Шпицберген. Люди и медведи

В 11.00 за нами заехал Пол на микроавтобусе, и мы отправились на базу за снегоходами и амуницией. Нам выдали непродуваемый, легкий и очень удобный комбинезон, теплые и легкие высокие сапоги, подшлемник, шлем с забралом и большие варежки – краги. В этом обмундировании мы были похожи на космонавтов…

Идея

Посещение Шпицбергена – моя давняя мечта. Еще в студенческие годы я побывал на шабашке на Сахалине, а потом и на Курилах. Тогда-то и запала в душу мечта о Шпицбергене.

Между тем в Москве всего три или четыре российские турфирмы предлагали различные туры на Шпицберген. Я подобрал подходящий вариант – 4-дневный тур на снегоходах. Но радость была преждевременной.

Я начал звонить по турфирмам. Собеседников на другой стороне провода поражали мои интересы. Чувствовалось явное нежелание заняться организацией тура. Более того, на мои дополнительные вопросы я не получил ни одного вразумительного ответа.

Следующим шагом была попытка найти отзывы наших туристов о Шпицбергене – безрезультатно. На всякий случай я позвонил в компанию ASSAS. Здесь в свое время мне блестяще организовали автопробег по Исландии. В итоге их менеджер Алена оказалась единственным человеком, кто согласился помочь в моей беде. И через несколько дней, после ряда согласований меня готовы были отправить на Шпицберген!

Но на многие вопросы я так и не получил ответа. В частности, на самый главный: сколько километров предстояло пройти на снегоходах. Оставалось решить еще один организационный вопрос, самый деликатный. Как быть с женой? Ехать вместе или одному? Что хуже – я не знаю.

Я ей аккуратно сообщил о своей идее. Сначала Наташа посчитала, что это шутка. Когда поняла, что нет, то заявила, что я хочу ее угробить. После проведенной разъяснительной работы резюме было примерно следующим: бог с тобой, поедем, куда ты хочешь, на чем ты хочешь, только обеспечь цивилизованный ночлег.

В плане подготовки к туру мы на День защитника Отечества отправились на Селигер, где провели двухдневные интенсивные тренировки на снегоходах. До этого опыт был, но очень незначительный. Жена решила, что снегоход она освоила. Но будущее показало, что она заблуждалась.

О Шпицбергене

Теперь пора поделиться своими знаниями об этом архипелаге.

О названии. Архипелаг состоит из нескольких десятков островов. Русское название – Шпицберген, норвежское – Svalbard. Единственный обитаемый остров – самый большой и самый западный. Русское название – Западный Шпицберген, норвежское –Spitsbergen. Вот и все нюансы.

О солнце. Полярный день длится на Шпицбергене с 20 апреля по 20 августа, а полярная ночь – с 20 октября по 20 февраля. Во время нашего пребывания день длился около 14 часов, но даже после захода солнца долго не темнело.

О климате. Несмотря на то, что от самой северной точки Шпицбергена до Северного полюса около 1000 километров, климат здесь гораздо мягче, чем в Якутии. Самые холодные месяцы – февраль и март. В это время температура находится в пределах от 0 до –30 °С. За время нашей экспедиции температурный фон был в пределах 10–15 °С ниже нуля. Но есть одно НО. Это ветер. Он дует почти всегда и не слабо, что понижает эффективную температуру. Нам повезло: всегда было солнце, и сильный ветер дул не часто.

О политике, экономике, истории. Ключевым моментом в истории Шпицбергена был 1920 год. В этом году в Париже было подписано соглашение, в соответствии с которым, с одной стороны, признавался норвежский суверенитет над архипелагом, но, с другой стороны, страны участники соглашения (Великобритания, Дания, Италия, Нидерланды, Норвегия, США, Франция, Япония, Швеция) имели право вести на архипелаге хозяйственную деятельность. Советский Союз в 1924-м признал суверенитет Норвегии над архипелагом и в 1935-м присоединился к соглашению. С этого момента началось освоение угольных запасов. Всего на острове было три советских поселения: Баренцбург, Пирамида, Грумант. Сегодня живет только Баренцбург.

