Увидеть Маньпупунер

Красота девственной природы пленяет не только туристов, но и людей, которые по роду деятельности ее охраняют. Специально для «ОвР» впечатлениями от работы в Печоро-Илычском заповеднике, что в республике коми, поделилась его волонтер и без трех месяцев инспектор Ирина Чердакова.

На плато Маньпупунёр теперь ходят строго по щебеночной тропе, чтобы восстановилась природа.

Когда я еще ходила пешком под стол, у нас дома на кухне висела фотография в рамочке – каменные Столбы. Я тыкала в нее пальчиком и говорила: «Хочу туда!» Детская мечта оставалась мечтой, пока два года назад я не узнала, что компания «Северный Урал» набирает волонтеров для строительства экологической тропы на плато Маньпупунёр в Печоро-Илычском заповеднике. Две недели на плато! Бесплатно! Еще и кормить будут! Это был подарок судьбы, и я побежала собирать рюкзак. Прожив две недели в заповеднике, я поняла, что не готова уезжать. В итоге провела там все лето, приехала еще раз в 2017 году, опять на летний сезон, и планирую сделать то же самое этим летом.

Тропа у дома

В 2016-м мы с другими волонтерами строили тропу от дома инспекторов заповедника до самих Столбов. Собирали камни на склонах, на тачках возили их к месту будущей тропы, размельчали в камнедробилке, утрамбовывали. Работали с утра до вечера, полноценный рабочий день. Тяжело физически, комары, мошка, иногда плохая погода. Поначалу было сложно войти в такой ритм. Уставали, плакали, лечили мозоли и царапины. Потом втягиваешься и начинаешь замечать только безграничную красоту вокруг и результат своих трудов. На плато местами есть влажные участки, на которых собирается вода. Туристы обходили их, прокладывая новые подходы к Столбам и разрушая естественный ландшафт плато. Спустя год после начала работ выложенная волонтерами тропа вписалась в горный пейзаж, по ней стали ходить животные. Старые тропинки остались только в местах, где проходили по мху. Мох очень медленно восстанавливается.

Сегодня у Столбов можно только фотографироваться, а было время, когда туристы оставляли на них автографы и даже вбивали крючья для скалолазания.

В прошлом году силами волонтеров был построен мост через Печору и два ее притока. Особо «отличились» волонтеры из Литвы и Великобритании, умудрившиеся в первый же день, а вернее сказать, в первые 10 минут работы сломать две кувалды для забивания опор моста. Тогда же мостками на сваях закрыли несколько самых грязных участков на тропе. Эти работы планируется продолжить в нынешнем году.

Из окна вертолета видна тайга над заповедником. Здесь в изобилии водятся медведи, лоси, а в весенне-летний период еще и комары с мошкой.

Девчонки – не в сторонке

Прошлым летом я кувалдой не махала. Моей задачей было сопровождать группы туристов от Вологодской грани – границы заповедника – до Столбов и обратно. Всем туристам предлагали (на добровольной основе, конечно) принять участие в благоустройстве маршрута. Мужчины со сваями на плечах матерились, но упорно шли вперед. Они же не могли бросить груз, когда впереди них с такой же сваей идет девчонка и советует: «Если устали, бросайте!»

Издалека Столбы похожи на внезапно окаменевших великанов. Об этом и древняя мансийская легенда о великане Тореве и его братьях, вознамерившихся украсть красавицу Аим.

В 2016-м волонтеров, включая детей, было много, в следующем году из-за смены вида работ их число поубавилось. И волонтеры, и работники заповедника – все замечательные люди. С ними хоть в огонь, хоть в лесную чащу. Всему научат и помогут. Большая часть – семейные. Под конец смены эти суровые мужчины начинали так мило скучать по женам и детям! Если говорить обо мне, то женщина в доме – это всегда хорошо, это в первую очередь уют, порядок. Думаю, меня ценили за умелое обращение с тряпками, способность перерабатывать оставшуюся еду в оладушки и мотивировать туристов на перетаскивание стройматериала.

Посещение Столбов возможно только под контролем инспектора заповедника.

Самым тяжелым для меня было отсутствие душа. Мы, городские жители, привыкли к тому, что в любой момент можно помыть посуду, принять душ, понежиться в ванне. Здесь вода из крана не течет, ее сначала принести нужно. Каждую каплю экономишь. Но потом на вертолете доставили баню. Санитарный модуль (баня плюс биотуалет) окончательно разрушил атмосферу «дикого места».

Туристов с каждым годом становится все больше. Если до того, как построили вертолетную площадку и тропу, заповедник был закрыт для посещений (ходили только нелегальные туристы), то теперь заповедник могут официально посетить 1200 туристов за сезон. Прилетают на вертолете, приходят пешком с перевала Дятлова или с Ивделя, приезжают на квадроциклах и джипах. На транспорте, конечно, только до границы заповедника, дальше к Столбам идут пешком.

Перевал Дятлова. Ничего особенного, только каменные останцы и трагическая история в прошлом.

