Сам ты –чучельник!

Профессиональные таксидермисты страшно обижаются, когда их называют чучельниками. В их среде это ругательное слово, которым называют людей, халатно относящихся к работе и вместо произведений искусства создающих огородные пугала. Куда приятнее быть, как они сами себя называют, «таксистами» – волшебниками, воскрешающими погибших животных, людьми, профессионально занимающимися изготовлением охотничьих трофеев и музейных экспонатов.

Считается, что первыми таксидермистами были первобытные люди, опытным путем научившиеся искусству выделки и хранения шкур добытых на охоте зверей. Позже, когда из насущной необходимости охота превратилась в весьма распространенное во всем мире хобби, таксидермия (от греч. tаxis — yстройство и dеrma — кожа, шкура) стала профессией, позволяющей воссоздавать образы животных не только для личных коллекций охотников, но и для научных целей. Говорят, что одним из первых русских таксидермистов был Петр I, самолично сделавший чучела своего любимого коня и собаки Лизетты. Профессиональные таксидермисты назвали бы Великого Петра великим чучельником – настолько неловко выполнены работы, однако эти экспонаты по сей день хранятся в коллекции Кунсткамеры в Санкт-Петербурге.
Таксидермия в России долгое время существовала как мало кому известная наука. Людей, которые изготавливали чучела для краеведческих музеев, скромно называли зооинженерами, а охотников, самостоятельно набивающих чучела убитых животных, и вовсе не воспринимали всерьез. Профессиональная таксидермия, со сложными технологиями обработки шкур и созданием практически живых моделей зверей на основе полиуретановых каркасов, появилась в нашей стране не так давно – всего несколько лет назад.
На Западе, особенно в Северной Америке, быть таксидермистом весьма почетное и хорошо оплачиваемое занятие. Чучело может стоить до нескольких десятков, а то и сотен тысяч долларов. Заказы на изготовление чучел животных поступают американцам со всех концов света. Из-за распространенности профессиональной таксидермии на Западе есть даже специальные школы и магазины, где продают пластиковые комплектующие для чучел, например глаза, или челюсти, или специальные растворы, помогающие создавать модели животных на века.
Таксидермии в России пока не учат. На всю страну найдется не больше десятка таксидермистов высшего пилотажа. Как правило, это бывшие охотники, которые, попробовав раз, решили посвятить таксидермии всю жизнь. Эта профессия требует не только высокохудожественного вкуса и колоссального усердия, но отличного знания зоологии и географии. Чем мельче животное, тем сложнее сделать из него модель – это практически ювелирная работа. Достаточно сложно сделать чучело из рыбы – у многих из них очень тонкая шкура.

Кастромчанин Иван Кудряшов увлекся таксидермией относительно недавно, всего пару лет назад. Его отец, заядлый охотник, однажды показал ему, как сделать из животного чучело. В марте этого года Иван занял третье место на крупнейшей в Европе выставке таксидермистов «JAGD&HUND», которая проходила в немецком городе Дорманд. Его модель песца была признана одной из лучших среди сотен моделей западных таксидермистов-профессионалов. Из России на этой выставке, которая проводится раз в два года на протяжении уже двенадцати лет, было только четыре человека.
«Таксидермия в России – это каменный век по сравнению с технологиями на Западе, – говорит Иван, – ей нигде не обучают, многие модели у нас все еще создаются на основе металлических или деревянных каркасов, сама деятельность не лицензируется. Пройдет еще не один десяток лет перед тем, как российские таксидермисты будут котироваться на мировом рынке».

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest