, здание стоит в хорошем месте. Я здесь прижился, уходить никуда не хочу. Соседство с гостиницей мне не мешает. Единственное — на Кутузовском только два продуктовых магазина осталось. Приходится ездить на Дорогомиловский рынок. А продукты нам нужны — в рестораны я не хожу, предпочитаю готовить сам. К тому же бывают моменты, когда ко мне в два часа ночи гости приезжают из другого города в качестве сюрприза, а у меня даже хлеба нет.

Мне не нравится «Сити» — это не Москва, не русский город, рекламные, западные моменты. Для чего нам небоскребы? Что, у нас земли нету? Сталинские высотки в свое время критиковали все, но они генерировали энергетику, собирали город. А «Сити» — это отмывание денег.

Мне не нравится, что в нашем доме хотят сделать капитальный ремонт. В стенах сейчас установлены цинковые трубы. А нам предлагают заменить их на пластиковые и провести их снаружи стен. Зачем? Они угрожают, что если я их не пущу в квартиру, то они отключат свет и воду. А почему я их должен пускать? Я сделал хороший ремонт, они все раздолбают. Мне это не нравится.

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №96 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X