«Вас тут убьют, как стемнеет»

30.04.2019 | Интервью

Темная сторона Африки: как россияне очутились в Сенегале и чуть не погибли

Рассказ о приключениях российских путешественников Константина Колотова и Александра Смагина, которые отправились в кругосветное путешествие на велосипедах с бамбуковыми рамами. В прошлых частях мы рассказывали о пересечении Мавритании — самой бедной и отсталой страны мира, о первых днях в Сенегале, а также о жизни в двух столицах страны — Сен-Луи и Дакаре. Сегодня речь пойдет о вооруженном нападении на Смагина, поиске преступника и допросе по-сенегальски.

Мы оказались в полутемном обшарпанном помещении без окон. Помещение освещалось тусклой лампой, висящей над нашими головами. Напротив нас за широким столом сидел угрожающего вида чернокожий мужчина невысокого роста, спортивного телосложения, в военной форме, с шевроном полиции на груди.

Саша сидел с голым торсом напротив полицейского, из-под повязки на его руке и спине проступали красные пятна крови. Час назад при попытке ограбления Сашу пытались убить. Сейчас он давал показания. Полицейский с каждым словом становился все более хмурым. «Он ударил меня ножом в спину и повалил на землю», — рассказывал Саша. Полицейский попросил показать ножевой удар на спине.

 

«После нападавший начал наносить новые удары ножом и что-то кричал». Полицейский попросил показать порезы на руке и шее. «Когда я понял, что цель нападавшего — телефон, я отбросил трубку в сторону. Нападавший рванул за ней и, схватив телефон, побежал прочь». Полицейский взялся за голову. Впервые в этом поселке было совершено такое дерзкое ограбление с применением холодного оружия и с вероятностью убить человека. «Что вы вообще здесь делаете?» — спросил полицейский. И правда, что мы здесь забыли, в такой далекой, чужой и опасной Африке… Помните замечательную детскую сказку в стихах про Бармалея, написаннуюКорнеем Ивановичем Чуковским? В ней он предупреждал советских детишек:

Ни за что на свете
Не ходите, дети,
В Африку гулять!

Я рожден в Советском Союзе, и эта сказка не могла обойти меня стороной. Но почему-то на меня она произвела обратный эффект, и с детства мне очень хотелось увидеть своими глазами чудеса Африки. И вот я здесь! Я уже побывал в Марокко, Мавритании, и вот настала очередь Сенегала. Путь сюда я проделал на велосипеде через всю Европу, это заняло у меня шесть месяцев. Моя цель — проехать с севера Африки по западному побережью до самой южной части Африки, и после по восточному побережью подняться обратно на север. А дальше меня ждут арабские страны, Индия и весь мир. Это кругосветное путешествие на велосипеде. И сдаваться я не намерен.

Нападение на Сашу произошло на берегу Розового озера (Ретба), что в 45 километрах от столицы Сенегала, города Дакар. Первый раз мы приехали сюда неделю назад, переночевали две ночи в кемпинге, чтобы отдохнуть и восстановить силы для дальнейшей дороги. Кемпинг оказался замечательным и очень гостеприимным. Пальмы с кокосами, папайями, грядки с клубникой, салатом и через камыши — выход к одному из самых соленых на планете озер. Все это очень радовало глаз. Отдохнув в этом чудесном месте, мы отправились дальше, в Дакар.

Мегаполис по-сенегальски

Атмосфера Дакара разительно отличалась от спокойствия, царящего на озере. Это большой город с населением в три миллиона человек. Большинство людей живут в местных гетто без электричества и практически без дорог в домах, наполовину построенных из картона, наполовину разрушенных. Помимо прочего, в городе колоссальные пробки. Из-за них Саша случайно заехал на автобусе в такой район, когда время близилось к закату. После того как за три часа автобус проехал всего семь километров, водитель отказался ехать дальше.

Саше пришлось выйти, чтобы пересесть в другой автобус, но пока он его ждал, к нему подошли местные парни и начали просить денег. Просили настойчиво, ситуация накалялась, парни не отставали, и Саша решил не ждать, чем все закончится, а понемногу отступил к вовремя замеченным полицейским, стоявшим неподалеку. Местные парни к полицейским подходить не стали. Саша спросил у них, как добраться туда, куда ему было нужно, но полицейские его даже не слушали.

