С утра на дойку, вечером – на сеновал

Интервью

Прежде, чем начать свою музыкальную карьеру, экс-группа «Балаган Лимитед», а ныне коллектив «Чё те надо?» немало поколесила по российским деревням в поисках песен. С этим багажом и приехали начинающие певцы из родного Рыбинска в Москву. И сразу её покорили. Есть в русском человеке, даже если он давно живёт в виртуальном мире мегаполиса, струны, которые легко растревожить народной песней. Елена Громова, Ольга и Виталий Гилёвы, Виктор Дмитриев и Светлана Махова сразу это поняли. За восемь лет ребята так и не привыкли к столичной суете, но провинциальная закалка помогает справляться с московскими трудностями. А умение отдыхать «по-русски» – с усталостью.

– Удалось ли вам, ребята, встретить в российской глубинке классическую деревню, с её настоящими песнями, сенокосами и пастухами?
Виталий: Конечно, есть места, даже совсем недалеко от столицы, где до сих пор пользуются керосинками, а ближайший магазин за три километра. Там и сенокос, и коровы, и хлеб из печи. Приезжаешь в такую глухомань, и думаешь: «Ну, точно попал в сокровищницу русского фольклора!» Но вот заглянешь к какой-нибудь бабушке, попросишь её спеть чего-нибудь из старого, настоящего, а она тебе после долгих раздумий возьмет да и выдаст: «Синенький скромный платочек…» Даже совсем старые люди почти ничего уже не помнят. Правда, если соберешь их всех за столом да под хорошую закуску, начинают что-то припоминать.
– Что, спаивали бабулек?!
Оля: Совсем немножко, для настроения! Иначе из них слова не вытянешь – стесняются очень! У них ведь никаких записей не осталось, всё в головах.
Есть, правда, фольклористы-альтруисты, которые собирают тексты песен. Но как их петь, никто не знает. А тексты просто потрясающие!
– И какие любимые темы в старой русской песне?
Оля: Чаще встречаются мрачные – это самоубийство из-за несчастной любви или убийство ради любви. Сейчас многие расценивают их как чёрный юмор, а они исполнялись на полном серьёзе…
Виталий (поёт):
Пойду схожу в аптеку,
Куплю я кислоты,
Лишу тебя навеки
Небесной красоты…
– А вот ваш хит «Чё те надо!» вполне весёлый. Как вы его нашли? Многие удивляются, узнав, что эта песня не авторская, а народная…
Виктор: Ещё какая народная! И вот тому подтверждение: как только её спели – сразу объявилось множество авторов, и все уверяют, что это их песня. Правда, никто ещё не доказал. Услышали мы её впервые в студенческом исполнении в Ярославском музыкальном училище.
– Что вы думаете об организации так называемого деревенского туризма? Туристов привозят в деревню, где они отдыхают, вкушая все прелести деревенской жизни, вы что-нибудь слышали об этом?
Виталий: Идея хорошая, но многое надо начинать с нуля. Ведь нужно задействовать и фольклорные коллективы, нужно восстанавливать деревню. Но если найдутся люди, которые этим займутся, – очень хорошо.
– Если бы вам предложили свозить туристическую группу в какую-нибудь деревню и организовать ей интересную программу, согласились бы? И куда бы вы их повезли?
Оля: Это здорово! В Ярославской области – да в и Тверской – много интересных и живописных деревушек. Можно туда везти.