Россия занимается угледобычей и наукой, а норвежцы – еще и туризмом, Который норвежское правительство считает главным приоритетом в развитии Шпицбергена. В 2005 году этот архипелаг посетило 78 тысяч туристов.

Большое значение в развитии Шпицбергена имело строительство современного аэропорта около Лонгйиербюена, завершенное в 1975 году.

На Шпицбергене дорог почти нет. Только в районе Лонгйиербюен(Longyearbyen). Основное средство передвижения – это снегоходы. Связь между двумя основными жилыми точками Лонгйиербюен и Баренцбург летом только на вертолете или по воде, зимой еще на снегоходе.

Мобильная связь на острове есть, но только в районах Лонгйиербюен и Баренцбург. Расстояние между Лонгйиербюеном и Баренцбургом около 60 километров, поэтому во время нашей экспедиции мы почти все время были без родной мобильной связи.

О туризме. На Шпицбергене туризм делится на зимний и летний.

Зимой (лучшее время – март-апрель) предлагаются туры на лыжах, собачьих упряжках и снегоходах. Можно, как мы, отправиться в многодневный тур по острову, а можно в одно- или двухдневный. Последнее очень удобно. Так как Лонгйиербюен расположен в центре острова, то в однодневных турах можно побывать почти во всех интересных уголках острова, и в то же время жить в цивилизации.

Летом (лучшее время – июль)предлагаются круизные экскурсии вокруг архипелага, пешие, а также лыжные походы по ледникам.

Одним словом, можно подобрать себе любое удобное развлечение.

Итак, мы отправились навстречу неизвестности. В аэропорту Шпицбергена нас встретил молодой норвежец по имени Пол и на микроавтобусе вместе с другими участниками экспедиции доставил в местную столицу Лонгйиербюен, отель Spitsbergen.

Лонгйиербюен расположен на 78-мградусе северной широты. Севернее таких относительно больших и цивилизованных поселков на земном шаре нет. Лонгйиербюен по нашей классификации – поселок городского типа с населением в 1300 человек. Но это поселок европейский! В нем две гостиницы: Radisson SAS и Spitsbergen. Мы остановились во второй. По европейским меркам, это четырехзвездная гостиница на 80 номеров. На завтрак –обильный шведский стол с фруктами, виноградом и арбузами. Полноценная Европа! Но есть одно отличие: на Шпицбергене принято снимать обувь при входе. Но ходить в носках – не проблема: полы чистые и теплые!

В Лонгйиербюене дороги посыпают только гранитной крошкой – никакой соли или других реагентов. Есть даже аренда машин, правда зачем – непонятно, но, с другой стороны, раз есть предложение – значит, есть и спрос.

Еще одной достопримечательностью Лонгйиербюена является освещенная лыжная трасса (освещение во время нашего пребывания было неактуально), на которой мы видели много местного народа.

Ровно в 9.00 вся наша экспедиция собралась на завтрак за одним столом в ресторане гостиницы. Участники – два крепких финских парня, два молодых англичанина, мы с женой и норвежский гид Пол. Здесь необходимо сказать, что все члены нашей команды были людьми очень пунктуальными, и мы ни разу никого и нигде не ждали.

На первой встрече была достигнута договоренность, что языком межнационального общения в ходе экспедиции будет английский. У подобных экспедиций есть очень хорошая традиция: вся команда завтракает, обедает и ужинает вместе за одним столом. Эту традицию мы свято соблюдали. После небольших сборов в 11.00 за нами заехал Пол на микроавтобусе, и мы отправились на базу за снегоходами и амуницией.

Амуниция была уникальной: это теплый, непродуваемый, легкий и очень удобный комбинезон, теплые и легкие высокие сапоги, подшлемник, шлем с забралом и большие теплые варежки – краги. В этом обмундировании мы напоминали космонавтов.

Путешествовать нам предстояло на снегоходах марки «Ямаха» мощностью 115 л. с. и весом 320 килограммов. Подобный аппарат производил впечатление своей мощью и красотой. В ближайшем магазине аналогичный снегоход стоил около 11 тысяч евро.

Здесь на базе Пола мы оставили свою цивилизованную одежду и чемоданы. С собой взяли рюкзаки с минимально необходимыми в дороге вещами.

