Стипль-чез Александра Бернгардта

История успеха ЗАО «Курорт Белокуриха»

То, чего сегодня добился Александр Бенгардт, иначе как чудом
не назовешь. Именно так можно охарактеризовать то, что он сделал с закрытым акционерным обществом «Курорт Белокуриха», правление которого возглавляет уже много лет.

Сегодня Белокуриху вполне можно принять за кусочек Западной Европы, чудом перенесенный в Сибирь

Это самое, пожалуй, динамично развивающееся предприятие в городе. Его слава – и акционерного общества, и Александра Бернгардта – шагнула далеко за границы Алтайского края. Встречи и беседы с этим человеком всегда интересны и поучительны, в чем могли не раз убедиться читатели журнала «Отдых в России». Не стала исключением и очередная наша встреча. А своеобразным эпиграфом к ней стал рассказ Александра Кокорина – одного из героев наших публикаций, успешного фермера и организатора агротуризма из соседнего с Белокурихой села Солоновка. Как-то вместе с Бернгардтом Кокорин был на одном совещании. Перед его участниками ставили срочные, не терпящие отлагательства задачи. И вот тогда Кокорин обратил внимание на то, как Бернгардт, записывая себе в блокнот задания, все время повторял: «Хорошо, сделаем, хорошо, сделаем». И действительно, все сделал и в срок. Особенно поразило Кокорина то, что для ускорения работ по облицовке одного из зданий Бернгардт распорядился использовать подъемные краны вместо того, чтобы возводить строительные леса…

– Это мы тогда к фестивалю по туризму готовились. Надо было в короткие сроки освоить достаточно большой объем работ на «Конном дворе», – вспоминает Александр Александрович. – Да, мы чуть-чуть с опережением поработали. А вообще-то я реальный человек и каких-то нереальных обязательств не беру.

– Кокорин тоже реальный человек, при этом довольно сдержанный, даже замкнутый. Но о вас говорит с горящими от восхищения глазами…

– Вы знаете, хотя я и рискую стать похожим на ту кукушку, что хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку, но все же не могу не сказать несколько слов о Кокорине. Это настоящий самородок, деловой человек, горожанин, переселившийся в село и создавший там вместе с женой успешное предприятие. Наличие в нашей стране таких людей вселяет оптимизм и веру в стабильное будущее. Не случайно его недавно избрали председателем сельсовета – такой администратор Солоновке, которую я очень люблю, давно был нужен. Вообще, Солоновка – исключительно интересное место. Со своей стороны, я делаю все для того, чтобы село в плане развития туризма стало более востребованным. Как-то мы побывали там вместе с нашим губернатором Александром Богдановичем Карлиным. Он внимательно выслушал мои предложения о перспективах развития этого села. Фактически речь идет о создании второго курорта. Условно назовем его «Белокуриха-2». Место это, как заметил губернатор, чрезвычайно благоприятное для жизни человека. Село старинное, его полукругом окружают горы, омывают две реки. Словом, исключительное место. С практической точки зрения это готовая площадка на 200 гектаров для начала активного строительства. И прежде губернатор предложил проложить по горам дорогу. А недавно мне позвонил начальник Управления по туризму краевой администрации Юрий Захаров и сообщил, что губернатор подписал распоряжение о проектировании этой дороги. Губернатор, работая на опережение, уже согласовывает с Минфином довольно непростой вопрос, связанный с использованием части региональных средств для финансирования строительства этой дороги. Вопрос заключается в том, чтобы эти деньги федералы затем вернули в региональную казну.