Людей много интересных было, увлеченных и жаждущих приключений. Запомнилась одна девушка, она серьезно рассекла себе ногу на камнях, на таблетках дошла до границы заповедника. Ребята – молодцы, взяли ее вещи на себя. Медикаменты на исходе, ногу – по-хорошему – нужно зашивать. Пришли вечером на Вологодскую грань. По стечению обстоятельств утром должен был прилететь вертолет. Решили девушку эвакуировать, а значит, сходить на Столбы и обратно она не успеет. Утром истерика: вся группа собирается на плато, а она нет. Столько пройти и развернуться за 10 километров до мечты! Еле успокоили – убедили, что здоровье важнее.

Река Печора – водные ворота заповедника.

Зверье мое

В заповеднике довольно много кордонов, и, пожалуй, каждый из них можно назвать достопримечательностью. Со своим колоритом и «местными жителями» – инспекторами. Хребты потрясающей красоты – например, Торрепорреиз (моя мечта!), но он закрыт для посещений. А побывать, кроме Столбов, можно на первой в нашей стране лосеферме, она находится в поселке Якша и была основана в 1949 году. Кордон Шежым-Печорский красив, стоит на небольшой скале на Печоре, через него проходят несколько пеше-водных маршрутов по территории заповедника.

Одна из примет печорской тайги – ягодники на сфагновых болотах. Яркими красками расписывают белый мох морошка, клюква и голубика.

Мишки постоянно ходили по нашим тропам, иногда переворачивали деревянные настилы на топких местах – играли. Я ходила с бубенчиками. В теории они заранее предупредят зверя о том, что я иду, он испугается и уйдет. По факту однажды вышло наоборот. Был теплый солнечный день. Старая колея петляет между деревьев, остается 20 метров до поворота (специально шаги потом посчитала, ибо у страха глаза велики). Замечаю движение, поднимаю глаза. В этот момент с тропы в чащу прыгает огромное пушистое чудо и почти беззвучно ломится через поваленные деревья и коряги в глушь. Первая мысль: какой огромный и пушистый! Не страх, не паника, а желание потрогать его пушистый мех, который так красиво переливается в солнечных лучах. Страх пришел потом. От осознания того, что медведь меня слышал и чуял издалека, но остался посмотреть из любопытства. И поведи зверь себя иначе, исход мог быть иным.

По дороге в заповедник много мест, где удобно поставить палатку.

Как-то вечером перед сном ходила к Столбам посмотреть сумеречную охоту птиц-канюков. Впереди, метрах в ста от меня, силуэт лисы рядом с тропой. Я остановилась, лиса идет в мою сторону, у меня радость: сейчас так близко от меня пробежит! Но когда зверушка в двух метрах от меня пробежала кругом и легла рядом – у меня шок. Не ожидала такого от дикого животного. Лис совсем молоденький, худой, любопытный. Я села на тропу, не двигаюсь. Минут десять мы так сидели, изучали друг друга, потом лис осмелел, подошел и ткнулся носом в кроссовку, куснул ее. Я отвязала шнурок и протянула лису. И тут началось… Словно маленькая игривая собака, он тянул зубами за шнурок, пытался его вырвать из рук, припадал на передние лапки, скача вокруг меня. Погладить себя так и не дал и до дома за мной не пошел. Но память на всю жизнь оставил.

Столбы красивы всегда, но особенно в лучах заходящего солнца.

Дорожная карта

Как добраться

Самый легкий, но и самый дорогой способ побывать в Печоро-Илычском заповеднике – это заказать вертолетную экскурсию из перми. Однодневная экскурсия обойдется вам в 45 тысяч рублей. Другой вариант: собираем компанию друзей, доезжаем поездом до города Ивдель, заказываем у местных обладателей газ-66 или «Урала» заброску до реки Ауспии и с рюкзаками идем по тропе около 110 км (в один конец). Примерно за полгода нужно озаботиться оформлением пропуска в заповедник.

11-километровая тропа от Вологодской грани до плато Маньпупунёр. Без нее дорога к Столбам была бы совсем грязной.

Где остановиться

Непосредственно на территории заповедника можно остановиться в горных модулях на вологодской грани. Если вы идете пешком или на лыжах, берите палатки. Зимой это должны быть двух- или трехслойные палатки, сшитые под использование печки. В марте этого года поездка на пять дней с доставкой вертолетом, проживанием в горном лагере и ежедневным посещением плато на снегоходах стоила 80 тысяч рублей.

Печоро-Илычское таежное море на закате.

Что посмотреть

Если вы идете в заповедник через перевал Дятлова, то сам перевал и так называемые «ворота Отортена» у подножия одноименной горы. В поселке Якша можно посетить первую в нашей стране лосеферму. В заповеднике много кордонов, каждый из которых заслуживает внимания. По живописности нет равных Шежым-Печорскому кордону. Обязательно посетить исток великой русской реки Печоры и, конечно, столбы.

Северный олень – один из самых красивых обитателей заповедника. Северные олени считаются прирученными. Однако ведут полудикую жизнь, ведь именно человек следует за оленем в его постоянных странствиях, а не наоборот.

 

Ирина Чердакова

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X