Они лишь удивленно смотрели на него. «Вам нельзя здесь находиться», — сказал один из них. Чтобы его слова были более доходчивы, он провел пальцем по горлу, как бы говоря: «Вас тут убьют, как стемнеет». Полицейские остановили проезжающую машину, усадили его и отправили по месту назначения. В тот вечер Саше повезло.

Город производил неприятное впечатление. Тонны мусора на улицах, этот мусор горит и дымится, вокруг летают стервятники, дороги в пробках, а в этих пробках стоят похожие на передвижные мусорные свалки дымящиеся машины. Центр города чуть более приличный, немного украшенный и однозначно более приятный, но в целом неприятное зрелище, как и все африканские мегаполисы. От этого еще ценнее было видеть группы людей, которые прямо на дорогах, под мостами и на тротуарах занимались аэробными упражнениями, групповыми тренировками. Такая антиутопия по Оруэллу.

Еще одна интересная особенность Дакара — это монумент «Возрождение Африки», открытый 4 апреля 2010 года, в пятидесятую годовщину подписания соглашения о предоставлении Сенегалу независимости от Франции. Высота — 49 метров. Такой Церетели по-африкански. Строительство монумента встретило сопротивление общественности, а сам он подвергся жесткой критике — сенегальцы даже выходили на митинги против строительства.

Вместе с постаментом высота памятника — 240 метров. Его стоимость — 27 миллионов долларов. Это в беднейшей стране, где люди живут в картонных коробках и голодают! Не знаю, насколько оправданны такие траты на память об освобождении, и о каком «Возрождении» идет речь, учитывая то, в какой бедности и, что еще хуже, глупости живут люди.

В Дакаре мы поселились в интернациональном хостеле. Этот хостел один на весь город. Альтернатива ему — отели от 50 евро за номер. Хостел представлял собой купленную, вероятно, каким-то европейцем трехкомнатную квартиру в довольно приличном доме. Одна комната была отдана под четырех- и двухъярусные койки. В другой собирали кровати, поэтому она была еще не готова, а в третьей жил персонал — какой-то латинский парень и европейская девушка.

А вот уровень некомпетентности и в целом наплевательское отношение администраторов в хостеле в Дакаре перешагивали все разумные грани. Например, в первую ночь они позволили себе два раза зайти ночью в комнату, где спали люди, и включить свет, чтобы решить какие-то свои дела. В ответ на мои замечания они извинялись, что-то объясняли, но вновь входили и включали свет.

Идиоты! Другого слова для них подобрать я не могу. Я прекрасно понимаю, как сделать этот бизнес прибыльным и заслужить любовь и уважение клиентов, но здесь, в Дакаре, это никому не нужно. Здесь на весь город всего один хостел, и я полагаю, что все европейцы с ограниченным бюджетом едут сюда. Мы же ночевать в нем вторую ночь не стали. Наш дом — палатка.

Погуляв по городу, мы нашли американское посольство, которое поражало своими масштабами. Не представляю, зачем американцам такого размера здание. В нем, пожалуй, можно было бы разместить небольшую армию. Посольство охранялось, и на каждом перекрестке на подъезде к посольству стояли вооруженные военные. Я однажды ехал на велосипеде и снимал стрим рядом с посольством, так они меня остановили, забрали телефон, долго-долго рассматривали его, пытаясь, видимо, понять, как выключить стрим, но в итоге отдали, и я поехал дальше.

 

В общем, этот район нам казался безопасным. Недалеко от посольства мы нашли ресторанчик на берегу океана, там познакомились с местным художником по имени Гуд Морнинг, который в молодости тоже путешествовал и проехал всю Африку и Европу автостопом. Он договорился в ресторане, чтобы нам разрешили поставить палатку под навесом на их территории, и мы смогли переночевать.

Сенегал не хочет отпускать

К этому моменту мы уже получили гвинейскую визу. Посол Гвинеи был так впечатлен нашим путешествием, что сделал ее за день, самостоятельно заполнив все необходимые документы. Все складывалось очень хорошо, и уже на следующий день мы могли стартовать в дальнейший путь. Вечером, поужинав и собираясь в дорогу, я решил заклеить палатку, так как сетка немного порвалась, а в Африке, как ни крути, все же самые опасные убийцы — это комары: в прошлом году от малярии умерло 480 тысяч человек. Вдруг, откусывая кусок скотча, я почувствовал солоноватый вкус беды — я сломал зуб! Причем не какой-то, а самый что ни на есть центральный, формирующий мою очаровательную улыбку.