– Но, видимо, речь должна идти о проектировании не только дороги, но и будущего курорта в целом…

– Разумеется. Белокуриха, как известно, курорт федерального значения. А курорт «Белокуриха-2», который, возможно, будет называться «Солоновкой», начнется с более скромного масштаба – регионального. Мы сейчас будем просить НИИ курортологии сделать, во-первых, заключение о том, может ли этот курорт быть природно-климатическим. Во-вторых, надо решить вопрос со строительством минералопровода – у нас здесь замечательная минеральная вода «Искра Черновая». Ее так много, что она может с лихвой обеспечить потребности «Белокурихи-2»…

– Вы говорите о «Белокурихе-2» так, будто она уже существует…

– Так и есть. В моем представлении это уже реальный курорт. Кстати, под него уже готовится проект закона Алтайского края. И здесь мы имеем верного союзника – Александра Богдановича, нашего губернатора. Во время поездки в Солоновку он убедился, что это лучшее место в Алтайском крае. Здесь мы в кратчайшие сроки можем оборудовать для отдыха VIP-зону. Вот вы только что были в Солоновке и согласитесь со мной, что места там действительно замечательные: речки, небольшие зеркала воды для отдыха, маленькие каскады электростанций. Имеется все для организации отдыха на очень высоком уровне комфорта – горы, минеральная вода, природно-климатические условия… В общем, я вижу там курорт. И губернатор нас поддерживает. Тем более что председателем тамошнего сельсовета стал Александр Кокорин.

– А что сегодня происходит на федеральном курорте Белокуриха?

– Вроде бы пока у нас нет повода для беспокойства. Но это только сегодня. А завтрашний день может принести с собой немало проблем. Впрочем, они видны уже сегодня. И к их решению мы, руководители белокурихинских курортов, уже начинаем готовиться. Буквально на днях обсудили проблемы, связанные с бюджетом будущего года. Возьмем такой вопрос, как цена путевки. Мы понимаем, что ее повышать нельзя. Этим и объясняется тот факт, что на протяжении последних лет цена остается неизменной. В отличие от тарифов, которые для санаториев растут, не переставая. Вот вам и проблема. Мы должны сделать все для того, чтобы тарифы остановились. Иначе… Иначе нам грозит неуклонное снижение рентабельности. Вот такая дилемма стоит перед нами: цену на путевку повышать нельзя – она будет нереализуемой, а цены на тарифы от нас не зависят. Надо искать выход. За тепло мы здесь боремся как можем. Внутри самого санатория «Белокуриха» решено внедрить систему, которая позволит учитывать по подразделениям расход тепла, воды, электроэнергии и так далее. Это обычная практика в экономике западных стран. Мы должны стать менее затратными, чтобы удержать ситуацию под контролем. А с другой стороны, мы, не скрывая от людей положение дел, говорим о необходимости интенcифицирования труда.

– Что на это скажет профсоюз?

– Кстати, хороший вопрос. Дело в том, что у нашего персонала нет никакого организованного профсоюза. Но мы понимаем, что завтра он может появиться и предъявить нам свои экономические требования. Поэтому сегодня в своих рассуждениях мы исходим из того, что такой профсоюз уже как бы присутствует.

– То есть опять работаете на опережение и действуете с позиции профсоюза. Может, имеет смысл вам его и возглавить…

– Не надо. Мне и так хватает головной боли. В чем заключается позиция профсоюза? В том, чтобы росла заработная плата. Чтобы был обеспечен должный уровень жизни. Цены-то на рынке растут на все. Поэтому надо повышать зарплату. А где взять деньги? Вот и приходится экономить на всем и везде. И думать о других вариантах.

– Например, о сокращении штатов.

– Нет, это даже не обсуждается. Но мы намечаем изменения внутри. Возьмем работника по обслуживанию посудомоечных машин. Разве можно сравнить посудомоечные машины 60–70-х годов с сегодняшними? Это небо и земля. Или обратимся к работе горничной – да, у нее тяжелый труд, очень тяжелый, но вместе с тем пылесосы стали другие. Обернемся на «Белокуриху» 10–15-летней давности. Она была неблагоустроенной, повсюду была грязь, поверх которой настилали материал, но это не очень спасало от грязи. Сегодня этого нет. Техника сделала город благоустроеннее, чище. Поэтому мы предлагаем идти двумя путями. Повышать зарплату горничным параллельно с увеличением объема работы. Только так. Другого пути нет. Так поступает весь цивилизованный мир.