Край белых медведей

Одна из главных достопримечательностей Шпицбергена – белые медведи. Всего на архипелаге их живет около пяти тысяч, что примерно в два раза больше, чем людей. Они живут на прибрежном паковом льду, но иногда заходят и на сушу. Эти медведи обладают прекрасным нюхом, гипер-агрессивны и очень кровожадны. Встреча с этим животным представляет главную опасность для всех туристов. В истории туризма на Шпицбергене немало трагических случаев нападения медведей на нерадивых любителей экзотики.

Поэтому наличие огнестрельного оружия в любой туристической группе является обязательным атрибутом. Крупнокалиберную винтовку свободно выдают напрокат в местном полицейском участке.

У нашего Пола на вооружении была ракетница и крупнокалиберная винтовка. Технология обороны следующая. Если медведь бросается на туристов, то гид стреляет из ракетницы, и в большинстве случаев это отпугивает животное. Но если ракетница не помогает, то ведется огонь на поражение.

Дорога в Баренцбург пролегала вдоль береговой линии фьорда, и, соответственно, был шанс увидеть хозяина Арктики. И этот шанс нам выпал. Конечно, мы были далеко, и требовалась совершенно другая техника, чтобы качественно заснять медведя. К счастью, зверь на нас внимания не обращал, и мы могли свободно наблюдать за его движениями. Всего за время путешествия мы четыре раза встречали белых медведей, причем два раза спящих, и, слава богу, эксцессов не было. Кроме того, мы несколько раз натыкались на их следы.

Баренцбург

Около 15.00 мы прибыли в столицу русского Шпицбергена – Баренцбург. Трудно сказать, насколько экономически оправдана добыча угля в Арктике. О проблемах с экономикой говорит и закрытие двух из трех точек присутствия на архипелаге СССР, а потом России. Ясно, что основную роль здесь играет политика, а не экономика. Россия может присутствовать на Шпицбергене, только в том случае, если будет заниматься хозяйственной деятельностью.

Для начала у нас был запланирован обед, состоящий из блюд русской национальной кухни (так было написано в рекламных проспектах) в ресторане местной гостиницы. На самом деле это был классический советский общепитовский обед. Справедливости ради надо сказать, что это был обед в хорошей общепитовской столовой.

Ресторан был совершенно пуст. Работал первый канал Российского телевидения. В баре ресторана продавалась наша водка по цене 100 норвежских крон за пол литра. В пересчете на наши деньги это чуть более 400 рублей. Для сравнения: аналогичный напиток на норвежской части острова стоил в 4–5 раз дороже.

После обеда для нас была организована небольшая экскурсия по городу. Я впервые оказался в ситуации, когда был на российской территории, но меня принимали за иностранца и экскурсию проводили на английском языке.

Довольно быстро Лариса (так звали нашего экскурсовода) поняла, что я в совершенстве владею русским языком. И мы с ней переходили на родной язык, когда у нее был перерыв в общении с остальными членами нашей команды. В конце концов она задала мне вопрос: откуда мы приехали? К ответу она была явно не готова. Когда я сказал, что мы приехали из Москвы, последовала пауза, а потом Лариса спросила: «А зачем вы сюда приехали?» Ее удивление можно было понять. Она, прожившая на Шпицбергене около пяти лет, впервые видела людей из России, которые приехали сюда зимой не за длинным рублем (или норвежской кроной), а чтобы эти длинные рубли или кроны потратить. Конечно, зимой русские туристы здесь бывали, но это были русские из США, Канады или Европы.

Вот что поведала нам с женой Лариса. Сама она с Украины, и вообще – сейчас российское присутствие на Шпицбергене осуществляется в основном с помощью подданных Украины. В период расцвета в Баренцбурге жило 1200–1300 человек. А сейчас живет чуть более 500. И их количество постоянно сокращается. В Баренцбурге хорошо работает коммунальное хозяйство, и здесь в домах теплее, чем на ее гораздо более теплой родине. В городе есть даже плавательный бассейн с морской водой, музей и самый северный в мире памятник главному покорителю Арктики. Люди сюда приезжают на два года, но многие, как и она, остаются на более длительный срок. В прошлом году сюда приезжала высокая правительственная делегация из Москвы, которая решала, что делать с Баренцбургом дальше. Но, по ее словам, пока не решила. Сама Лариса надеется, что  жить и главными видами деятельности здесь будет туризм и наука.

Мои личные наблюдения. Город производит странное впечатление. Он совершенно пуст: людей почти нет, половина зданий законсервировано и пустует. Впечатление такое, что город замер в ожидании своей дальнейшей судьбы. И самое удивительное – в чистейшей Арктике, в Баренцбурге, стоит индустриальный запах! Когда мы переехали на другую сторону фьорда, то увидели поразительную картину: над городом висел смог. Ничего подобного в норвежском Лонгйиербюене, разумеется, не было. Вот так мы осваиваем Арктику! Покинув Баренцбург, мы отправились к конечной цели первого дня путешествия – радиостанции «Капп Линне» (Карр Linne).

Капп Линне

Когда готовилась экспедиция, единственной информацией об условиях проживания на «Капп Линне» было то, что удобства находятся на этаже. Это, естественно, настораживало. Но действительность опровергла наши опасения. И, хотя удобства действительно были на этаже, атмосфера, уют, великолепная кухня (позавидовать могут крутые московские рестораны) произвели на нас потрясающее впечатление. Просто удивительно, как на таком краю света можно создать райский уголок. И все это сделано руками одной семьи!

После напряженного дня лучше места для отдыха трудно придумать. Во время второй остановки мы неожиданно узнали, что у одного из финских парней день рождения. Финн хорошо проставился, а у меня, как говорится, «с собой было». Одним словом, погуляли на славу. На другой день у меня были серьезные остаточные явления, но свежий воздух, мороз и ветер оказались отличными лекарями.

Ледники

На второй день нашего путешествия нам предстояло отправиться в южном направлении, сделать круг по ледникам и вернуться назад. Соответственно, мы поехали налегке, оставив сани в «Капп Линне».

День оказался очень сложным. Сначала отказал аккумулятор у одного из финнов, и его снегоход приходилось заводить знакомым всем автомобилистам способом «прикуривания».

Но самое главное – начались горы. Въехать в горы, которые мы штурмовали, не под силу ни одной машине. И даже человек мог бы вползти разве что на пузе. Но чудо японской техники удивительно легко покоряло крутые склоны.

Здесь начались проблемы с женой, которая не верила, что в подобные горы можно въехать, равно как и спуститься. Разумеется, я был виноват, что заранее не предупредил. Однако делать нечего. И Наташа, стиснув зубы, преодолевала крутые спуски и подъемы (потом мне, конечно, все высказали, что об этом думают).Но теперь, после всего пережитого, любые горы не страшны! Поднявшись вверх на ледники, мы были вознаграждены совершенно потрясающими видами.

С запада на восток

Третий день путешествия оказался самым тяжелым. В этот день нам предстояло переехать с запада острова в восточную зону. То, что на Шпицбергене кончается Гольфстрим, было очень хорошо видно: на западе – открытая вода, на востоке – все во льдах.

Проехав по горам и ледникам, мы спустились к замершему фьорду. В этом месте ледник заканчивался там, где начинался фьорд. В летнее время, когда появляется открытая вода, глыбы льда откалываются от ледника и образуются айсберги, которые потом путешествуют на многие тысячи километров от места своего рождения. Но сегодня все замерло в ожидании летних событий.

Около стыка ледника и замершего фьорда мы наткнулись на следы хозяина Арктики. Размер – впечатляет.

Горные маршруты Наташа уже освоила, и я был относительно спокоен. Но нас ждали впереди серьезные испытания. С тем, что не работал аккумулятор у одного из финнов, мы смирились, и продолжали заводить его снегоход с помощью проводов. Но сломался снегоход у нашего гида. Ослабло натяжение ведущей гусеницы. Сначала мы уменьшили нагрузку на его снегоход, подцепив сани к англичанину. Но это помогло ненадолго. Оказалось, что поломка не лечится в полевых условиях. В итоге мы встали. Пол вызвал по спутниковому телефону (оснащение нашего гида было по высшему разряду) техническую помощь. Вскоре на двух снегоходах к нам подъехали двое норвежцев. Поняв, что реанимировать снегоход невозможно, один из норвежцев оставил свой снегоход Полу, а сами они подцепили снегоход на трос и потащили в столицу.

