С аквалангом у полярного круга

Свет проникает под ледяную толщу через трещины и разломы, через лунки и спусковую майну-прорубь. Полумрак, тишина и покой. Их нарушает только звук регулятора, ритмично выпускающего в воду пузырьки воздуха. Здесь, подо льдом, ты всего лишь робкий гость в фантастически прекрасном, но чуждом мире.

Не единожды побывав на берегах Белого моря, я не перестаю удивляться изменчивости натуры этого полярного водоема. То оно радует зеркальной водной гладью, в которой отражаются розовые гранитные обрывы и ясное синее небо, то покрывается непроглядными холодными туманами, в которых не видно ни зги, то становится свинцово-серым в яростное ненастье, когда короткие злые волны сулят неприятности мореходам.

Белое море самое доступное из наших полярных морей для дайверов. Сюда легко добираться. Его побережье связано автомобильными и железными дорогами с центральной европейской частью страны. При этом стоит лишь свернуть с автотрасс чуть в сторону, как вы оказываетесь в патриархальной русской глубинке, в мире первозданной тишины и почти нетронутой природы. Густые хвойные леса покрывают прибрежные скалы, ленивые студеные воды плещут у ног, из воды высовывают физиономии любопытные нерпы, изредка сверкнет белоснежной спиной полярный дельфин – белуха.
Исторически так сложилось, что альтернативой альма-матер любого советского подводника – Черному морю – было море Белое.
Сегодня здесь, в основном в Кандалакшском заливе, с его соленой и прозрачной водой, функционирует несколько вполне современных дайв-центров, оснащенных подводным оборудованием, катерами, ботами и моторными лодками.
Солнце даже летом плохо освещает темно-зеленую воду, и темнота наступает уже на 15 метрах. Необходим хороший герметичный фонарик, который поможет разглядеть удивительных арктических существ. В толще воды парят огромные медузы цианеи, чей колокол размером с баскетбольный мяч, а нитевидные жгучие щупальца тянутся порой на многие метры. Рядом плавно передвигаются грациозные «дирижаблики» – гребневики.
Дно на мелководье густо поросло бурыми водорослями. Ближе к поверхности – заросли плавучих фукусов, с пузырями, наполненными воздухом. Здесь же строгие нити хорды, вытянувшиеся под действием течений.
Чуть глубже фукусы сменяются длинными лентами морской капусты – ламинарии. Среди них любят «прогуливаться» тресочки, а смешные, словно из «Детского мира», пузатые рыбки пинагоры часто присасываются к нижней стороне листа, где отдыхают в тишине и безопасности.
Еще глубже водоросли исчезают. Но на каменистом или песчано-илистом дне идет чередом своя жизнь. На камнях в 2–3 этажа поселились губки, моллюски, асцидии.
Рядом примостились сказочные по красоте актинии. Это безжалостные хищники, распустившие ажурные венчики смертоносных щупалец в поисках очередной жертвы. Украшение дна – морские звезды. В некоторых местах их неисчислимое множество, да и видовое многообразие поражает. А количество форм и расцветок просто потрясает!
Глубже 20–30 метров, над темным дном возвышаются великолепные грациозные создания, полуметровые «деревья» с раскидистой «кроной» – мягкие кораллы альционарии. Это прямые родственники тропических колониальных полипов! Здесь, в кромешной тьме, при нулевой температуре!
Всегда удача для аквалангиста на Белом море – обнаружить на дне сказочную «голову Горгоны». Это легендарное существо, офиура, родственница морских звезд, с раскрытым веером многократно ветвящихся «рук»-лучей превосходит своих тропических собратьев красотой и дородностью. Любителям пощекотать нервишки можно посоветовать поискать зубатку. Эта змееподобная рыбина достигает иногда 1,5–2 м в длину, живет в норах под камнями и питается двустворчатыми моллюсками, раковины которых с легкостью давит мощнейшими зубами. У нее скверный характер – она не любит чужаков на своей территории. Даже метровый экземпляр может задать трепку незваному гостю.

В старинном поморском поселке Нильмогуба усилиями энтузиастов из Подводного клуба МГУ в прошлом году открылся дайвинг-центр «Полярный круг». Прошлой зимой мне довелось побывать у них в гостях, понырять под лед, попутешествовать по живописнейшим окрестностям на снегоходах и пешком. Мне понравилась четкая и грамотная организация подводных погружений, слаженная работа коллектива базы, комфортные бытовые условия.
На морском льду был обустроен мобильный лагерь, состоящий из нескольких фанерных домиков-балков на полозьях. В них могут с удобством размещаться по 3–4 дайвера, в тепле облачаться в гидрокомбинезоны, проверять снаряжение. Балки установлены в непосредственной близости от майн, поэтому подледные погружения проходят с максимальным комфортом при любых погодных условиях. Один из балков, самый просторный, установленный сразу на двух парах полозьев, служит столовой и кают-компанией. Портативный, но мощный компрессор и батарея стальных баллонов (все с V-вентилями) обеспечивают с лихвой все потребности аквалангистов.
Спуски под лед в легководолазном снаряжении относятся к наиболее экстремальным видам дайвинга. Поэтому в «Полярном круге» большое внимание уделяют вопросу обеспечения безопасности аквалангистов и организации бесперебойной связи и страховки. Низкие температуры воды и воздуха, плохая освещенность, трудности в ориентировании испытывают на прочность и надежность не только снаряжение и оборудование подводника, но и его здоровье, физические и психологические кондиции, навыки и знания.
У Подводного клуба МГУ есть прекрасно оборудованное экспедиционное судно «Картеш», на котором летом можно посетить любую точку Русского Севера. Оно обычно базируется в Чупе (Кандалакшский залив Белого моря) или Териберке (Баренцево море). Дайв-центр «Полярный круг» в Нильмогубе работает круглогодично. Добраться до него можно поездом Москва–Мурманск (ст. Чупа) или самолетом (г. Мурманск), далее – автомобилем.
Под воду – с друзьями!

Александр Аристархов

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X