Виталий: А программа такая: с утра на дойку, потом рыбалка или по грибы (по желанию), обед в деревенской избе из настоящего чугунка….
Виктор: Ага! Щи, томлёные, из печи и картошка!
Виталий: …А вечером банька, настоящая!
Оля: Я бы предложила гулянье на улице с хороводом. Это целый ритуал. Бабушки рассказывают, почему раньше женщины с 6 утра до 11 вечера работали и ещё находили силы хороводы водить: «Потому что в хороводе идёшь навстречу восходящему солнышку и заряжаешься!» Можно вообще танцам старинным обучать, это очень интересно.
– А обрядам?
Оля: Обряды непременно нужно возрождать. Представляете, вам организуют настоящую русскую свадьбу! Это многодневное, яркое действо. Мало кто знает, например, что на второй день свадьбы молодым пели частушки на эротические темы. Я как-то была на таком концерте. Вы бы слышали, что выдают бабушки! Мне даже стыдно стало…
– Например?..
Виталий: Извините, но вам придется делать длинные прочерки в тексте. Словечки-то нецензурные. И всё же в фольклоре они не воспринимаются таковыми, очень органично вписываются.
Виктор: А я бы ещё в рамках сельской туристической программы на сеновале предложил ночевать…
Оля: Ну, на это не каждый пойдёт…
Виталий: Один, может, и не пойдёт. (Смеётся.)
– А как вы думаете, можно ли в деревне организовать элитный отдых для туристов?
Виталий: Ну, если сделают в избах люксы, почему бы и нет. Ведь днем туристы всё равно будут хлебать щи деревянной ложкой из котелка да париться бане. Всё-таки лучше пусть в деревне будет туризм, чем она исчезнет совсем. По крайней мере, у туристов, особенно иностранных, интерес к русскому фольклору никогда не пропадёт.
Оля: Мы, кстати, столкнулись однажды с чем-то, похожим на деревенский туризм, хотя было это в городе. Мы как-то проезжали мимо Ростова Великого и решили остановиться переночевать. И так удивились, когда узнали, что гостиница есть прямо в Ростовском Кремле! Это настоящие палаты, с тяжелыми деревянными дверями, которые нужно открывать огромными коваными ключами. И просыпаешься утром под колокольный звон! Создаётся полное ощущение, что попал в какой-то древний город. И, кстати, номера очень комфортные.
– А как вы сами отдыхаете?
Виталий: А что мы сейчас делаем? (Смеется.)
Виктор: Отдыхаем случайно. У нас отпуска шесть лет не было. Если свободный денёк – выезжаем на природу, за грибами очень любим ходить. Два года не было грибов – мы чуть с ума не сошли! Баню просто обожаем, у Виталика с Олей деревня во Владимирской области – там замечательная баня. Конечно, хочется иногда на море, но не получается. Однажды Свету отпустили на неделю – столько концертов сорвалось…
– Вы сумели сохранить группу и остаться популярными, даже потеряв раскрученное имя. Что вам помогло? Провинциальная закалка?
Виталий: Может быть. Наш продюсер самонадеянно полагал, что может легко развалить группу, которая сформировалась задолго до его появления. Попыток нас развалить была масса, даже каждому по отдельности предлагали разные выгодные проекты. Однажды нам сказали: «С вами невозможно разговаривать, у вас коллективный разум!» Видимо, хотели обидеть, а получилось наоборот. Мы – маленькая дружная деревня. Мы привыкли петь вместе. А русский человек, если запел – его уже ничто не остановит. Сами знаете!