Нет такого каприза клиента, который бы не могла удовлетворить Белокуриха. Хотите вкусно поесть? Пожалуйста!..

– Видимо, не все это поймут и примут…

– Да, вы правы. Многие хотят, чтобы им просто повышали зарплату, не увеличивая объемы. Но так просто не бывает. И я рад, что многие это понимают. Мы делаем ставку, если можно так выразиться, на совмещение ставок. Сейчас на одну зарплату не проживешь. Мы и стараемся обеспечивать доплаты. Когда есть свободные ставки, человек еще и совмещает. Мы не забываем и о низкооплачиваемых работниках, повышая зарплату прежде всего им. Согласитесь, это звучит очень хорошо, социально хорошо. Но с точки зрения профессиональной это не совсем правильно. Да, все профессии важны. Но все-таки лицо наших санаториев – врачи, которые определяют уровень профессионального обслуживания тех, кто приезжает к нам лечиться. Именно эта категория должна быть хорошо оплачиваемой. Сегодня среднемесячная зарплата врачей 32 тысячи. При этом младший медперсонал получает до 16 тысяч, а вот средний, к сожалению, только 17, что несправедливо. Поэтому мы думаем о повышении зарплаты не только врачам, но и среднему медперсоналу, чтобы стимул не пропал. Все-таки развитие в оплате должно быть обязательно. Интенсификация коснулась, кстати, и нашего автотранспортного предприятия. Теперь у нас за одним водителем закреплены 2–3 машины. Согласитесь, не каждый спецавтомобиль будет востребован ежедневно, поэтому и держать лишнего водителя ни к чему. А благодаря совмещению мы обеспечиваем пусть небольшой, но поэтапный рост зарплаты. Словом, пытаемся находить разные варианты.

– Маневрируете…

– Да. Иначе нельзя. Потому что понимаем: вопрос о повышении зарплаты рано или поздно будет жестко поставлен самим коллективом.

– Обстоятельства ставят вас в очень непростую ситуацию. И, тем не менее, вы продолжаете расти…

…Хотите искупаться в чистой горной речке? Выбирайте удобное место!

– Что делать? Другого выхода нет. Но мы понимаем, что в современных условиях остановиться – значит отстать. Разумеется, совет директоров ЗАО «Курорт Белокуриха» планомерно занимается развитием предприятия: внедряет мировые стандарты в области организации лечения, питания, сервиса, ведет строительство и запускает в эксплуатацию новые объекты, совершенствует площадки и прилегающую территорию, реконструирует номерной фонд.

Санатории «Белокуриха», «Сибирь», «Катунь» сегодня – это современный лечебно-оздоровительный комплекс с огромным количеством новейшего оборудования, с большим штатом высококвалифицированных медиков-профессионалов.

Многое зависит от психологии, настроя. Какие у нас прежде были настроения? Люди говорили: работаем ровно столько же, как в соседнем санатории, а получаем меньше. А вывод напрашивался один – значит, больше старайся, больше работай. Когда я, основной собственник, встречаюсь с коллективом, то твержу только одно: чтобы лучше жить, надо лучше работать. Другого пути у нас нет. О чем я еще говорю? О прибыли, конечно. Сообщаю, что в этом году она оказалась минимальной. Потому что мы основные деньги направляли на развитие производства. Поэтому и акционеры получили небольшие дивиденды. К слову, все эти годы мы на дивиденд отправляли 2-3-4 % не больше. Я небольшой потребитель денег, но тем не менее я поставлен здесь для того, чтобы акционеры получали дивиденды – они же реальные собственники. Мне перед ними приходится держать ответ. И перед трудовым коллективом. Акционерам интересен только один момент – дивиденды. И их можно понять. А коллектив ждет решения социальных проблем. И это тоже понятно. Понятно и то, что собственники тесно связаны с работниками – теми, кто создает конечный продукт, который превращается в прибыль. На мой взгляд, сегодня она распределяется абсолютно в пользу тех, кто работает. Потому что никто, как мы, столько не вкладывает в развитие основного производства.

