Уцелевшая чудом

Эту 11-летнюю девочку зовут Вотане. В переводе с ненецкого – «уцелевшая», «оставшаяся в живых». Когда она только готовилась появиться на свет, на их чум, стоявший под склоном горы, рухнула лавина. Погибло сразу пятеро детей оленеводов Лытковых. В живых каким-то чудом остались отец, беременная мама и брат Алёшка.

В мире уже почти не осталось мест, где бы люди вели традиционный образ жизни. Тот самый, который сложился много веков или даже тысячелетий назад. Тем ценнее такие реликты. Как правило, это обычно кочевые народы. И среди таковых одни из наиболее ярких представителей – оленеводы Ямала.

Недавно мне довелось познакомиться с одной, а вернее, даже с двумя семьями ненецких оленеводов, в летнее время кочующих в бассейне реки Кары. Лишь немного не доходят они до берегов Ледовитого океана. В тундре, конечно, их трудно найти, трудно до них добраться. Но в зимнее время они уходят в горы Полярного Урала, ближе к цивилизации – к ветке железной дороги, пересекающей здесь Каменный Пояс, как называли раньше Урал. Отсюда легко добраться до Воркуты или Салехарда. А оленям в зимнее время легче найти корм на горных склонах, чем в голой тундре.

Вот и нашей небольшой фотоэкспедиции было удобно добраться к оленеводам именно в зимнее время. Впрочем, не совсем в зимнее – мы побывали у них в конце марта. Но на Полярном Урале в это время еще зима.

Когда мы ехали на место, практически ничего не знали о тех ненецких семьях, с которыми у нашего местного русского друга была договоренность по поводу визита нескольких фотографов. Нас поселили в один из двух чумов на берегу Соби. В этом чуме жили старшие из семьи Тайбери – Петр Иванович и его жена Лена, с ними сын Миша. В соседнем чуме – сын Николай и его жена Маша с двумя малышами, Ромой и Русланом. Еще одного сына, Дорофея, на тот момент в стойбище не оказалось. В этот же день мы успели съездить на снегоходах в верхний чум, в котором обосновалась небольшая семья Лытковых – мама Дуся с дочкой Вотане и сыном Алешкой. Верхний чум поставили в горах. Он нужен там затем, что стадо оленей не может найти корм в долине реки и должно пастись именно на пологих склонах и вершинах гор Полярного Урала, где из-под снега, разгребая его копытом, можно добыть ягель.

Зимой ненцы ведут более оседлый образ жизни. Чумы подолгу остаются на одном месте, и это время свободно для ремесел. Семья Тайбери славится своими нартами.

Мы совершили два набега в семью Тайбери и в общей сложности трижды там ночевали. Принимали нас замечательно, кормили до отвала олениной. Спали мы хоть и в спальниках, но на шкурах, как и полагается в чуме. А в последние дни решили погостить в верхнем чуме у Дуси.

Северные народы очень часто используют русские имена. Не вписывалась в это правило только Вотане, одиннадцатилетняя дочка Дуси. Естественно, мы спросили, что означает это имя. Оказалось – «уцелевшая», «выжившая». Вот тогда-то нам и поведали трагическую историю семьи Лытковых.

Алешка, брат Вотане, в свои восемнадцать лет – уже старший мужчина в семье. А значит, отвечает за все хозяйство.

Сейчас Вотане уже настоящая хозяйка в чуме и главная мамина помощница. Она могла бы быть седьмым ребенком в большой семье оленеводов Лытковых. Могла бы, если бы не та страшная трагедия, которая случилась, когда Вотане еще только готовилась появиться на свет.

Тогда их чум стоял под склоном горы, вблизи озера Щучьего на Полярном Урале. На стойбище рухнула лавина. Под мощным слоем снега вперемежку с камнями, разрушившим жилище, оказалась погребена почти вся семья! Каким-то чудом в живых остался только Алешка, его отец и беременная мама. Алешка был средним ребенком, трое были старше его и двое младше. Эта была одна из самых больших семей ненецких оленеводов. Но в тот трагический день она лишилась сразу пятерых детей…

Вскоре после этого родилась девочка, и ее назвали Вотане. Уцелевшая! А еще некоторое время спустя, уже в другом происшествии, погиб и отец семейства. Но между этими двумя трагедиями на свет успели появиться еще двое детей. Самые младшие сейчас в интернате. Сестра Лена на год младше Вотане, мальчик Илья во втором классе. До прошлой осени они вот так втроем – мама Дуся, Алешка и Вотане – и каслали (кочевали) с небольшим стадом оленей, примерно в двести голов. Но потом полная и благополучная семья Тайбери предложила им объединить стада и кочевать вместе. Теперь им стало чуть легче.

Сегодня оленей пригнали к чуму специально для нас. Но обычно они пасутся неподалеку, не далее двух-трех километров от жилища.
Маша – жена старшего сына Тайбери Николая, и ее младший сын Руслан.
В зимнее время ненцы приходят из тундры в горы. Здесь оленям легче добыть себе корм из-под снега.

Мама Дуся вполне могла бы отказаться от традиционного образа жизни, уйти в город вместе с детьми. Но нет, они остались в суровой тундре. И совершенно не заметно, чтобы ее дети хотели какой-то другой жизни. Возможно, большинство людей из высокой цивилизации не поймут этого. И все же пусть этот хрупкий островок первозданности остается. Пусть эти люди живут в своей среде, как жили их предки, – в цивилизации они просто растворятся. А нам остается только пожелать им благополучия – какого они сами себе желают.

Когда топится печь, в чуме тепло. В кадре – глава семьи, Петр Иванович Тайбери.

Фото и текст: Сергей Карпухин

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №97 декабрь-февраль PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X