Через несколько часов прямой эфир на одном из федеральных российских каналов, завтра нам выезжать дальше, в Центральную Африку, где аж до ЮАР больше нельзя будет найти врача — там просто нет нормальной медицины! Посмотрел на себя в зеркало: косматая бородища, волосы в разные стороны, и нет переднего зуба. Вылитый дядюшка Ау из мультика. Посмеялся над собой.

Что ж, пусть это станет новым приключением. Решили с Сашей, что завтра мы не выезжаем, а пройдем по стоматологическим клиникам, выберем оптимальную и поставим мне новый зуб. Эфир, посвященный Дню счастья, я провел не улыбаясь и преимущественно молча. Днем мы, как и планировали, обошли клиники и выбрали стоматолога, который обещал за 530 долларов поставить мне коронку. Мы выбрали именно его в основном потому, что он говорил по-английски, все остальные понимали только по-французски. Из-за знания языка его услуги стоили на 30 процентов дороже. Ремонт зуба — это семь дней, пять из которых уходит на изготовление коронки, после чего ее ставят и еще два дня наблюдают, все ли хорошо.

Преступление и наказание

Оставаться в Дакаре все это время нам не хотелось, и мы решили вернуться в полюбившийся нам кемпинг, где помимо тишины, спокойствия, у нас была возможность для тренировок. В рамках путешествия мы планируем принять участие в одном из самых трудных соревнований в мире — Ironman, где нам придется плыть четыре километра, 180 километров ехать на велосипеде и еще 42 километра бежать. Через пару месяцев у нас уже первый старт, но пока только половинка от дистанции Ironman. Надо готовиться.

Так мы на несколько дней вернулись в кемпинг, к спокойной и размеренной жизни. По крайней мере, мы так думали. В один из таких дней луч рассветного солнца только коснулся нашей палатки, я сладко потянулся и перелег на то место, которое согревал этот пока единственный лучик: Африка Африкой, а по ночам тут все же довольно холодно, и спать приходится в спальнике. Саши в палатке уже не было. Он планировал отправиться к океану и поснимать рассвет. Океан был в километре от кемпинга.

Я предлагал ему разбудить меня и пойти вместе, но, очевидно, он решил побыть в одиночестве и насладиться красотой рассвета в уединении. Через какое-то время я вылез из палатки — как только выходит солнце, все кардинально меняется, и находиться внутри становится некомфортно уже из-за жары. Вот такие перепады. Пока я, еще полусонный, слонялся по территории, охотясь на спелые плоды папайи, растущие прямо здесь же, в кемпинг вбежал Саша, возбужденный и окровавленный.

Первыми словами Саши были: «Меня пытались убить. Ограбление! Они напали на меня с ножом, ударили несколько раз, забрали телефон и убежали!» Я постарался его успокоить, усадил на лавочку. Совместно с персоналом кемпинга мы осмотрели раны. Хозяин кемпинга тут же сорвал алоэ и смазал все Сашины порезы, после чего их обработали йодом и перемотали.

Раны оказались неглубокими. По всей вероятности, нож нападавшего был тупым, и цели убить он явно не преследовал. Удар в область горла пришелся в ключицу, благодаря чему нож не прошел в мягкие ткани и не нанес серьезных повреждений. После всех процедур мы отправились в полицию.

Сняв показания, полицейский дал Саше кусок бумажки с печатью, символизирующий, что его показания приняты. Все показания полицейский записывал в большую амбарную книгу, ни о какой компьютерной базе данных и прочих современных технологиях тут речи не шло. Мы вернулись в кемпинг. Нам нужно было еще три дня прожить здесь, чтобы дождаться установки зуба.

Не могу не отметить, что все ребята, работавшие в кемпинге, были очень добры и гостеприимны по отношению к нам. Они приносили нам папайю, клубнику, кормили обедом и ужином. Обычно они приносили огромную тарелку с местной кухни (кускус, макароны, лук, рыба), и мы ели с нее все вместе. Большая часть населения Сенегала, с которыми мы встречались, — это открытые, гостеприимные, щедрые люди, готовые помочь и поддержать путешественников. На второй день хозяин кемпинга пришел за нами: «Вас вызывают в полицию, они арестовали грабителя, нужно, чтобы Саша опознал его».

Это был настоящий сюрприз. Мы были уверены, что никто никого искать не будет, а телефон безвозвратно потерян, но грабителя задержали аж на второй день. Мы вновь отправились в полицию. Оказалось, что несколько часов назад этот парень напал на европейских туристов. В этот раз его жертвой стала французская девушка. Грабитель вырвал у нее сумочку и пытался убежать, но девочку сопровождал гид, который поймал преступника.

Позже один из наших дакарских друзей рассказал нам, что этому парню повезло с быстрой доставкой в полицию, иначе местные жители, обслуживающие туристов, просто убили бы его, устроив самосуд. Такие случаи уже бывали. Сенегал — бедная страна, но сюда все еще приезжают европейские туристы, и нападение на них — это удар по кошельку тех, кто обслуживает приезжих. Мы пришли в полицию и увидели там заплаканную девушку и еще несколько девушек, ее успокаивающих.

Затем мы увидели пристегнутого наручниками к решетке нападавшего. Парень был худой, поджарый, отлично подготовленный к нападениям и быстрому бегу. С первого взгляда можно было понять, что он профессиональный бандит. Ростом он Саше, наверное, был по плечо, не более. Как он осмелился один напасть на Сашу, я даже не представляю. Решительный тип. Парня били полицейской резиновой дубинкой. Кто хоть раз получал удар такой дубинкой, знает ее разрушительную силу.

Его били по ребрам, рукам, ногам, голове. То бил один здоровяк в военной форме, то другой, то кто-то из гражданских перехватывал дубинку и начинал отчаянно лупить этого парня. Какое-то время он кричал, но затем обессилел, осел и только скулил в ответ на очередной удар. Периодически его поднимали на ноги и снова били. Я уже рассказывал о жестокости африканцев к животным, но я впервые увидел проявление этой жестокости к человеку, который не может себя защитить. Выглядело все это очень трагично и происходило на глазах у девушек, чем вызывало у них еще больше слез.

Мне казалось, что еще чуть-чуть — и те, кто успокаивал жертву нападения, тоже начнут рыдать. Сашу подвели к избиваемому для процедуры опознания. У Саши были сомнения, но все же он признал в нем нападавшего. После этого находиться в помещении полицейского участка мне больше не хотелось. Мы ушли в кемпинг. Что же происходит с людьми? Откуда столько жестокости? Неужели она заложена в природе человека? Ведь и в России, я слышал, подобным образом относятся к заключенным и даже умудряются снимать избиения и мучения на камеру, чтобы затем выложить в сеть. Этот мир сходит с ума!

Дело каждого

Африка — это огромный континент, почти равный по размерам Евразии. Здесь живут сотни миллионов людей — значительная часть нашего небольшого мира, нашей планеты, и эта часть задыхается от мусора, грязи, нищеты и жестокости. И с каждым годом становится все хуже. Я уже проехал больше пяти тысяч километров по этому континенту и своими глазами видел здесь безысходность и неотвратимость страдания людей. Но проблема в том, что планета — единый организм, и когда умирает одна ее часть, это обязательно отзывается на всей системе.

Весь мусор, которым завалена Африка, в конечном итоге попадает в Мировой океан, автомобили 30-40-летней давности коптят наше общее небо, а люди, рождающиеся в условиях тотальной безысходности, нищеты и необразованности, попадают в руки религиозных фанатиков и становятся террористами. Все взаимосвязано, нельзя откреститься от огромного континента, закрыть на него глаза и думать: «Если я чего-то не вижу — значит, этого нет».

Мир, его развитие, гармония и процветание — это личная ответственность каждого из нас. Рассчитывать на то, что кто-то другой, более умный, сильный, опытный сделает мир чуть лучше для нас, нельзя. Мы своими мыслями, решениями, поступками каждый день создаем этот мир таким, какой он есть. Я думаю, что человеческая цивилизация приближается, а может быть, уже на краю гибели, но шанс спастись еще есть. И все в наших силах.

Мы едем дальше, глубже в Африку, в еще более дикую и опасную, чем Сенегал. Впереди Гвинея, Либерия, Сьерра-Леоне, Кот д’Ивуар, Нигерия и много-много других стран.

 

Источник 

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest