В гостях у фельдмаршала

«В 1622 году, при жизни Царя Михаила Федоровича, выехали из Швеции Ноум и Сувар, и по их челобитью приняты в Российское подданство. Имянуемые честные мужи разделились на разные поко-ления, и по Сувору стали называться Суворовы; сим и другим их по-колений за Крымские и иные походы жалованы были поместья…».

В «Биографии А. В. Суворова, им самим писанной» перечень полученных в наследство от отца, Василия Ивановича, земель занимает слишком много места, да еще со списком крепостных душ. Есть среди них село Кончанское, «Новгородского наместничества, Боровицкой округи». Усадьба Суворова сохранилась — сегодня там музей полководца. Чтобы посмотреть усадьбу, вам надо будет проехать 400 км по питерской трассе — до города Валдая. Затем по указателю — на Боровичи: до них — 77 км. Потом от них еще 34 км – и вы на месте. В селе Кончанском.

Суворовское Кончанское

Питерскую трассу описывать подробно смысла нет – она заезжена (во всех смыслах), плотно застроена заправками, кафе и т.д. Кстати, вряд ли усадьба Суворова станет единственным местом, ко-торое вы захотите посетить, собираясь в путешествие по этим краям. Поэтому заранее определитесь, что вы хотите посмотреть — и время старта из Москвы выбирайте в зависимости от дальнейших планов.

Опыт показывает, что выезжать из Первопрестольной лучше всего в ночь – меньше соблазнов останавливаться то тут, то там. Вы-едете утром – к вечеру будете в Валдае. Выедете вечером – до ночи все равно будете в Валдае. Запомните: малочисленные (в отличие от кафе) гостиницы на трассе оккупированы дальнобойщиками, и на придорожный ночлег рассчитывать не приходится. Поэтому совет: не останавливайтесь, и езжайте в Валдайский национальный парк – там можно переночевать в одном из многочисленных частных охотничьих домиков. С утра стоит осмотреть городок Валдай — и уехать в Кончанское-Суворовское. Кстати, Иверский монастырь находится неподалеку, так что на обратном пути тоже оставьте время на его посещение.
Если вы просто едете из Москвы в Питер, то делать «крюк» в 220 км нецелесообразно – «на бегу» просто невозможно почувствовать прелесть здешних мест. В Иверский монастырь по дороге заезжают все, а вот до Кончанского Суворовского «редкая птица долетит» — так что про него отдельный рассказ.

Ни с бензином, ни с магазинами на питерской трассе М10, понятно, проблем нет. Как кончается Московская область, начинается Тверская – и торговля переходит непосредственно на обочины. По-является сезонный товар: картошка, яблоки, клюква, лисички. Внесезонный товар – рыба и сушеные грибы – традиционно украшают подъезд к эстакаде Московского Моря у деревни Безбородово. 128-й км – деревня Мелково, вторая эстакада. У ее начала, где, казалось бы, кончается деревня — вечная «засада». Оказывается, деревня продолжается после эстакады, так что того, кто перед мостом не сбросил скорость, в кустах ждут сотрудники ГАИ.
Кстати, пост на Конаковском повороте, издавна наводящий ужас на проезжающих, давно переключился с пересчета брызговиков легковых авто на проверку содержимого большегрузов. Зверский пост в Эммаусе подобрел после возведения над ним эстакады. Личная просьба — сбрасывайте газ в деревне Новомелково: дети, куры, собаки, дачники, перебегают шоссе к Волге. Перед съездом на Валдай заправьтесь, потому что дальше нет ничего.

Тележка для гранда

«Князь Италийский, граф Российской и римской империй, Генералиссимус Российских сухопутных и морских войск, Фельдмаршал Австрийских и Сардинских войск, Сардинского королевства гранд, Принц королевского дома, etc.» на склоне лет впал в царскую немилость и за многочисленные заслуги перед отечеством был сослан в свое Кончанское. На сборы ему было отведено четыре часа. «Не только в деревню, но бить турков и поляков собирался я в час!». Взял под мышку ящик с бумагами, накинул старый плащ, простился с домашними. Отказался от присланной дорожной кареты, взял почтовую тележку и отбыл из Москвы по Питерскому тракту, в глушь, к диким озерам и болотам, в сторону уездного города Боровичи. Вид места мрачный и унылый – так считалось тогда. Сейчас там можно увидеть не только усадьбу Суворова, но ту же новгородскую глушь с сосновыми лесами и болотами, так что узкая извилистая дорога от Валдая до Боровичей и Кончанского будет в радость, а пейзажи северных болот избавят от любой хандры.

Суворовская хряпа

К опальному полководцу был приставлен полицейский чиновник, надзирающий не только за его действиями, но и за тем, чтобы с ним никто не вздумал переписываться. Супруга, Варвара Ивановна, в деревню не поехала, осталась в Москве. Изгнанник не жаловался на судьбу, был весел и спокоен, занялся постройкой двух домов. Наслаждался любимым блюдом – хряпой. Это какой-то особенный, серый сорт капусты, которую полководец сам солил. Вставал рано, отправлялся к заутрене в местную церковь, звонил на колокольне, стоял обедню, исправлял должность пономаря и дьячка, пел, читал Апостол, подавал священнику кадило. По воскресеньям после обедни заходил к священнику на водку, однако обедал всегда у себя, один. После отдыха гулял по деревне, бегал и прыгал с местными детишками, слушал сельские и городские новости – как, например, славно пляшет Боровицкая капитанша-исправница Аксинья Степановна. Вечером удалялся к себе, читать и работать с картами и схемами. Читая известия об успехах Наполеона, восклицал: «О пора, пора унять мальчика – далеко шагает!».

Кто спасет царя?

Победы Бонапарта преумножались, так что вскоре курьер доставил в Кончанское письмо императора:
«Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время расчитываться. Виноватого бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на сие согласиться, а ваше спасти их. Поспешите приездом сюда, и не отнимайте у славы вашей времени, а у меня удовольствия вас видеть». Суворов побежал в церковь, велел служить молебен, стоял на коленях, молился и плакал. Лошадей уже запрягали по его письменному приказу: «Час собираться, другой отправляться… Служил здесь дьячком и пел басом, а теперь буду петь Марсом».

Скоро старичок уже взбегал по дворцовой лестнице, а Петербург ликовал: Суворов приехал! «Боже, спаси царя!» – крикнул императору. «Тебе спасать царей!» – ответил Павел.

Внимание! Экскурсоводы в усадьбе – люди увлеченные, рассказывать про любимого полководца могут целый день. Смотрите на часы: если хотите вернуться в Москву до ночи, стартовать надо сразу после обеда. Но, скорее всего, это не поможет — история, описанная вначале (хоть утром, хоть днем стартовали – ночью приехали), будет повторяется вопреки здравому смыслу. Выехав засветло, вы будете в дороге долго-долго, пока не стемнеет. А если вы не будете реагировать на вывески, коими пестрит трасса, останавливаясь «у каждого забора», то приедете к рассвету…

Елена Новикова

Суворовские афоризмы

«Солдат и в мирное время на войне».

«Бей неприятеля, не щадя ни его, ни себя самого; дерись зло, дерись до смерти;
побеждает тот, кто меньше себя жалеет».

«Нет ничего страшнее отчаянных»

«Стояньем крепости не возьмешь».

«Опасности лучше идти навстречу, чем ожидать на месте».

«Испуган, — наполовину побежден»

«Идя вперед, знай, как воротиться».

«Недорубленный лес опять вырастает».

«Победителю прилично великодушие».

«Вся земля не стоит даже одной капли бесполезно пролитой крови».

«Голова хвоста не ожидает, оный всегда в свое время поспеет».

«Повелевай счастием, ибо одна минута решает победу».

«Служба и дружба – две параллельные линии: не сходятся».

«В кабинете врут, а в поле бьют».

«Добро делать спешить должно».

«Два хозяина в одном дому быть не могут».

«Кто хорош на первой роли, никуда не годен на второй».

«Предположенное не окончить – божий гнев!»

«Голод – лучшее лекарство».

Черты истинного героя:

— предпочитает здравый рассудок остроумию
— никогда не увлекается стечением обстоятельств, но подчиняет их себе
— решительный, избегающий колебаний
— стыдлив и воздержан

Ребенком генералиссимус был слабым и худощавым, малого роста, однако тщательно изучал военную историю и закалял тело трудом и холодом. В 12 лет был записан рядовым в гвардейский Семеновский полк, так что первый офицерский чин получил только в 25 лет, когда сверстники уже были генералами.

Из «Собрания писем и анекдотов, относящихся до жизни Александра Васильевича князя италийского, графа Суворова-Рымникского»:

Князь италийский вставал на рассвете, обливался ледяной водой. Потом – занятия пением, около часа. Пока был слышен его бас (невозможно представить низкий голос, глядя на его портрет), никто не смел его беспокоить. Как прокричит петухом – знак, что можно подходить с делами.

Граф приучил тело к невзгодам: спал обыкновенно на соломе, а то и на голой земле, подложив под голову седло. Императрица Екатерина II пожаловала ему дорогую шубу, так надевал ее только перед входом во дворец, а до того слуга нес на руке.

Пока Александр Васильевич не обнаружил военных талантов, почему-то считалось, что он злоупотребляет алкоголем. Однако мера пищи и питья была у него строго определена. Камердинер Трофим имел строжайшее указание отнимать лишнее и бывал нещадно наказан за поблажки хозяину.

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 14.05.2012

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest