Тайна таежного охотника

Журнал «Отдых в России» организовал экспедицию по поиску обломков ракеты, найденной местным оленеводом рядом с перевалом Дятлова.

Из города Ивделя нам нужно было добраться до мансийской деревни Ушма. Это 110 км на север. Пассажирский транспорт туда не ходит, но можно арендовать машину.
По зимней дороге на ГАЗ-66 с водителем Димой мы добрались до Ушмы часа за три.

Для разгадки тайны перевала Дятлова отправились мы на сей раз к озеру Турват, что в 30 км к востоку от места трагедии. Турват – название обиходное, его полное мансийское имя – Тагт-Талях-Нёр-ойка-Ялпынг-Тур, что в переводе «Святое озеро Нёройки (покровителя гор) в истоках Сосьвы». Сюда-то, в дебри тайги и крутых уральских хребтов, где нет ни дорог, ни поселков, нам и предстояло держать путь.

Железнодорожный вокзал города Ивделя.
ГАЗ-66 – полноприводный и очень устойчивый грузовик, который получил в народе прозвище «Шишига» по созвучию с номером 66.

Если кто-то не знает страшной истории об экспедиции Дятлова, вкратце о ней расскажем. В ночь на 2 февраля 1959 года на Северном Урале при загадочных обстоятельствах погибла группа туристов. Среди ночи они почему-то разрезали палатку, выскочили полуодетые и почти босые на лютый мороз. Потом спасатели обнаружили девять замерзших тел в разных местах в радиусе полутора километров от палатки. Пятерых нашли в конце февраля, а последнюю четверку уже в апреле под толщей снега. Иные погибшие имели серьезные травмы – сломанные ребра, пробитый череп. Причина гибели тех туристов неизвестна нам и сейчас. Место трагедии с тех пор получило название перевал Дятлова – по имени руководителя группы.

В поселке Полуночном нам особенно запомнился этот разукрашенный дом.

Ракетная версия – наиболее вероятная

Среди множества версий гибели туристов на перевале есть и ракетная. Некоторые исследователи трагедии полагают, что неподалеку от палатки могла упасть ракета или ее ступень и ядовитые пары топлива так экстренно выгнали туристов из своего укрытия. Но военные – как тогда, так и сейчас – отрицали и отрицают всякие пролеты ракет над той местностью. Однако же и спасатели, которые искали тела туристов, и жители окрестных селений видели зимой и весной 1959 года пролетавшие в небе огненные шары. И эти показания записаны в уголовном деле о гибели туристов. По-видимому, очевидцы наблюдали выхлопы из ракетных сопел.

Группа Дятлова в своем последнем походе – на отдыхе в поселке 41-м.

Мы с женой Натальей Варсеговой уже несколько лет расследуем ту трагедию, а потому имеем немало интересной информации. Нам, например, известно, что родители погибшей на перевале Людмилы Дубининой были уверены (а может быть, знали точно, будучи людьми, приближенными к власти), что туристов погубила ракета. Об этом рассказывал писательнице Анне Матвеевой брат Людмилы – Игорь Дубинин: «Отец до самой смерти оставался ярым нелюбителем Хрущева, потому что считал его одним из виновников гибели своей дочери. Мама без конца повторяла: «Ракета, ракета». В то время мама работала секретарем Семихатова».

Туристы отправились к горе Холатчахль на свою погибель. Некоторые исследователи трагедии полагают, что они могли погибнуть, отравившись ядовитыми парами ракетного топлива.

 А Николай Семихатов, важно отметить, – академик, конструктор ракетной техники в свердловском секретном НИИ-592. Возможно, что Людиной маме коллеги и выдали тайну гибели группы.

Но как ракета могла погубить людей, если сама она там не найдена? Точнее сказать, нет сведений, что на месте гибели туристов имелись какие-то ракетные обломки. На этот вопрос нам ответил ракетчик, подполковник запаса Михаил Сокольников. Он полагает, что ребята могли отравиться парами ракетного топлива, если ракета уже на излете пролетела низко над ними, а упала поодаль. Потому туристы так быстро выскочили из палатки, а потом вели себя как одурманенные и ослепшие.

Группа Дятлова в своем последнем походе по этим местам передвигалась на лыжах.

А в одной недавно рассекреченной специальной книге по истории ракетной техники «Задача особой государственной важности» мы прочли, что 2 февраля 1959 года был запуск ракеты Р-5М, который закончился аварией. Ракета отклонилась на 280,7 км, но не указано, куда упала.

Вот те на! Оказалось, что эта ракетная авария случилась именно в день смерти туристов! Однако подробности той аварии оказались для нас засекречены.

– На самом деле в СССР ракетных пусков было гораздо больше, чем их раскрыто ныне, – пояснил нам ракетчик Михаил Сокольников. – Если пуски особой важности – например, с химической боеголовкой, – то это секрет и по день сегодняшний.

На пути к Турвату находится база Ильича.
Мансийский снегоход – основное средство передвижения по заснеженной тайге.

Любопытен такой момент. В протоколах уголовного дела по гибели дятловцев отец Людмилы Дубининой и отец другого погибшего – Юрия Кривонищенко рассказывают следователю, что есть свидетели, которые ночью 2 февраля видели сильное свечение над местом гибели их детей. Про то же свечение, как вспоминал куратор этого следствия Евгений Окишев, рассказывали сотрудники северных лагерей Урала. Только их показания были потом удалены из уголовного дела.

Так вот, исходя из вышеописанного, ракетная версия гибели туристов для нас более убедительна. Важно сказать, что в том же 1959 году местным охотникам манси, проживающим на родовых стойбищах в радиусе десятков километров от перевала Дятлова, советовали не бить зверя и не ловить рыбу в данном районе. И этот совет, по словам старожилов манси, действовал три года.

Интересная история случилась зимой 2015 года, когда один из охотников манси Олег Самбиндалов отправился в глухую тайгу по следу сбежавшего домашнего оленя. Так он недалеко от озера Турват набрел случайно на огромную металлическую деталь, что торчала над болотом. Деталь похожа на хвостовое оперение большой ракеты. Охотник даже ее сфотографировал, но не придал тогда той детали особого значения. Важно было найти оленя.

По следу манси – к ракете

Мы случайно узнали эту историю и потом, уже летом, вместе с охотником Олегом Самбиндаловым отправились на то место. Однако уперлись в непроходимое топкое болото на огромной площади. Журнал «Отдых в России» рассказал об этой истории в прошлом году в статье «По следу манси» в сентябрьском номере.

Охотник Олег Самбиндалов недалеко от озера Турват случайно набрел на огромную металлическую деталь, что торчала над болотом.

И вот сейчас мы решили повторить поход на болото уже по снегу. И ежели повезет – отыскать деталь, изучить ее досконально. Судя по заклепкам на фото, образец этот старый, примерно времен трагедии на перевале. Если это есть часть ракеты или же целая ракета, застрявшая в болоте, то может ли она быть связана с гибелью туристов? На этот вопрос, конечно же, мы получим ответ нескоро, если даже благополучно найдем деталь. А пока нам предстоит нелегкий путь в сотни километров по таежным дремучим дебрям.

Когда Олег рассказал своим соплеменникам про находку, то один из его родственников – Роман Самбиндалов, проживающий ныне в поселке Няксимволь, – вспомнил, что он, еще будучи ребенком, лет 40 назад, ходил с отцом на охоту в то же самое место и они видели эту странную железяку.

Туристы, приехавшие с плато Маньпупунер, на стойбище у Самбиндаловых.

И вот мы с женой Наташей и фотографом Артуром Демченко снова отправились на Турват. От Екатеринбурга до города Ивделя ночь поездом. Далее 110 км на север до мансийской деревни Ушма. Пассажирский транспорт туда не ходит, но можно арендовать машину. По зимней и относительно неплохой дороге на «ГАЗ-66» добрались до Ушмы часа за три. Отсюда еще на север до стойбища Самбиндаловых по прямой 50 км. Но дороги нет, и надо ехать на снегоходе по тайге и по руслам рек. А это 80 км. Местный манси Валерий Аямов крепит позади снегохода пару корытообразных санок. Укладываем в них груз, садимся сами – и вперед. Ветер, как говорится, в харю. По снежным и ледяным ухабам трясет и подбрасывает так, что, кажется, сотрясения мозга не миновать. Хотя мы тепло одеты и мороз не ниже 15, но холодок под одежду лезет.

Километров через десяток встречаем знакомого нам по прежним приездам в Ушму Михаила. Он возвращается с охоты. Михаил знаменитая в округе личность, и он заслуживает отдельного рассказа.

Лабаз для хранения продуктов на стойбище Самбиндаловых.

Сожженные мосты – залог трезвости манси

Это случилось лет пять назад. Кто-то с Большой земли привез Михаилу канистру спирта. Спаивание народа манси – отдельная драматическая история. Местным охотникам, в отличие от приезжих, разрешено бить зверя без всяких лицензий. И пошлые коммерсанты привозят для манси спирт в обмен на меха соболя, на мясо оленя, лося и т.д. Так вот, Миша пьянствовал несколько дней подряд, до наступления белой горячки. А как она случилась, взял Михаил ружье, выстрелил себе в подбородок и упал замертво. Друзья Михаила тоже были нетрезвыми. Решили похоронить его после, а пока что перенесли в лабаз (амбар для хранения продуктов), накрыли пологом. Погоревали и опять пошли пьянствовать. Но Михаил, пролежав на лютом морозе пару часов, очухался, поднялся и завалился с отвисшей челюстью прямо в дом… Тут уж у всей компании едва не случилась разом белая горячка. После этого случая Михаил разговаривает с трудом. Зато он стал легендарной личностью на всю округу.

Вот такие санки делают манси своим детям.

Чтобы ушлые коммерсанты меньше спаивали народ манси, какие-то хорошие люди взяли и сожгли все мосты на реках по дороге из Ивделя в Ушму. Теперь уж весной и осенью до Ушмы не доберешься. В этот период все манси трезвы. К лету, когда большая вода спадает, машины проходят бродом.

Через 20 км добрались до базы Ильича. Тут была стоянка геологов, и от нее остался домик. Здесь же возница наш Валерий Аямов попрощался с нами, домой подался. Далее нам предстояло ехать на другом стареньком снегоходе с молодым племянником Валеры – Денисом. Этот вариант как-то неприятно насторожил. Но куда деваться, надо ехать.

На санях, двумя снегоходами, мы должны были отправиться на поиск ракеты. Но один снегоход сломался, и мы поехали вчетвером с Олегом, который ее и фотографировал.
Дочь Самбиндаловых Ирина приехала со своими детьми из Няксимволя погостить на стойбище.

Внучка у Самбиндаловых мечтательная особа.

Тайга, глухомань и холод

Который час уж тряслись мы на санках за снегоходом. Сгустились сумерки, и настала ночь со звездным небом над головой. Кругом лишь тайга дремучая. До стойбища Самбиндаловых еще километров 20, а то и все 25. И тут… снегоход сломался! Под рулем у него что-то пыхнуло ярким пламенем, и мотор уже больше не заводился. Времени 21 час по-местному. Спутникового телефона у нас нет. Идти 20 км вперед, утопая в сугробах, нереально. Назад еще нереальнее. К тому же в округе волки. На днях, как нам в Ушме поведали, на стойбище у Самбиндаловых стая серых оленя загрызла. Ружья у нас тоже нет. Приплясываем от холода, который к ночи стал заметно усиливаться.

– Может, свечу пробило? – спрашиваем водителя.

– Может быть, – отвечает он. – Но запасной свечи у меня нет. Я отдал товарищу.

Положение становилось более чем безвыходным. Ближайший транспорт если здесь и появится, то только через несколько дней, когда нас пойдут искать по следу нашего снегохода…

Итак, тайга, глухомань и холод.

Денис тем временем частично разобрал снегоход и пытался что-то понять там в его устройстве. Артур светил ему фонариком. Наташа пританцовывала вприсядку, чтобы согреться. А я про себя взывал к Святителю Николаю. Случалось, что раньше в безвыходных ситуациях Святитель меня спасал. Случилось так и на этот раз. Спустя полчаса снегоход завелся! А еще через пару часов мы услышали лай собак на стойбище Самбиндаловых. И это после такой дороги было великим счастьем, ради которого стоило сюда ехать.

На санях до места, где была найдена ракета, ехать предстояло 30 км через озеро Турват. Там нас ждало еще одно испытание.

Как-то летом мы здесь уж были и знакомы со всем семейством. Семья Самбиндаловых живет по подобию таежных отшельников Лыковых – раскованно и безгрешно, ибо с людьми почти не контачит. Райцентр Березово за 335 км по прямой. Жестокий ленинский постулат «живя в обществе, нельзя быть свободным от общества» Самбиндаловых не касается. Они свободны от всех и вся. Вне моды и вне политики. На президентских выборах они голосуют прям у себя на стойбище. Из Березова к ним приезжает вездеход с избирательными бюллетенями. Дама от избиркома дарит сладкие гостинцы, показывает, что и куда совать. Сердечно благодарит за выполненный гражданский долг, фотографируется на память и прощается до следующих выборов.

Поисковики Варсеговы и Олег Самбиндалов остановились передохнуть и сфотографироваться.

Противоречия у Самбиндаловых только с лесными хищниками – волками. Пару недель назад волки съели самбиндаловского оленя, который ушел за изгородь и пасся недалеко от стойбища. От рогатого ничего не осталось, даже колокольчика, что висел на шее. Однако волков убивать нельзя. Очень мстительные животные. Если убить одного волчару, стая обязательно придет в стойбище и загрызет собак. А то и человека подкараулит.

