«Шесть соток» под килем

БЫВШИЙ ВОДОЛАЗ ПОСТРОИЛ ИЗ СВОЕГО КАТЕРА ПЛАВАТЕЛЬНУЮ ДАЧУ. НА ЕЕ БОРТУ ПОБЫВАЛ НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ ЮРИЙ ПАНКОВ.

P1010011_opt
Бывший водолаз, а ныне корабел Павел Жемеров уверен: предки человека не слезли с дерева, а вышли из воды.

Трудовая биография водолаза Павла Жемерова началась в акватории рыбинского шлюза, когда перестройка уже шла ко дну. Выпускнику воронежской школы водолазов выпала честь блюсти чистоту и порядок в водах здешней ГЭС, занимаясь подводно-техническим обслуживанием механизмов электростанции. Работа, как говорится, непыльная, но скучноватая. Единственное, что нарушало мерное течение подводных будней, – это рыбаки и автолюбители, «ныряющие» с барж и паромов при переправе.

4743111945_b23091f897__opt
Окунуться так же просто, как выйти за калитку обычной дачи.

Всего на счету Павла около сорока транспортных средств, выловленных на глубине. Более всего памятен инцидент, когда водитель «Ситроена», переправлявшийся из Мышкина на сухогрузе, вдруг зачем-то влез в кабину и включил заднюю передачу – машина одним прыжком бухнулась в воду и пошла ко дну. От удара водитель потерял сознание. Там, на пятнадцатиметровой глубине, пытаясь прицепить машину к тросу подъемного крана, Жемерову долго не удавалось примотать скотчем голову лихача к рулю, чтобы тот во время подъема иномарки с глубины случайно не торпедировался из кабины. Вскоре после этой мутной истории Павел бросил работу водолаза и ушел на берег…

oYxObbSmJyY_opt
С борта плавдачи удобно рыбачить и отправляться на занятия виндсерфингом.

По следам Бельмондо

А дальше даем слово самому Павлу Жемерову:

– Был катер у меня. С каютой. Хороший, быстрый. Все Рыбинское водохранилище от Мышкина до Углича за час пролетишь. Класс! Но комфорта нет. Весь какой-то сырой, всегда грязный… Спокойно выпить чашку кофе, поесть с вилкой и ножом – целая история. А уж о том, чтобы нормально телевизор и холодильник установить, и мыслей не возникало. И ладно, будь я еще зеленым и холостым. А то ведь уже сорокалетие надвигалось. Все больше времени хотелось проводить с семьей, детьми. А как же катер? Продать и забыть? Впрочем, по старым импортным фильмам я помнил сценки, как какой-нибудь Бельмондо сидит и красиво пьет божоле на палубе своего кораблика, пришвартованного на берегу Сены у подножья Нотр-Дама. Короче, захотелось построить нечто, что было бы вроде и кораблем, но по комфорту не уступало любой городской квартире. А возможно, и превосходило…

P210611_20.06_opt
Удачная рыбалка!

Комфорт, который иные корабелы пытаются организовать на воде, изначально ограничен потенциалом того судна, которое они собираются обустроить. Приходится все время помнить, что имеешь дело с ржавым танкером «Дербент» или шхуной «Беда», спущенными со стапелей еще во времена Цусимы. И хочешь не хочешь, но если ты начал усовершенствовать какую-то баржу, тебе всегда придется, грубо говоря, танцевать от ее конструктивных особенностей. При этом, конечно, и мысли нет подвергать сомнению изыски строителей суперъяхт стоимостью в миллионы долларов, где может быть и поле для гольфа, и бассейн, и тренажерный зал. Речь идет о том бизнес-классе, который уместен в России…

1403080439_foto_02_opt
В душевой и на кухне есть все, что необходимо для жизни.

Одним словом, бывший водолаз взялся за карандаш. А когда в итоге скалькулировались две тонны комфорта, Павел сказал себе – можно начинать.

Всю ночь не спал. И ни свет ни заря поехал в офис. Сидел и ждал, когда кто-нибудь из мужиков наконец на работу придет. Чтобы поговорить…

В итоге получилась плавдача. Не обязывающая к постоянному проживанию круглый год и не вынуждающая часами стоять за штурвалом. В любой момент эти своего рода «шесть соток» могут отчалить и тихим, незаметным ходом двинуться по солнечной глади воды.

15349011524_f93b0d081b_opt
Вечером на воде удивительно тихо. Лишь слышно, как, мелькнув на мгновение в закатных лучах, бухается и уходит обратно в глубь рыба, крякает утка да звенит комариная рать.

Живучий тримаран

– Расскажи, пожалуйста, как устроено все это сооружение. Что в нем главное?

– Модули. Такие баллоны, которые изготовлены из полиэтилена. Они закреплены в три своего рода ленты. Две боковые – по двадцать шесть модулей. И одна центральная – из восьми, где наряду с ними запитаны все коммуникации. Крепятся они к периметру, к сварной металлической платформе обычными гайками.

– А из чего сделана платформа?

– Квадратная профильная труба. Вес металлической платформы – 650 кило. 60 модулей (по 40 кило) – 2400.

