Туризм в Арктике полезен, но он должен быть управляемым

Виктор Боярский – человек-легенда. Путешественник, полярник, писатель, многолетний (с 1998 по 2016 годы) директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики, член Русского географического общества и географического общества США, человек, для которого полярные экспедиции стали образом жизни. Только на Северном полюсе он был раз шестьдесят, в том числе доходя до него по самому сложному маршруту – на лыжах с берега континента.

При этом в свои 68 лет он не только сам вдоль и поперек исходил Заполярье, но почти 30 лет вместе со своими товарищами-полярниками организует экспедиции для туристов всего мира в Российскую Арктику и на оба полюса Земли. В том числе – на дрейфующий ледовый лагерь Барнео, который с 2000 года практически ежегодно строится на несколько месяцев в непосредственной близости от Северного полюса. Поэтому сегодняшний разговор «Арктика-Инфо» с Виктором Боярским – о развитии арктического туризма. В том числе о том, почему Арктика российская велика, а показать ее сейчас туристам можно лишь в двух-трех местах.

Точечное преображение

-Вы обошли, объехали и облетели Арктику вдоль и поперек. Как сейчас смотрится ее российская часть с точки зрения туриста, в том числе зарубежного?

-Есть «центр арктической цивилизации», как я его называю – Салехард, Ямало-Ненецкий автономный округ. Вот там невооруженным взглядом видны разительные изменения, который произошли за последние 10-15 лет.

1.jpg

Я много раз бывал на Ямале и застал там еще деревянные тротуары и покосившиеся хижины. Сейчас там все другое. Храм большой красивый в Салехарде строится. И это хороший пример возрождения российского Севера. А главное, эти изменения коснулись не только столицы Ямала, но и маленьких поселений в округе типа Яр-Сале. Я в таких поселках там тоже бывал и везде очень прилично. И я всем рекомендую, когда кто-то меня спрашивает, где посмотреть, что у нас в Арктике есть хорошего – езжайте в Ямало-Ненецкий автономный округ, Салехард и его окрестности.

-А Мурманск, Архангельск?

-Мурманск, Архангельск – это отдельная история. Хоть они и в Заполярье, но это почти что Европа. А вот Ямал, который располагается в центре российской Арктики – это просто класс! Порт Сабетта и одноименный поселок на полуострове Ямал — прекрасный образец того, как надо здесь обустраиваться. Но все эти преобразования связаны, конечно, с тем, что для них есть экономическая основа. А в других местах хвастаться пока нечем. Все в запустении, кроме, пожалуй, еще Чукотки.

-Ямал – понятно. Здесь добывается львиная доля российского газа. А преображение Чукотки связано с именем Романа Абрамовича, который возглавлял этот регион почти 10 лет?

— Да. Такой задел для преобразования региона в свое время сделал именно Абрамович! До него там действительно все было очень плохо. Но в 2009 году, когда мы там проходили на яхте по Северному морскому пути (к этому времени Абрамович уже оставил по собственному желанию пост губернатора Чукотки, но затем еще четыре года возглавлял Думу Чукотского автономного округа – прим. «АИ»), Чукотка меня порадовала. Совершено преобразился город Анадырь, много интересных проектов было по аэропорту, источникам возобновляемой энергии. И эти национальные поселки – Лорино, Ванкарем, Уэлен — там люди не бедствовали, а занимались своим традиционным промыслом. Это на самом деле радует. Нынешний губернатор округа Роман Колпин – он тоже из команды Абрамовича, поэтому я надеюсь, что планка не понизится.

Вот в таких регионах как Ямал и Чукотка, есть сочетание относительного комфорта для туристов, животного мира, и настроения людей, которые там живут. Видно, что люди хотят там жить и никто их к этому не принуждает, в отличие от средней части Арктики между Диксоном и Тикси например. Там….(досадливо машет рукой – прим «АИ»).

2.jpg

Инфраструктура как основа развития

-Насколько вообще, по вашему опыту, распространен туризм в российскую зону Арктики?

-Смотря что понимать под арктическим туризмом. Если мы говорим о поездках в города-столицы арктических регионов – Мурманск, Архангельск. Нарьян-Мар, тот же Салехард – это одно. Но если мы говорим о реальном арктическом туризме, когда люди реально выходят в Арктику, то это очень немассовое явление. По сути, это только круизы «Атомфлота» на ледоколе на Северный полюс, и то, что делаем мы в ВИКААР. Это то, что проверено временем 20-30 лет, и на что есть спрос.