Главная в стойбище – мать, Татьяна. Ей подчиняется вся семья. Отец, Савелий, мужчина мягкий, работящий, трезвый. Выпить может только с разрешения Татьяны, если у той хорошее настроение. Две дочери покинули стойбище и живут в Няксимволе – на родине московского мэра Собянина. Четыре сына, от 28 и до 37 лет, с родителями на стойбище. Все парни обречены на холостяцкую жизнь, потому как найти невесту, готовую поселиться среди тайги, практически невозможно. К тому же требования у Татьяны к снохам жесткие. Девушка должна быть работящей, непьющей, некурящей.

В последние годы на стойбище стали наведываться туристы. В 50 км на северо-запад от Самбиндаловых знаменитое плато Маньпупунёр – мансийские болваны, или столбы выветривания. Семь так называемых останцев от 30 до 42 метров высотой. Зрелище, сказывают, волнительное и чудесное.

Для проезжих туристов на стойбище Савва и сыновья построили большую избу, где могут на лежанках заночевать человек до десяти, заплатив по 500 рублей с носа. За пару часов до нашего приезда сюда как раз и заехали пятеро мужиков, возвращавшихся снегоходами с Маньпупунёра домой в Екатеринбург. Мужики обычные производственники и один офицер в отставке. Замученные дорогой, они приняли по сто грамм и давай нам рассказывать про Маньпупунёр, да так, словно бы побывали на другой планете. Там, говорят, такое, что страшно и подойти, потому как кажется, что махины эти сейчас на тебя обрушатся.

Едем искать ракету

Утро началось с неприятности. На поиск ракеты мы должны были отправиться двумя снегоходами с Олегом, который нашел ракету, и с его братом Сашей. Но снегоход у Саши сломался, и мы поехали вчетвером с Олегом. Прямиком через озеро Турват ехать нам 30 км.

Дичь на охотничьей избушке.

Предстояло решить дилемму. Турват – священное озеро. К нему нельзя подпускать женщин. Могут быть серьезные неприятности. А у нас Наташа. Но объезжать Турват – это лишние 7 км. Решили, что Наташа не будет на озере подавать голоса и, может быть, сойдет за мужчину в зимнем своем костюме. Когда выехали на лед, Олег погнал на максимальной скорости в надежде, что духи озера бабу не распознают.

Проскочили благополучно, однако беда поджидала нас впереди. Когда оставалось уж километров пять, мы выехали к реке Большой Сосьве. Далее ехали по речному руслу. Наташа сидела на снегоходе позади Олега, мы с Артуром лежали в санках. До конечной точки осталось совсем немного, и вдруг снегоход зарылся в мокрую снежную кашу. Увяз, заглох. Я вышел из санок и тут же провалился по колено в воду. Так же провалился следом за мной и Артур. Оказалось, мы попали в полынью. Дело в том, что в конце зимы уровень воды в реках падает. Лед посередине трескается и проваливается. Провалину заполняет вода, которую не видно под снегом.

Старая лодка на Большой Сосьве заждалась лета.

Наташа по сцепке перебралась к нам в санки. Ноги у нее сухие. Олег встал на широкие охотничьи лыжи и пошел к берегу срубить слеги – жерди, которые следует подложить под гусеницы снегохода. У нас лыж нет, и выход из санок грозит нам полным провалом в воду. А между тем и сами санки как-то медленно погружаются в водяную кашу, и что-то внизу потрескивает. Дико себе представить, если и без того сломанный под нами лед вот сейчас не выдержит. Кажется, эту картину я уже видел в каком-то кошмарном сне, и не могу припомнить, чем этот сон закончился.

Олег чудовищно долго не возвращается. Мы нервно шутим, как будто бы все нормально, и не шевелимся. Стараемся даже не шевелить пальцами мокрых ног, дабы не раскачивать санки. Я незаметно перекладываю из кармана себе под шапку зажигалку. Она единственная на всю компанию. Ежели мы провалимся, но повезет нам выплыть, надо разжечь костер.

В охотничьей избушке Самбиндаловых, до которой добралась экспедиция журнала «Отдых в России», мы смогли согреться и просушить обувь.

Ругаю себя за то, что взял с собою Наташу, и молюсь Святителю Николаю.

Наконец Олег появился из лесу, таща за собой две большие жердины. Сначала мы по жердям перешли на безопасное место поближе к берегу, потом веревкой вытащили и технику.

На наше счастье недалеко от полыньи оказалась охотничья избушка, которую поставили Самбиндаловы. Там растопили печку и принялись сушить обувь. Мокрые ноги, надо сказать, порядком окоченели. А от холодных ног знобит и все тело. Ехать дальше уже нельзя.

Олег был обут в оленьи чуни, напоминающие чулки из шкур. Они сшиты настолько крепко, что вовсе не промокают. А потому ноги у Олега сухие, и он готов отправиться к ракете, которая, по его словам, на том берегу реки, километрах в трех, ну может быть, в пяти.

Времени полдень, и мы просим Олега поторопиться, чтобы не возвращаться по реке в потемках. Если ночью опять попадем в полынью, то вряд ли нам повезет вторично.

Олег и сам это понимает. Он быстро проглотил бутерброд, прыгнул на снегоход и помчался далее по реке. Мы же в тесной и захламленной избенке, босые и усталые, греем у печки ноги. Размышляем о здешних красотах в виде мощных речных утесов, которые недоступны глазу наших простых туристов.

– Отдых в России – суровый отдых, – философствует Наташа.

– Да, это не Таиланд, – соглашается с ней Артур.

Наташа распаренною спиной наваливается на холодную стену избенки. Устало закрывает глаза. Я ее ругаю:

– Простынешь, тяжело захвораешь, и придется искать мне другую бабу!

– Да где ты найдешь еще такую дуру, чтобы вот так по тайге с тобой, – отмахивается она. Но подчиняется, отстраняется от стены, опасаясь моих угроз. 

Странные выстрелы

Через пару часов где-то в той стороне, куда уехал Олег, прогремели четыре выстрела. Мы неприятно удивлены. У Олега с собой оружия не было. В том месте, где из болота торчит ракета, по словам Олега, зверье не водится и, следовательно, охотники туда не ходят. Что бы значили эти выстрелы?

Прошел еще час, а шума снегохода не слышно. Начинаем переживать – а где Олег? Я вышел на реку, прошел немного по следу от снегохода. Нога проваливается, и следы моих меховых сапог заполняются водой. Стало быть, где-то рядом опять полынья под снегом. Скорее обратно. Покричал что было мочи: «Олег! Олег!» – тишина в ответ.

А между тем уже и сумерки надвигаются. И наше беспокойство усиливается. Все трое выходим к реке, зовем Олега, вслушиваемся – никакого звука. Идти без лыж по реке по следу Олега – стало быть, провалиться в воду. Идти по берегу – рыхлый снег по пояс. Ползти на пузе? Остается сидеть в избушке и тупо ждать.

– Почему он не взял ружье? В тайге ведь волки, – задается Артур вопросом.

И нет у нас ответа на сей вопрос. 

Конец истории

Когда стемнело, послышался шум мотора. Тревога сменилась радостью и одновременно гневом на Олега. Почему он бродил до сумерек?!

Олег уверял, что нашел то место, где из болота торчала ракета. Только… самой ракеты теперь там нету. Поэтому он решил, что какие-то люди, скорее, из Няксимволя, случайно ее нашли и распилили на части, чтобы из легкого и прочного металла сделать лодки и другие полезные вещи. А так решив, он долго копался в снегу, надеясь найти хоть какой-то кусок металла, что остался от распиловки. Но ничего откопать ему не удалось.

Странно, конечно, если ракета торчала в болоте не менее сорока лет и вот только недавно ее распилили. Хотя и объяснимо. Мы с женой написали про ту ракету полтора года назад. Обозначили примерное ее место. Посему те же военные могли ее отыскать и вывезти.

Читатель спросит, а почему военные не забрали ее еще в тот год, когда она упала? Ответ простой – ее не нашли. Вспомните, 11 июня 2012 года с аэродрома в городе Серове вылетел в сторону перевала Дятлова Ан-2 («кукурузник»). На борту пилот и 12 пассажиров. Вылетел и пропал. Его искали без перерывов – самолетами, вертолетами, спутниками из космоса. Волонтеры месяцами прочесывали тайгу – бесполезно. И только 5 мая 2013 года случайные охотники наткнулись на самолет. А ведь «кукурузник» размерами раза в четыре больше, чем часть от «нашей» ракеты. И упал он всего-то в 8 км от аэродрома. Так что отыскать в тайге целый самолет – задача даже по нынешним временам почти нерешаемая. А что уж говорить про времена те древние.

И если ракету в окрестностях озера Турват забрали военные, благодаря нашей недавней наводке, то хотелось бы обратиться к участникам той операции – пожалуйста, свяжитесь с редакцией журнала «Отдых в России». Ваши имена и фамилии обещаем не разглашать. Но важно познать нам тайну этого изделия под Турватом.

Текст: Николай и Наталья Варсеговы
Фото: Артур Демченко

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X