– Можно подробнее про модули?

– Изобретение это не новое. На таких же модулях стоят все речные причалы. Но прежде их никто не использовал для передвижения. Использовали понтонные технологии, которые, в отличие от модульных, в основе своей имеют железные плавучие емкости. Чтобы сдвинуть сооружение, имеющее под собой так много металла, нужно двигателей пять-шесть. Не мой случай…

К тому же полиэтилен дешев и пластичен. Даже если при движении судна снизу случаются какие-то удары, он просто сжимается и разжимается. А если пробиваешь модуль из железа, надо подниматься в док. А тут все модули независимые. Даже если пробьешь один или два, ничего не случится. Дом все равно остается на плаву. Может, конечно, появиться крен. В этом случае мы просто подходим к берегу, откручиваем нижний киль, снимаем пробитый, а вместо него ставим другой, заполненный воздухом.

– Когда мебель загружали, рассчитывали общий вес?

– У нас дело доходило до того, что сначала в магазине взвешивали диван и только потом завозили. Была четкая общая установка – загрузить примерно две с половиной тонны, не больше.

Надо заранее осознать, что если ты хочешь поставить там камин, а тут, допустим, славянский шкаф, то тебе нужно не 60 этих модулей, а, грубо говоря, сто. Необходимо детально продумать, что будет наверху, как будет организована площадка для танцев, каким ты хочешь видеть жилое помещение, и уже потом рассчитывать основание. Если наоборот, то, построив плавдачу и постепенно добавляя нагрузки в виде предметов интерьера, придется пропорционально «убавлять» людей.

– Значит, поставив диван, уже нельзя перетащить его поближе к камину?

– На корабле – то же самое. Любое судно должно иметь баланс. Например, самое тяжелое на плавдаче – четыре аккумулятора по 60 кило. Вопрос: где их поставить… Выбрали место поближе к корме.

Самое главное, с чем мы столкнулись, это энергообеспечение судна. Хотелось иметь на борту 220 и 12 вольт. Добиться этого удалось с помощью аккумуляторов и инверторов. Было при этом особое требование и к генератору – чтобы он урчал не круглые сутки, а только четыре часа. Потому что хочется спать в тишине.

Малому кораблю – малое плавание

– Из какого материала сделан пол?

– Лиственница с вакуумной пропиткой. По идее пластик дешевле, но – смешно сказать – в нужный момент его не оказалось под рукой, а терять время не хотелось. С другой стороны – по дереву босыми ногами ходить приятнее.

– До какого времени года уместно продолжать «дачный сезон»? До глубокой осени?

– Пока столбик термометра не упадет до нуля. Там же простое ординарное стекло, витражная пластиковая конструкция. Пластик и стекло, как при остеклении балконов. Если прохладно, можно растопить камин. Но если на улице «минус», элементарно начинают запотевать стекла, в помещении становится очень влажно и не так комфортно.

P1010015_opt
В какой-то момент можно причалить – чтобы, например, взять почту с «материка».

– Позади две навигации. И сколько ты уже прошел?

– У движка счетчика нет. Есть моточасы. Как говорится, «все дороги ведут, а все реки текут»… Короче, с нашей скоростью час работы двигателя обеспечивает десять километров. Выходит, что всего 300–350 километров прошел…

24440328_8d219cb0c8_o_opt
Красивые закаты видны с теплохода.

– А какие поломки случались?

– Бывали неполадки. Например, первоначально установленные рулевые колонки, которыми разворачивались двигатели, были сделаны из электрических стеклоподъемников от «Жигулей». Первую навигацию они хорошо отработали, но стеклоподъемники боятся сырости и стали залипать. Короче, решили, что надежнее поставить нормальные рулевые колонки для яхты. А еще в газовой плите газ кончался, туалетная бумага быстро расходовалась, запасов питьевой воды не хватало…

4634078936_9f19e35988__opt
У воды.

– Ясно. А что в этих краях с заправками?

– Их две. Одна в бухте «Коприно», другая – на рыбинской судоверфи. Чтобы поберечь двигатели, заливаю 95-й бензин. Впрочем, при постройке следующих плавсредств в целях безопасности буду применять дизельные двигатели. Солярка не так взрывоопасна.

TASS_9648103_opt
Восход.

– А что касается сертификации…

– Все это строилось под надзором Государственной инспекции маломерных судов (ГИМС. – Авт.). Я привозил ребят из ГИМС на объект на всех этапах строительства. Они контролировали все. А когда я закончил, то сообщил, что иду испытывать. По закону повесил на борт табличку «идут испытания» и имел право плавать целую навигацию. А по ее завершении снова пришел в ГИМС и сказал: «Ничего не утонуло, оформите, пожалуйста».

1382524155_foto_01_opt
Добро пожаловать на борт! И снова в путь…

– Они охотно пошли на это?

– Вообще проблем не было. Это же их прямая обязанность – регистрация маломерных самодельных и заводских судов. Если плавсредство не превышает двадцати метров в длину, подходят те же права, что и на моторную лодку.

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X