Владимир Сунгоркин: "Фенимор Купер умер. Но осталась река…"

Традиционный отдых важного человека в России, если верить народным слухам, – это баня с девочками. Ну, или закрытые для посторонних пансионаты со всем набором мыслимых и немыслимых услуг. Можно еще с ракеткой в руках попрыгать на корте или с горки скатиться в крутом прикиде, – это для прессы.
Поэтому, когда видишь, как известные в стране люди становятся под рюкзаки или садятся на плоты и тащатся к черту на кулички кормить комариков, недоумеваешь: неужто ничего лучше не придумали? Тем не менее вот один из них. Владимир Николаевич Сунгоркин – главный редактор самой популярной и тиражной в России газеты «Комсомольская правда». Каждое лето он ходит по бурным российским речкам на плотах.
Я сплавляюсь очень давно, с начала семидесятых. Тогда я учился на отделении журналистики Дальневосточного университета. Цивилизация сплавщиков вообще давняя, она началась где-то в послевоенные годы. Это было модным. На реке человек чувствовал себя свободным. Многие искали себя в туризме. Одни шли в горы, другие в пешие походы, третьи сплавлялись. Люди тогда стремились к каким-то званиям, достижениям. Было престижно носить на груди значок мастера спорта или хотя бы кандидата. Первые десять лет и я занимался сплавом, как спортом.

«За экспедиции
нам платило Географическое общество»

– Сплавляются, как правило, группами по десять–пятнадцать человек. Я прибился к команде Леонида Банникова. Он широко известен среди сплавщиков, до сих пор ходит на реки, хотя ему уже под шестьдесят.
Сначала это был спорт. Потом мы делали околонаучные экспедиции. Тогда на многие северные территории еще не было карт. Оставалось много районов, куда не могли попасть обычные люди. Но при этом шли бурные географические и геологические исследования. Я застал времена, когда за экспедицию нам платило Географическое общество! Немного, конечно, но этих средств хватало, чтобы «заброситься». Плыли, писали дневники, после похода составляли отчеты. А уже в девяностые годы мы перешли к более легкому варианту отдыха на воде.
– «Матрасный туризм»?
– Почти. Все реки делятся по сложности на шесть категорий. Сейчас я стараюсь ходить на средние реки – не выше третьей категории. А когда занимался спортом, ходил до пятой. Шестая – это уже для чокнутых.

На чем ходить

– В годы, когда я начинал ходить на реки, главным сплавным средством был так называемый плот спасательно-надувной, ПСН-10. Такие стоят на всех кораблях. При аварии он надувается автоматически. Достаточно легкий, надежный и комфортный, но предназначен для одноразового использования. Он гниет, поскольку рассчитан на то, что люди, выбросившись с тонущего корабля, будут плавать максимум дней десять. Вот на таких мы и ходили до девяностых годов. А еще раньше, в пятидесятые–шестидесятые, сплавщики ходили на деревянных. Сейчас предпочитаем рафты.
– Тогда уж расскажите, что это такое…
– Плот в понятии сплавщика – та же резиновая лодка, просто другой конфигурации. Если добавить мощные надувные борта, получится рафт. Но тут есть одна хитрость. Обычно при прохождении порогов вода заливается внутрь. Чтобы решить эту проблему, дно у рафта не приклеивается, как у лодки, а привязывается веревками. Получается своеобразный батут, немного выше уровня воды. Он пружинит, а по краям – щели, куда сливается вода.
– Как же на таких проходить пороги?
– Преодолевать пороги – это не значит ездить днищем по камням. Наоборот, надувной плот, ударяясь о камни, так же легко от них отскакивает. Как резиновый мячик!
– А если порвется?
– Шансов не так уж и много. Когда вода миллионы лет шоркает о камни, они становятся гладкими, округлыми. Хотя камни тоже бывают разными. Порой приходится и клеиться. Но все рафты состоят из большого количества камер. Даже если пробьет две-три, вы доберетесь до берега на оставшихся четырех.
– Тем не менее многие предпочитают катамараны…
– Да, это две резиновые «сигары», соединенные палубой из связанных между собой жердей или алюминиевых труб. На эту палубу садятся и плывут. Но это менее комфортно. Самое удобное – все-таки ПСН. На нем можно даже спать, когда проплываешь плес. К тому же он берет почти тонну груза.