– Удалось ли вам, ребята, встретить в российской глубинке классическую деревню, с её настоящими песнями, сенокосами и пастухами?
Виталий: Конечно, есть места, даже совсем недалеко от столицы, где до сих пор пользуются керосинками, а ближайший магазин за три километра. Там и сенокос, и коровы, и хлеб из печи. Приезжаешь в такую глухомань, и думаешь: «Ну, точно попал в сокровищницу русского фольклора!» Но вот заглянешь к какой-нибудь бабушке, попросишь её спеть чего-нибудь из старого, настоящего, а она тебе после долгих раздумий возьмет да и выдаст: «Синенький скромный платочек…» Даже совсем старые люди почти ничего уже не помнят. Правда, если соберешь их всех за столом да под хорошую закуску, начинают что-то припоминать.
– Что, спаивали бабулек?!
Оля: Совсем немножко, для настроения! Иначе из них слова не вытянешь – стесняются очень! У них ведь никаких записей не осталось, всё в головах.
Есть, правда, фольклористы-альтруисты, которые собирают тексты песен. Но как их петь, никто не знает. А тексты просто потрясающие!
– И какие любимые темы в старой русской песне?
Оля: Чаще встречаются мрачные – это самоубийство из-за несчастной любви или убийство ради любви. Сейчас многие расценивают их как чёрный юмор, а они исполнялись на полном серьёзе…
Виталий (поёт):
Пойду схожу в аптеку,
Куплю я кислоты,
Лишу тебя навеки
Небесной красоты…
– А вот ваш хит «Чё те надо!» вполне весёлый. Как вы его нашли? Многие удивляются, узнав, что эта песня не авторская, а народная…
Виктор: Ещё какая народная! И вот тому подтверждение: как только её спели – сразу объявилось множество авторов, и все уверяют, что это их песня. Правда, никто ещё не доказал. Услышали мы её впервые в студенческом исполнении в Ярославском музыкальном училище.
– Что вы думаете об организации так называемого деревенского туризма? Туристов привозят в деревню, где они отдыхают, вкушая все прелести деревенской жизни, вы что-нибудь слышали об этом?
Виталий: Идея хорошая, но многое надо начинать с нуля. Ведь нужно задействовать и фольклорные коллективы, нужно восстанавливать деревню. Но если найдутся люди, которые этим займутся, – очень хорошо.
– Если бы вам предложили свозить туристическую группу в какую-нибудь деревню и организовать ей интересную программу, согласились бы? И куда бы вы их повезли?
Оля: Это здорово! В Ярославской области – да в и Тверской – много интересных и живописных деревушек. Можно туда везти.
Виталий: А программа такая: с утра на дойку, потом рыбалка или по грибы (по желанию), обед в деревенской избе из настоящего чугунка….
Виктор: Ага! Щи, томлёные, из печи и картошка!
Виталий: …А вечером банька, настоящая!
Оля: Я бы предложила гулянье на улице с хороводом. Это целый ритуал. Бабушки рассказывают, почему раньше женщины с 6 утра до 11 вечера работали и ещё находили силы хороводы водить: «Потому что в хороводе идёшь навстречу восходящему солнышку и заряжаешься!» Можно вообще танцам старинным обучать, это очень интересно.
– А обрядам?
Оля: Обряды непременно нужно возрождать. Представляете, вам организуют настоящую русскую свадьбу! Это многодневное, яркое действо. Мало кто знает, например, что на второй день свадьбы молодым пели частушки на эротические темы. Я как-то была на таком концерте. Вы бы слышали, что выдают бабушки! Мне даже стыдно стало…
– Например?..
Виталий: Извините, но вам придется делать длинные прочерки в тексте. Словечки-то нецензурные. И всё же в фольклоре они не воспринимаются таковыми, очень органично вписываются.
Виктор: А я бы ещё в рамках сельской туристической программы на сеновале предложил ночевать…
Оля: Ну, на это не каждый пойдёт…
Виталий: Один, может, и не пойдёт. (Смеётся.)
– А как вы думаете, можно ли в деревне организовать элитный отдых для туристов?
Виталий: Ну, если сделают в избах люксы, почему бы и нет. Ведь днем туристы всё равно будут хлебать щи деревянной ложкой из котелка да париться бане. Всё-таки лучше пусть в деревне будет туризм, чем она исчезнет совсем. По крайней мере, у туристов, особенно иностранных, интерес к русскому фольклору никогда не пропадёт.
Оля: Мы, кстати, столкнулись однажды с чем-то, похожим на деревенский туризм, хотя было это в городе. Мы как-то проезжали мимо Ростова Великого и решили остановиться переночевать. И так удивились, когда узнали, что гостиница есть прямо в Ростовском Кремле! Это настоящие палаты, с тяжелыми деревянными дверями, которые нужно открывать огромными коваными ключами. И просыпаешься утром под колокольный звон! Создаётся полное ощущение, что попал в какой-то древний город. И, кстати, номера очень комфортные.
– А как вы сами отдыхаете?
Виталий: А что мы сейчас делаем? (Смеется.)
Виктор: Отдыхаем случайно. У нас отпуска шесть лет не было. Если свободный денёк – выезжаем на природу, за грибами очень любим ходить. Два года не было грибов – мы чуть с ума не сошли! Баню просто обожаем, у Виталика с Олей деревня во Владимирской области – там замечательная баня. Конечно, хочется иногда на море, но не получается. Однажды Свету отпустили на неделю – столько концертов сорвалось…
– Вы сумели сохранить группу и остаться популярными, даже потеряв раскрученное имя. Что вам помогло? Провинциальная закалка?
Виталий: Может быть. Наш продюсер самонадеянно полагал, что может легко развалить группу, которая сформировалась задолго до его появления. Попыток нас развалить была масса, даже каждому по отдельности предлагали разные выгодные проекты. Однажды нам сказали: «С вами невозможно разговаривать, у вас коллективный разум!» Видимо, хотели обидеть, а получилось наоборот. Мы – маленькая дружная деревня. Мы привыкли петь вместе. А русский человек, если запел – его уже ничто не остановит. Сами знаете!

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 14.05.2012

Pin It on Pinterest