Три дня гуяли "партизаны"

«Партизан-трофи» отметило свой пятилетний юбилей. Что такое трофи? Это когда много грязи, много бурелома, много болот, и полноприводные машины медленно-медленно ползут через это безобразие на время. И все это называется гонкой. Зимнее трофи – это все то же самое. Только вместо грязи – снега по пояс, а при нежданном ремонте руки примерзают к железу…

День первый. Ностальгия

Первое «Партизан-трофи», пять лет назад в лесах под Клином, было из разряда идеальных. Снега тогда навалило много, и трассу первого дня (24 километра по лесным просекам) ехали 36 часов. Спортсмены в восторге, обслуживающий персонал дома отдыха «Высокое», где располагался базовый лагерь соревнований, – в ужасе: куча страшных автомобилей во дворе, толпы людей в окрестных лесах, долго и усердно закапывающих там машины, а потом бурно радующихся, что наконец-то их откопали… Но больше всего «высоковцы» переживали, что джиперы очень полюбили кататься по ступенькам парадного крыльца.
За пять лет «партизанское» движение выросло, окрепло и порядком расширило свои границы. Изменилось отношение к машинам. Поначалу-то каждая царапина на борту была раной на сердце. А сломанное зеркало? А разбитая фара?! Теперь – пустяки…
Я бродила по закрытому парку и не узнавала автомобили. Одни видела впервые в жизни, другие – полностью преобразило творческое вдохновение владельцев. Пафосные машинки превратились в монстров… В самом доме отдыха было не «по-партизански» тихо и спокойно. Народ готовился к завтрашней битве, а больше всего – к намечавшемуся на вечер празднованию юбилея «партизанского» движения.

День второй. Трофи

По опыту предыдущих ралли фотографы и журналисты, проводив команды со старта, отправились к знаменитому броду в конце дистанции. На сей раз брод был гвоздем программы: предполагалось, что это будет самый сложный и зрелищный участок трассы, а все остальное экипажи пройдут максимум за четыре часа. Финиш последнего экипажа планировался на шесть вечера.
Честно говоря, сомнение в этом закралось еще по пути к знаменитому броду. Снега в лесу было мало, на проталинах виднелась влажная земля, а в низинах журчала вода, что совсем не предвещало легких «покатушек». А на берегу тем временем собрались болельщики, потянуло вкусным дымком от мангалов. Все застыли в ожидании. Однако шашлыки уже стали подходить к концу, а первый экипаж так и не думал появляться…
Солнце уходило, и в поисках красивых кадров мы устроили марш-бросок навстречу экипажам. Километра через четыре, встретив по пути несколько машин со свежей грязью на бортах, мы уперлись в болото. В тине отчаянно барахтался автомобиль, увязший по самый бампер и продолжающий двигаться благодаря лебедке, которую штурман прицепил к чахлым березкам. А вокруг стоял нехарактерный для зимнего леса запах болота. Традиционная «партизанская» топь даже и не думала замерзать. Пытаясь найти выгодную точку для съемки, шедший со мной рядом фотограф сделал неосторожный шаг в колею и мгновенно увяз в трясине по пояс. Вытягивали лебедкой.
Дальше по болотистому лесу творилось то же самое. Из темноты доносились хлюпающие звуки и матерщина, с помощью которой народ пытался вызволить машины из плена. Иногда из сумрака появлялось страшное, измазанное в грязи лицо участника трофи, а за ним – железный конь, беспомощно застрявший в болоте. Идти по разбитой колее было почти невозможно, и через несколько километров мы повернули назад, в лагерь. К торжественному банкету можно было не спешить…
К полуночи чумазые, как орки, участники все же выбрались из леса, и организаторы решили-таки начать награждение, хотя с трассы вернулось меньше половины машин, остальные экипажи оставили железных коней в лесу. После награждения все с удовольствием смотрели фильм про «Партизанскую пятилетку» и мечтали о следующем трофи.

День третий. Спасение утопающих

Утро было тяжелое. Глаза слипались, должно быть, от болотной слизи. Организаторы ругали гонщиков, утверждая, что те не умеют ездить. Гонщики ругали организаторов, утверждая, что те не умеют организовывать соревнования… В итоге спортсмены отправились на трассу, не дожидаясь помощи: чиниться, откапываться и колоть окаменевшую после ночного мороза грязь. А организаторы уехали искать эвакуатор, потому как водитель местного трактора обозвал доблестных гонщиков психами и сказал, что туда он не поедет.
И по-своему прав. В лесу, где накануне были лишь лосиные и кабаньи тропы, земля встала на дыбы. Казалось, что здесь шли суровые бои. Ночью ударил мороз, и жидкая еще вчера грязь окаменела, храня отпечатки мостов и траншеи со следами протектора. Посреди леса встречались машины «припаркованные» в самых нелепых позах. Одни раскорячились поперек колеи, другие ткнулись мордой в канаву, третьи висели на сгоревшей лебедке. Словно какой-то шутник остановил время в самый разгар соревнований. Почти Куликово поле, только вместо ратников помятые джипы.
Экипажи совместно обдумывали пути освобождения из плена, грелись коньяком и закусывали его заиндевевшей колбасой. В это утро посреди «бранного поля» всем казалось, что если бы гонка прошла как надо и последний экипаж действительно финишировал в шесть часов, то эти соревнования можно было бы счесть скучными. А тут такой адреналин вперемешку с болотной тиной, льдом и коньячком.

Ирина Королева
фото автора

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X