Мы поехали дальше. Вскоре в чистом поле мы увидели несколько канистр с бензином и… снегоход. Оказывается, Пол сообщил на базу о проблемах со снегоходом финна и попросил еще бензина. Фирма Пола, честь ей и хвала, еще раз оказала поддержку нашему путешествию.

На все возникшие проблемы мы потратили много времени и серьезно выбились из графика. После того как мы заправили бензином наши снегоходы, ко мне подошел Пол и сказал, что сейчас мы поедем очень быстро. Просил предупредить об этом жену – сам он не решился. Мне ничего не оставалось, как донести эти слова адресату. Реакция была соответствующей!

Но делать нечего, мы радикально опаздывали. Впереди лежали замершие реки и фьорды. И мы полетели. Я никогда не перестану восхищаться своей женой! Не имея серьезного опыта управления различным и автотранспортными средствами, Наташа, преодолев страх, мужественно неслась за одуревшими от скорости мужиками. А скорость была 80–100 км/час, иногда даже чуть выше, и под нами был не гладкий асфальт, а совершенно неровная поверхность. Уже в десятом часу вечера мы прибыли к месту нашей ночевки.

Парусник

Посредине фьорда во льдах стоял парусник. На зиму норвежцы специально вмораживают этот корабль в лед и используют в качестве гостиницы для путешествующих по острову туристов. Одновременно с нами на ночевку приехала группа из четырех человек, которая совершала тур на собачьих упряжках.

Из за размеров корабля условия здесь были не такие комфортные, как в «Капп Линне». Вместо комфортабельных кроватей – комфортабельные двухэтажные нары. Но кухня была на таком же высоком уровне. Я не перестаю задавать себе вопрос: почему на краю земли, вдали от цивилизации, можно поужинать как в хорошем московском ресторане? А у нас уже за МКАД начинается другая жизнь. Найти хороший ресторан, конечно, можно, но надо поискать, и не везде найдешь. За ужином на маленьком паруснике у нас было ощущение, что мы находимся в центральной Европе.

На следующее утро я вышел на лед фьорда полюбоваться местными красотами. Меня немедленно окликнул наш Пол. И с борта корабля сообщил, что здесь логово белых медведей и отходить от корабля очень опасно для жизни. А то, что я не вижу на горизонте медведей, ничего не значит, их никогда не видно. Пришлось вернуться на корабль и гулять по палубе. Около борта была небольшая полынья, в которой появилась голова тюленя.

Последний день

После завтрака мы отправились на восточное побережье Шпицбергена. Главной целью были белые медведи. На берегу Баренцева моря сосредоточена самая многочисленная их популяция.

Отъехав около километра от парусника, я понял, что Пол был прав, когда предупреждал меня об опасности. По льду фьорда гулял хозяин Арктики.

Пообедав на берегу, мы взяли курс на Лонгйиербюен. По дороге домой мы оказались на относительно ровном леднике. И погнали. Наташа полностью освоилась и лихо неслась свыше 100 км/час. Я же решил из своей «Ямахи» выжать все, благо что саней не было. Ручку газа отжал до упора – в итоге 140 км/час. Это непередаваемое ощущение скорости! Ничего подобного я ранее никогда не испытывал.

Около пяти вечера мы вернулись в Лонгйиербюен. За четыре дня было пройдено 612 километров.

Удивительно, но получается так, что мы почти первыми из россиян приняли участие в таком приключении. Туристические фирмы – как наши, так и норвежские – позиционируют подобный тур как арктический экстрим. Но это доступно любому здоровому человеку. Специальной физической подготовки или подготовки в управлении снегоходом не требуется.

В восемь вечера был банкет в ресторане гостиницы, который входил в программу. Подводя итоги, я могу сказать, что тур удался. Мы с Наташей в восторге!

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 23.04.2015

Pin It on Pinterest