– И все поголовно довольны…

– Было бы глупо так утверждать. Недовольных хватает, потому что не всем хватает зарплаты для более или менее нормальной жизни. Есть, к сожалению, и такие, кто резко против моих инициатив. Они рассуждают примерно так: Бенгардт делает непонятные для меня вещи, он ненормальный и к тому же агрессивный, потому что никого не слушает, вкладывает деньги куда попало, вот в «Конный двор» вбухал – он сошел с ума. А между тем после того форума, к которому «Конный двор» готовили, мы выиграли грант на 10 миллионов. Это позволило многие наши затраты покрыть, компенсировать. И впервые в глазах многих из моего ближайшего окружения я прочитал одобрение. Мол, не такой уж ты и ненормальный. Я вообще-то человек терпеливый и увлеченный. Но, обращаясь к тем, с кем сотрудничаю, не призываю их потерпеть. Я только стараюсь доказать: другого пути, чем работать лучше, нет. Да, можно нарастить заработную плату резко и быстро. Но тогда рухнет вся система, связанная с реорганизацией и реконструкцией производства. И завтра к нам никто не поедет, мы не будем востребованы. Мы должны идти в ногу с современным производством санаторного дела и наращивать зарплату. И подавляющее большинство меня понимает и мою программу принимает. Это обязывает меня вкалывать с новыми силами, укреплять командную дисциплину и искать, искать новые пути роста зарплаты, роста производства, реконструкции и реорганизации. Другого пути нет.

Это не Китай. Это Алтай

– Александр Александрович, давайте без экивоков. Вы пользуетесь репутацией исключительно порядочного человека. Люди вам доверяют. В вас никто не видит хапугу, дельца, который хочет только на свой карман работать. Можно представить, как нелегко было бы работать руководителю с не столь блестящей репутацией…

– Не знаю, что там говорят о моей репутации. Я стараюсь работать, как могу. Зачастую приходится преодолевать барьеры непонимания, нежелания понять. Это как бесконечный стипль-чез – бег с препятствиями. Взял одно, а за поворотом уже возникает другое. Вроде работаешь для людей, а некоторые из этих людей ставят тебе подножку. Порой я и сам не понимаю: что непонятного в моих решениях и поступках? Сейчас многие изнуряют себя вопросом: зачем в этом году я профинансировал строительство дороги на кладбище? Они мучительно думают: зачем нам это надо? Или, скажем: зачем я даю школе деньги? Или: зачем на Дом культуры даю?

– А, действительно, зачем?

– Для того чтобы у нас был спортзал. Мне это понятно, а вот некоторым – нет. Есть немало таких, кто не совсем верит в искренность твоих замыслов, не понимает того, что ты делаешь. Это их раздражает. Но основная масса воспринимает твои действия абсолютно адекватно. Знаете, мне кажется, что сложности последних лет заставляют людей быть как-то духовно ближе и понятнее друг другу. Мне очень это импонирует, люди меняются на глазах, растет уровень их самосознания, самоуважения, ответственности. Вот один лишь пример. На Масленицу мы скачки проводим, гости из-за рубежа приезжают, бронируют номера. Это стало брендовым мероприятием для Алтайского края. В нем принимают участие губернатор, депутаты Госдумы, многие именитые и знаменитые. И вот в такой ситуации мне предлагают: а давай медовуху бесплатно раздавать. Я, естественно, против: это может закончиться массовой попойкой со всеми вытекающими… Но меня уговорили. И что? Мои опасения не оправдались. Люди пили медовуху, но не напивались, никто не дрался, не валялся пьяным. Все прошло на вполне европейском уровне.

Я рад, что ошибся. Такие примеры и радуют, и вдохновляют. И наполняют верой в людей. Они словно говорят: ты порой зря терзаешься, больше доверяй людям. И работай, а народ все поймет и правильно оценит…

фото Александры ОГАНЯН, ИТАР-ТАСС

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X