-А морские круизы летом по Северному ледовитому океану, об идее которых в свое время много говорилось?

— Арктика – не Антарктика. В Антарктиде, действительно, есть что показать даже в простом круизном рейсе. У нас – если повезет. Ходили же у нас круизные рейсы «Мурманск-Диксон». Но реально смотреть на наше побережье неинтересно. Оно низкое, заболоченное и летом особенно. В условиях пасмурной, преимущественно, погоды, дождей, облаков и отсутствия льда последние годы там красоты мало. То есть поехал человек в такой круиз, и ничего, собственно, не увидел.

— А высадки на берег?

-Да, высаживаться на побережье Северного ледовитого океана в район поселков, казалось бы, интересно. Но об этом надо забыть, пока они не будут приведены в должный вид. Даже видавшим виды путешественникам там сейчас неприятно. В 90-е годы в том же Диксоне 6 тысяч народу жило. А сейчас – 300 человек. Мы были там в прошлом году и настроение у людей – не очень…. На каждом шагу стоят пустые «пятиэтажки» с выбитыми окнами. И все. Мертвый город. Это очень тягостное впечатление – Тикси и Диксон. И вид этих городов навсегда отобьет у туристов охоту сюда приезжать.

-Но есть же другие места?

-Конечно. С точки зрения посещений симпатичный перспективный архипелаг Северная Земля. Но реально туда можно попасть только на вертолете. А мы уже давно столкнулись с нежеланием вертолетных компаний, которые там близко находятся, летать в ту сторону.

-Даже за деньги?

-Даже за очень большие деньги. Чтобы летать в таких условиях, надо иметь большой опыт. Опытных летчиков там уже почти не осталось, а новое поколение не обучено. И руководство вертолетных компаний предпочитает зарабатывать на твердой суше. Поэтому просто никого не уговорить туда летать. А все наши разговоры на тему того, что в России должна быть полярная авиация, каждый раз натыкаются на вопрос «а зачем?»

-А национальный парк «Русская Арктика»?

-Да, они хорошие ребята, много работают по научным программам. Но у них тоже ограниченные возможности по доставке. У них есть база на Земле Франца Иосифа (ЗФИ), но там еще не введена в эксплуатацию взлетная полоса Минобороны. Да и получить разрешение на посадку гражданских бортов и их заправку – это отдельная история. Нацпарк над ней работает, но когда она появится, тогда и можно будет о чем-то говорить. Потому что тогда появится реальная возможность делать «смычки» Архангельск – ЗФИ на гражданском самолете. А там есть что посмотреть. На ЗФИ слава богу, не все еще убито.

Но опять же надо смотреть на чем. Или летом на яхте и корабле, или осенью-весной на вертолете. Вертолет тоже мог бы быть оправдан, если людей привозить группами на самолете, а дальше на вертолете летать по островам, чтобы стоимость вертолетных перевозок делить на всех туристов. Потому что сейчас стоимость вертолетных перевозок выходит просто бешеная.

-То есть развитие в России арктического туризма упирается в транспортную логистику? Точнее, в ее отсутствие в большинстве мест?

-В первую очередь, нужно развитие авиационного сообщения, чтобы люди могли прилететь-улететь когда им надо, а не раз в две недели. Вот пожалуйста – человеку надо переехать из Норильска в Красноярск по нашей огромной родине. Ну заблудился турист, отстал от группы, всякое бывает… Но ему сейчас надо сначала приехать в Москву, а потом лететь в Красноярск. А как он полетит, если сезон отпусков, и билетов на самолет нет? Да и не на чем сейчас летать в Арктике. Самолетов, которые могут садиться на ледовые поля, нет. А без авиации в Арктике делать нечего. Ан-74 – не наш теперь самолет, и он в дефиците, Як-42 – старые. Есть надежда на новый Ил-114, но когда он еще до нас долетит? Вторая проблема — упрощение процедур оформления разрешений на туристическое посещение арктических территорий России. Нынешние сроки и процедура на корню убивают желание зарубежных туристов посмотреть нашу Арктику. Раньше прятали, потому что помойка здесь была большая и ее не хотели показывать. Ну и отчасти, потому что секреты были. Но не вся же Арктика у нас секретная, есть же места и где спокойненько можно ходить.

3.jpg

В Хатангу – за тайменем

-Зачем вообще люди хотят побывать в российской Арктике?

-Кто-то хочет понаблюдать северное сияние. Это можно прекрасно сделать в Териберке. Есть люди, которые мечтают пожить в чуме с оленеводами. Им – на Ямал. Есть некая мотивированная часть населения, которая просто хочет побывать в Арктике. Им нужны ощущения, что они вот в тундре, на такой-то широте и уже это дает им определенное удовлетворение. Есть достаточно большая категория туристов, которые любят наблюдать за птицами. В дельте Лены у НИИ Арктики и Антарктики вместе с немцами есть научная станция. И туда прилетают люди, смотрят, снимают, довольны.

Прекрасный поселок для развития туризма – Хатанга на Таймыре. Но туда добираются только очень отважные люди, потому там полное отсутствие инфраструктуры, гостиниц более-менее подходящих, цены…. Зато в реке там можно поймать тайменя весом под 100 килограммов. Царь-рыба! Всех за собой может утянуть

-Увеличение грузооборота по Северному морскому пути может способствовать реализации желаний этих людей побывать в российской Арктике?

-Да, он даст такую возможность. Государственная программа по увеличению грузооборота по Севрморпути объявлена, и дай Бог, чтобы это привело к восстановлению Тиксинского, Диксоновского и других портов по этой трассе. Люди там этого очень ждут и надеются. Для обеспечения деятельности Севморпути появится и новый парк самолетов. И на «плечах» всего этого дела в Арктику может въехать и туризм, как на сейчас на «плечах» туризма зачастую въезжает в высокоширотную Арктику наука. Например, на организацию такой ледовой базы как Барнео, у российских научных институтов денег нет. Но они есть у туристов, которые сюда хотят поехать. И это очень хорошие комбинации, которые надо только приветствовать. Без туристов никто из научных сотрудников на Барнео бы не заехал.

Поэтому туризм в Арктике полезен, но он должен быть управляемым.

-Какими путями, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться туризм в Арктической зоне России?

-На первом месте для Арктики, в перспективе, может быть круизный вид туризма. На втором — вертолетный. На третьем – пешеходно-моторизованный. Ну и посещение городов арктической зоны. Но эти посещения надо комбинировать с какой-то активностью за пределами этих городов. Чтобы человек, приехав в город, мог удалиться от него на расстоянии 100 км, что-то посмотреть и половить экологически чистую рыбу. Того же тайменя.

Кроме того, чувствуется необходимость в появлении активного мощного туристического оператора федерального масштаба, который занимался бы конкретной работой в этом направлении. Который бы всех консолидировал, обладал базой данных о том, кто чем располагает и куда можно пойти. И уже от его имени можно было бы выходить в правительственные структуры с просьбой, например, организовать дополнительную сетку авиаполетов по конкретным направлениям, потому что туда есть запросы от туристов. И он же принимал бы участие в обеспечении безопасности арктических маршрутов. Чтобы нештатные ситуации не исправлялись уже в Арктике с помощью спасательных операций, а предупреждались еще перед поездкой — на уровне заключения операторами договоров с туристами. Чтобы операторы досконально понимали, в какие условия они везут людей, а люди понимали, куда они едут.

-Стоит ли это таких хлопот? Вряд ли туризм когда-нибудь даст такую же экономическую отдачу как добыча в Заполярья нефти и газа?

-При правильной постановке дела туризм может выйти на третье место по экономической значимости для Арктики. Важно развивать то, на что есть спрос. Насильно никто ничего развивать не будет. А спрос есть, есть и практика его удовлетворения. В 90- годы прошлого века, например, когда у нас упала завеса секретности в Арктике, у нас были и туристические экспедиции на Землю Франца-Иосифа, и все было. Потому что до ЗФИ было с материка легко долететь.

А сейчас у нас на Севере все закрыто. И отчасти по нашей дурости. В 700 километрах западнее ЗФИ находится Шпицберген. И там этих туристов как…Там нефти и газа нет, но туристический бизнес там бизнес номер 1. «Боинги» летают на материк три раза в день и хоть бы что! И там тоже есть заповедник, но это не мешает ни природе, ни туристам – просто есть определенные маршруты, по которым они и ходят. Шпицберген – это Арктика и есть. И у нас на Земле Франца-Иосифа можно было бы организовать такую же структуру. Мешает только одно — ограниченное сообщение с этим архипелагом.

-Вы всю жизнь в Арктике. Не устали от нее?

-Как можно устать? Устать можно, если делать нечего. Или человек живет, и себе призвания не находит. Тогда да – можно устать. А когда ты занят делом, которое тебе нравиться, как ты можешь устать? Да никак.

4.jpg

Фото: Музей Арктики и Антарктики, из личного архива В.Боярского

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 25.07.2019

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest