Три причины побывать в Гороховце

Маленький город на Клязьме попал во Всемирный список объектов особой туристской привлекательности. Рассказываем, что именно здесь нужно увидеть, услышать и попробовать туристам

За один выходной здесь можно успеть поесть пряников, сделать оберег из лыка и познакомиться с царем Горохом. В этом году Гороховцу исполнилось 850 лет. Но по-настоящему развивать туризм здесь начали сравнительно недавно. Гостей в городе пока немного, а путь от Москвы занимает всего три часа. Все для тех, кто любит памятники архитектуры и прогулки в тишине.

Кот, печь и корона царя Гороха

На столе у самовара растянулся большой серый кот Тихон. Разбудить его невозможно ни шумом, ни лаской. Только когда на него надевают что-то вроде мантии, он немного возмущается. Таких «мантий»-костюмов у Тихона много. У него даже своя корона есть. В резиденции царя Гороха он вообще отлично себя чувствует. «Он и есть настоящий хозяин в доме, — говорит нам царь. — Ему даже позволено то, чего нельзя мне!»

Вообще-то Гороховец не имеет никакого отношения ни к Гороху, ни тем более к одноименному царю. Да и слово-то «горох» в русском языке появилось лишь через 300 лет после первого упоминания города в летописях. Но чего не сделаешь ради туристов. Сказочные персонажи привлекают, театрализованные экскурсии — тем более. Вот и поселился в тереме купца Шорина (ныне — Доме народного творчества и ремесел) царь Горох. Впрочем, и без царя на этот дом стоит посмотреть.

Хоромы купца Шорина выглядят как старинный терем из русских сказок: башенки, резьба, наличники. Таких теремов по России сохранилось не так много, а в Гороховце их три. Была у местного зодчества и особая, гороховецкая изюминка: городские плотники вымачивали бревна, гнули их — и у терема получались «скругленные» углы. Такое можно увидеть только здесь.

Терем Шорина в отличном состоянии, его реставрировали не единожды: до начала 90-х здесь была начальная школа. В Гороховце всего около 13 тыс. жителей, и все они, конечно, сидели за одними и теми же партами. «Мы коренные, здесь родились, здесь учились, здесь же работаем», — улыбается Мария Потапова, замдиректора дома. По совместительству она — Марья-искусница и певунья: исполняет народные песни. Таких девушек тут несколько, коллектив небольшой, и все делают все. И в кокошниках гостей встречают, и горохом их на счастье у порога осыпают (голуби этим очень довольны), и рукоделием занимаются — здесь можно посмотреть на традиционную местную вышивку. «Говорят, давно-давно у нас в семье были художники, их называли мазописцами, они иконы расписывали, — говорит одна из мастериц. — Может, мне что и передалось, я с восьмого класса занимаюсь рукоделием».

Еще здесь есть изразцовая печка. Она сохранилась с 1902 года — тогда был построен дом — и ее ни разу не реставрировали. Но на свои 116 лет она не выглядит. Наверное, потому что волшебная: если до нее дотронуться и загадать желание, оно непременно сбудется. «А как сбудется — приезжайте загадывать второе», — говорит Мария Потапова.

Обязательно примерьте гостевую корону царя Гороха (аккуратно, она с головы падает!), посидите на его троне (царь разрешает) и сделайте с ним селфи (он это очень любит). А еще вас угостят гороховой кашей по местному секретному рецепту. Ну а не погладить царского котика вы и сами не сможете.

Лучшие виды и купеческие легенды

Однажды гороховецкий купец Семен Ершов попал в «гостиную сотню», то есть в число самых богатых людей России, практически нынешний список Forbes. На радостях он приказал возвести храм — а как еще было праздновать такое событие в XVII веке, не яхту же покупать. Но построил Ершов этот храм не абы где, а прямо у крыльца дома своего давнего конкурента купца Опарина. Опарин так разозлился, что велел перенести крыльцо на противоположную сторону.

Таких легенд здесь много. Гороховец — городок купеческий: в садах здесь всегда росло много вишни, на которой настаивали наливки, а из-за расположения на берегу реки Клязьмы ими было удобно торговать. У того же Ершова разовая поставка вина составляла 20 тыс. ведер. А заработанное купцы тратили не только на себя и свои семьи, но и на родной город. В Гороховце сейчас три действующих монастыря и 11 православных храмов, десять из которых построены в XVII веке. Все это возводило местное купечество. На вопрос «а почему именно храмы?» тут пожимают плечами: не казино же. Школы тогда были при монастырях, а доходные дома, больницы и торговые ряды стали строить лишь двумя столетиями позже.

А еще купцы того времени возводили каменные дома для своих семей. В городе сохранилось семь каменных домов гражданской архитектуры XVII века (а по всей России таких — всего 20). В бывшем жилище неудачливого купца Опарина теперь загс. А там, где когда-то жил Семен Ершов, — историко-архитектурный музей. Дома эти непростые, с изюминками: например, красивые наличники тут установлены только с «парадной» стороны дома, той, что видно с улицы. А сзади окна выглядят попроще — купцы потому и богатели, что умели считать деньги.

Купеческие легенды стали появляться уже в относительно мирные века. А в предыдущие столетия разнообразные захватчики сжигали Гороховец девять раз. Хотя иногда боялись подступиться. Рассказывают, например, что однажды завоеватели подошли к стенам города и осадили его. Но предводитель увидел на горе призрак — воина с оголенным мечом. Решил, что это дурной знак, снял осаду и увел войска. Гору назвали Пужаловой, потому что захватчики «напужались». Может, это и миф, но в летописях города есть указание, что в XVI веке без боя была снята осада. Говорят, что в том же столетии в другом месте Гороховца был убит другой завоеватель — хан Аманак. И каждый его воин взял горсть земли и бросил на тело предводителя. Получилось проклятое место — Лысая гора. Она и правда лысая — на ней не растут деревья. Но раскопки показали, что ее происхождение — природное, так что легенда про хана — только легенда.

…А вот еще одна история о купце Ершове, построившем добрую часть зданий Гороховца, увы, правдива. Уже в начале XVIII века его сын занял у купца Опарина — того самого, что с Ершовым конкурировал, — 500 рублей (деньги немалые: за 1,5 рубля можно было купить корову). В залог оставил все свое имущество — и дома, и сады, и винокурни. Больше Ершова-младшего никто не видел, и в летописях города эта фамилия уже не встречалась. Известно, что у его дома был подземный ход, который пролегал под Клязьмой, то есть хозяин мог незамеченным перебраться даже на другой берег. Но что с ним произошло на самом деле, никто так никогда и не узнал.

Обязательно сделайте фотографии на Лысой горе. Вид с нее открывается настолько красивый, что это, как здесь говорят, «сравнимо с ощущениями от прыжка с парашютом». А еще, возможно, вы захотите побывать в каком-нибудь из монастырей. Например, в Знаменский женский монастырь летом приезжают девушки со всей России — пожить и поработать. 

Обереги, пряники и деревянные игрушки

Я не вяжу лыка. Нет, мы не пили алкоголь. Просто вязать лыко — непросто. Попробуйте сами.

Лыко — это тонкая кора липы, мягкая, гибкая, размоченная в воде. Из нее плели лапти. Пьяный «лыка не вяжет», потому что в старину считалось, что уж это-то в нормальном состоянии каждый должен уметь. С местной мастерицей Светланой Владимировной мы, правда, делаем не лапти, а оберег. Десятиручку. Если вы иногда возмущаетесь, что у вас «не десять рук, чтобы все успевать», вам нужна она — барышня с длинной косой, в фартуке, с десятью руками и мешочком гречки (для богатства). Предполагается, что если поселить ее на кухне, то хозяйка все-все станет успевать, муж, соответственно, не будет ругаться, и наступит в доме счастье. В современных реалиях логичнее, чтобы Десятиручка жила у вас в офисе (а всем доволен, соответственно, будет начальник).