С кем плыть

– Как подбирается компания для сплава?
– Сплавщиков в России тысячи. Многие знают друг друга, общаются, обмениваются информацией. Это очень удобный вид отдыха. Можно останавливаться, где хочешь, собирать грибы-ягоды. Это и рыбалка, и охота. Действует как настоящий наркотик! Поэтому все ходят довольно сбитыми компаниями. Случайных людей на сплавы стараются не брать.
– Почему?
– Во-первых, надо далеко лететь. Настоящие сплавщики предпочитают, как правило, Сибирь и Дальний Восток. Во-вторых, чтобы попасть к реке, надо брать вертолет. Вертолет стоит дорого. В-третьих мы, как правило, забрасываемся в места, где много факторов риска. И один из основных – человеческое общение. Если появится случайный человек, может возникнуть конфликт. Я сто раз наблюдал такие ситуации. Взяли нового человека – начинаются проблемы. Он не понимает, почему им командуют, не слушается. А у нас военная дисциплина. К тому же у него может быть другое чувство юмора.
– И что вы делаете, попав в такую ситуацию?
– Терпим, вздыхаем, сплетничаем за его спиной: мол, надо же, какой дурак попался! И делаем вывод: впредь надо быть гораздо бдительнее. А что еще остается? Мы ведь как на необитаемом острове – никуда друг от друга не денешься. Надо терпеть.
– Кто входит в вашу компанию?
– Это в основном журналисты. Мы ходим вместе уже, наверное, лет двадцать. Наша компашка мало меняется с тех пор, когда я начинал заниматься водным туризмом. Плюс-минус несколько человек. Сами понимаете: кто-то уже не может сплавляться по причине здоровья или семейных обстоятельств, а кто-то только об этом и мечтает. И все же костяк остается одним и тем же. Одиннадцать месяцев в году каждый из нас ведет свою жизнь. Потом две недели сплавляемся, преодолеваем пороги, плотно общаемся. А после прилетаем в Москву и… разбегаемся до следующего сплава. Еще на один год.

Как начать

– Какие качества должны быть у человека, чтобы он мог заниматься сплавом?
– Во-первых, определенная физическая подготовка. Если человек всю жизнь пролежал на диване, ему будет сложно сплавляться и даже опасно. Это же большие разовые нагрузки – выпрыгнуть, оттолкнуться… Нужна серьезная мобилизация. Если в компании один «диванный» человек, его вытащат в случае опасности. А если все семеро «диванники», они могут здорово влететь. Я много раз видел, как здоровый человек – раз! – и ни на что уже не годен.
Обычно люди, у которых есть деньги, но нет опыта, покупают снаряжение, потом находят информацию, что где-то в Сибири есть классная река.
– Отлично, – думают они, – забрасываемся туда и плывем!
Это ошибка. Если вы хотите всерьез заниматься сплавами, ни в коем случае нельзя начинать с труднодоступных рек – Сибири, Дальнего Востока, Алтая. Можно погибнуть. Я знаю множество таких историй. А еще бывает, что все целы и невредимы, зато переругались, передрались и возненавидели друг друга до конца жизни.
Сплавы надо начинать с очень простых речек, по которым идти не больше трех дней. В центральной части России их огромное количество – Тверца, Молога, Западная Двина… Эти маршруты широко известны. В Московском турклубе продаются книги, где они подробно описаны. Сходите для начала на эти речки – покормите комара, помокните под дождем, пообщайтесь ближе друг с другом. Тогда и решите – нравится вам это или нет.
– Ну хорошо, а если понравилось? Что дальше-то делать?
– Ощущение сплава очень интересное. Вы плывете… видите, как меняются по берегам пейзажи… курите или дремлете… Это своеобразный кайф. И если вы точно решили, что искали именно это, значит, пора становиться профессиональным сплавщиком. Значит, надо покупать снаряжение и переходить с первой категории на вторую. Вторая категория – это река где-нибудь в Карелии. Прошел карельскую речку – понравилось. После этого уже надо выбирать реку по каталогам. В том же Московском городском клубе туристов есть библиотека, где можно найти любые отчеты. Правда, в большинстве своем это отчеты шестидесятых–семидесятых годов.
– Но вода каждый год меняется…
– Вода меняется не просто каждый год, а каждую неделю и каждый день! Но какие-то основы оттуда можно извлечь. Я, например, до сих пор изучаю отчеты, когда собираюсь куда-нибудь на сплав. Ведь информации очень мало. Что-либо узнать можно только там или от людей, которые были на интересующей вас реке. Так и надо продвигаться – с первой ступеньки на вторую, со второй на третью…
И обязательно найти и залучить себе в наставники кого-нибудь из опытных сплавщиков! По объявлениям, по знакомствам. Это совершенно нормально. Меня в свое время учили, я сам учил огромное количество людей. Иначе вы многого так никогда и не узнаете.
«Сплав – это дорого…»

– Прежде, чем собираться на сплав, надо понимать, во что это выльется по деньгам.
– Водный туризм – достаточно дорогой. Хороший рафт стоит минимум долларов восемьсот, а лучше брать за полторы-две тысячи. И не стоит покупать лодки просто потому, что они лежат в магазинах. На рынке огромное количество китайского ширпотреба. Однажды мы купили сдуру такую лодку, так она под нами буквально расползлась! Случись это где-нибудь в безлюдных местах, вы примете страшную муку. Поэтому вам в первую очередь понадобится консультант. Знающих людей ищите в турклубах или в интернете.
Следующий пункт – заброска. Вертолет, который доставит вас к выбранному участку реки, стоит около восьмисот долларов за час. Причем надо учитывать и время, которое вертолет затратит на обратную дорогу. Если до места два часа лету, готовьтесь платить за четыре. Плюс он что-нибудь там облетит из-за непогоды… Короче, рассчитывайте на пять. Пять по восемьсот – уже четыре тысячи долларов.
– Наверняка есть речки, где вертолет не нужен…
– Если вы забрасываетесь вертолетом, есть гарантия, что никого по пути не встретите. А если доедете на поезде и стартуете от какого-нибудь моста или поселка, неминуемо столкнетесь с толпами отдыхающих. Летом в России по берегам рек болтается огромное количество людей.

«В Подмосковье лучше на байдарке…»

– Когда-то я сама занималась водным туризмом, ходила на байдарке…
– В средней полосе России лучше плавать именно на байдарке, потому что она имеет собственную скорость. Благодаря тому, что это узкая лодка, она может идти очень быстро по озеру, по медленной реке. И ни в коем случае нельзя по центру России ходить на больших лодках. Здесь всегда ветер, и он редко бывает попутным – обычно или боковой, или встречный. Это закон. Если вы на резиновой лодке или на рафте сдуру пойдете по озеру, то станете игрушкой ветра. Будете в день проходить по пять–шесть километров, потея, мучаясь, выкладываясь вусмерть.
И наоборот: в Сибири или на Дальнем Востоке байдарка – худшее, что можно придумать. Тут понадобятся рафты или широкие лодки для устойчивости. Сибирские, алтайские и дальневосточные реки отличаются мощной водой. На байдарках там ходят в основном фанатики-спортсмены.
– А если хочется сразу попробовать себя в порогах?
– В России есть река Мста недалеко от города Боровичи и Вуокса под Петербургом. Там есть реальные, но довольно простые пороги, где можно себя проверить. Но и там следует думать о безопасности. На Мсте в этом году уже кто-то утонул, сплавляясь через пороги.

Про жуликов от сплава

– Вы никогда не изменяли своему увлечению?
– Я лишь однажды не ходил на сплав. И то по уважительной причине – был в длительной командировке в Африке. Один раз! А так мы утюжим ежегодно тридцать два года подряд, и рек хватит еще на тридцать два года. У России в этом плане совершенно уникальные возможности. Здесь много рек самого разнообразного рельефа, разной сложности. Таких возможностей для сплава нет больше нигде. В сопредельных странах либо одни горы, либо одна равнина, и все уже «попилено» между частниками.
– А у нас не попилено?
– В основном, нет. Хотя уже появляются те, кто покупает у местного начальства право на самые интересные реки и делает там свой бизнес. На Дальнем Востоке это уже не редкость. Вас в аэропорту ждет какой-нибудь местный дармоед, который говорит: «Только мы имеем право водить тургруппы на эту реку. Без нас туда не попадешь». И действительно, без его разрешения вертолеты на эту реку не летят. А он требует огромные деньги.
Я в Хабаровске разговаривал с таким чудилой. Он рассказал, что одна очень красивая река якобы ему отдана на откуп. Я закосил под придурка: «Готов платить. Посчитайте». И он начал: сопровождение, егеря, вертолеты… Насчитал мне десять тысяч долларов только за «помощь»! Я спрашиваю: «Зачем мне сопровождение? Я сам старый сплавщик. Специально прилетел из Москвы, чтобы не видеть посторонних людей».
– Нет, – говорит, – без нас нельзя.
– Что же делать?
– Идите на другую реку. На эту мы вас не пустим. Будем водить иностранцев и московское правительство – у них денег побольше.
Какой-то дикий разговор!

«Этим всегда занимались начальники…»

– Вы заметили, что водный туризм вошел в моду среди очень богатых людей?
– Так было всегда. Просто раньше это не афишировали. Министр иностранных дел Лавров всю жизнь сплавляется. Лужков не так давно сплавился, Путин тоже – по одной из алтайских речек. Этим всегда занимались большие начальники и популярные люди. Я помню, как лет пятнадцать назад команда «Машины времени» сплавилась в Якутии.

«Раньше к сплаву готовились год…»

– Почему люди испытывают удовольствие от общения в экстремальных условиях, а в городе их друг к другу уже не тянет?
– В городе у людей другая жизнь. Я работаю на одной работе, он на другой. У нас нет необходимости пересекаться. Ну что мы с ним будем обсуждать? «А помнишь, как мы корячились там-то и там-то?» Можно, конечно, разок-другой сходить в ресторан, но встречаться постоянно желания не возникает. Сплавщики, как правило, люди занятые. Деньги-то надо зарабатывать. Сплав – удовольствие дорогое.
– Раньше было иначе…
– Да, раньше к сплаву готовились целый год. Встречались, обдумывали, что брать с собой. Выясняли, кто достает тушенку, а кто сгущенку. Шили какие-то палатки, штаны, чуни. Чистили снаряжение. Проклеивали, переклеивали… Потом еще раз собирались, чтобы все обсудить. Подготовка – это по-своему увлекательный процесс. Сейчас все упростилось. Продуктов в магазинах навалом. Снаряжения навалом. Клеить ничего не надо. Мы стали ходить со спутниковым телефоном – ну вообще хана! Можно вечерком позвонить домой и поболтать…
– Неужели с телефоном приятнее?
– Наоборот, противно. Сидишь черт знает где, ни малейшего признака цивилизации вокруг. И вдруг: «Наташа, ты как там? Как дети?» Ну, прямо переговорный пункт! Эта новая ситуация мне не нравится.
Хотя, конечно, со спутниковым телефоном гораздо безопасней, но я бы не советовал с ним ходить на сплав. В том году мы взяли его в Якутию на реку Гонам. Это настоящая Мекка для сплавщиков, туда многие мечтают попасть. Нам не повезло с погодой – все время моросил дождь. А еще в верховьях мыли золото, и река была желтая, мутная. Рыбалка плохая. И что-то нам взгрустнулось из-за всего этого. Подумали: а ну его на хрен! Надоело все! Мы позвонили, сказали, что сидим в устье такого-то притока. Через три часа прилетел вертолет и нас забрал.
– А если бы телефона не было?
– Мы как миленькие плыли бы еще семь дней!
– И чем оно лучше?
– Почти наверняка изменилась бы погода. Река стала бы чище. И от поездки осталось бы совсем другое впечатление…

Мастерство бродяги никому не нужно

– Да, одиночество ушло из походов, как и прелесть подготовки к ним. Но ведь остались еще маленькие хитрости, которые надо знать, чтобы «выйти сухим из воды»? Как разжечь костер, правильно поставить палатку…
– Это давно никому не нужно. Достаточно прийти в туристический магазин и купить правильную палатку, которая должна стоить минимум четыре тысячи рублей. Разведение костра когда-то было серьезной работой. Сначала собери сушняк, сложи дрова, накрой, подсуши, потерпи… А сейчас достаточно купить охотничьи спички. Такая как полыхнет – бревно растопит! Это раньше надо было знать кучу нюансов: уметь находить север и юг, читать подробную карту. Сегодня есть GPS, который выдаст ваши координаты с точностью до ста метров.
– Но ведь прибор может выйти из строя…
– И выйдет, если попадет под дождь. Но если вы всерьез занялись туризмом, купите герметичный чемодан. Они продаются во всяких магазинах водного спорта. Стоит долларов двести, но защищает от всего – и от влажности, и от удара.
Сегодня технологии позволяют решать практически все проблемы. Умерла профессия бродяги, понимаете? Фенимор Купер исчез навсегда. Но, к счастью, одна проблема все-таки осталась. Сама река…

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X