В оберегах из лыка ничего «сугубо гороховецкого» нет: такие на Руси много где делали. А вот деревянная игрушка — грубая, яркая — это местная изюминка. Когда-то плотники — те самые, что построили здесь сказочные терема, — из деревяшек, оставшихся от работы, наспех вырезали детям игрушки. Лошадки, барышни, тройки с колясками. «Все дети любят лошадок, во все времена так было», — говорит художница Наташа, расписывая «огненную лошадь». На самом деле она скорее розовая: в старину краски были натуральные, неяркие, а сейчас хоть и расписывают акрилом, но соблюдают традиции. А рисунки — простейшие: черточки да точки. Говорят, чем более «неуклюжими» они выглядят, тем больше нравятся покупателям, потому что кажутся более «народными». «Как-то у нас был мастер-класс для детей, — говорит Наташа, — и несколько игрушек мы не успели отдать ребятам. Так все гости хотели купить именно их».

В советские годы гороховецкой игрушкой никто не занимался. Туристы сюда не ездили, главным предприятием города был судостроительный завод, и то, что когда-то делалось плотниками для детей, забылось. Возрождать игрушку начали года три назад, когда из Гороховца стали делать туристический объект. Ведь туристам хочется увезти домой что-то исконное, местное. Но, признайтесь, с большим удовольствием вы привезете домой не деревянную игрушку, а что-то съедобное. Желательно — красивое. Обязательно — с местным колоритом. Этим здесь промышляет ресторан «Жемчужина».

Ресторан Анна Прохорова держит давно. А вот пряники здесь стали печь несколько лет назад. Случайно. Дочь Анны Юлия помогала школьным друзьям разбирать чердак. И нашла бумажку с рецептом.

Там даже не было написано, что это, — только перечень продуктов. Стали думать — пирог, не пирог. И догадались: это пряничное тесто. Сейчас тут пекут два вида пряников: обычные, печатные (с начинкой) и козули — маленькие, без начинки, расписанные глазурью из воды и мелко-мелко смолотого сахара. Рисунок росписи Юлия подсмотрела в местной гороховецкой вышивке, и ее пряники похожи на вышитые крестиком подушки. «Мне все говорят: ну ты же рисуешь по линейке, да?» — смеется Юля. Никаких линеек, мы проверяли: только маленький мешочек с глазурью и четыре минуты работы — «ну если о чем-нибудь задумаюсь — пять». «Я не на автомате это делаю, — говорит Юля. — Когда ты создаешь пряник, это такое чувство… взял ты болванку, на ней ничего нету, а тут — появляется». Свежими пряниками нас здесь угостили, но предупредили: по-настоящему их вкус раскрывается только где-то на пятый день, когда все составляющие «подружатся». Суше пряник не становится, козуля вообще может храниться несколько лет. Хотя вряд ли он у вас столько продержится.

Пряниками в семейном бизнесе занимается только Юля. Ну еще ее шестилетняя дочь помогает маме рисовать. А Анна, помимо ресторана, готовит наливки по рецептам своей бабушки — из вишни и слив, собранных в собственных садах. «В нашей семье никогда не пили, но наливки делали — чтобы было что подарить и на праздничный стол поставить», — говорит Анна. Достойная продолжательница дела гороховецких купцов, когда-то богатевших на винокурнях.

Обязательно сходите на мастер-классы: созданию оберега из лыка, а также росписи деревянных игрушек и пряников можно научиться. Так, как у гороховецких мастеров, у вас, может, и не получится. Зато будет повод вернуться и попробовать еще раз. Ведь все перечисленное — только небольшая часть того, что стоит увидеть в Гороховце.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 16.04.2019

Pin It on Pinterest