Русская тайна Римской империи

Борис МЕЛЕШКО кандидат исторических наук, член ЮНЕСКО от Краснодарского краевого центра с 2000 г. Историк-архивист, научный сотрудник Института археологии РАН. Руководил крупными исследовательскими коллективами, организовывал охранно-спасательные работы на новостройках, разрабатывал новые организационные формы музеефикации памятников археологического наследия. Вел научные исследования по древней истории Кавказа. Трудился в отделе археологии Государственного исторического музея. Параллельно с 1979 по 1995 г. работал в Северо-Кавказской экспедиции Института археологии РАН. В 1998 г. создал и возглавлял до 2004 г. Мегалитическую экспедицию (исследования каменных сооружений древности – мегалитов) Института археологии РАН. В настоящее время работает экскурсоводом в музее «Коломенское».

…Мы вышли в разведку и кружили по склону горы. Все вроде бы вполне соответствовало описанию. И казалось, чего проще: вот крестик на карте, вот ориентир, вот нужное место в реальности. Однако четверо здоровых мужиков вглядывались в рельеф и ничего не находили!

Темнота упала на нас. Все стали устраиваться на ночлег, а я отлучился на прогулку. Сделал всего пару шагов от лагеря в лес, и вдруг – будто очутился в другом мире. Беспросветная темень, колючие ветки, шорохи и трески, запах опавших листьев и сырого мха, непонятно откуда летящие капли ароматной свежести – все это сначала толкало, кололо, тревожило и будоражило тело, а затем быстро смешалось и обволокло меня каким-то странным, неведомым доселе потоком ощущений. Так я прошагал метров сто и замер…

Впервые в жизни я расслышал нечто без звуков и увидел что-то не глазами, а как бы всем своим существом. Трудно описать словами все нюансы той бессловесной беседы с загадочными стражами, оберегающими эти таинственные места. Но суть странного общения сводилась к тому, что я, как умел, изложил свои помыслы и попросил позволения прикоснуться к спрятанным в этой земле сокровищам истории – захоронениям древних народов. И они мне, похоже, поверили и… разрешили.

В адыгейских легендах и преданиях присутствуют воспоминания о неких злобных карликах «ыныжах», которые охраняют все дольмены и не допускают к ним кого не следует. Так что кто именно открыл мне мою дверь к дольменам – я точно не знаю. Но на следующее утро, сразу как проснулся, я выбрал направление и тут же вышел к дольменам. Так мы нашли настоящее мегалитическое «чудо света». Это было мое первое открытие мирового значения.

Мегалитическая экспедиция

У каждого практикующего археолога существуют свои особые пристрастия: у кого-то керамика, у кого-то кремни, а у меня – древние сооружения. Будь то вырытые в земле погребальные камеры необычной формы или древние каменные гробницы – дольмены. Люди когда-то хоронили своих близких в таких вот огромных каменных ящиках с дыркой. А дырку эту после похорон затыкали каменной пробкой, которую специально обтачивали. Сами дольмены нередко украшали орнаментом или изображениями – как изнутри, так и снаружи. А потом все это засыпали землей, и получался курган. И было это 5 тысяч лет назад.

Само название «дольмен» появилось в науке благодаря тому, что в XIX в. европейское ученое сообщество увлекалось кельтскими языками. А в переводе с кельтского дольмен означает «каменный стол».

Дело в том, что древние народы с невероятным почтением относились к смерти и почти всю свою земную жизнь готовились к загробной. Наши предки порой коротали весь свой век в плохоньких ветхих хижинах, а для вечной жизни создавали себе прочные каменные постройки.

Впервые я обнаружил дольмены совершенно случайно. В свое время понял, что разгадки многих тайн степных курганов следует искать в горах. И вот однажды во время этих поисков увидел каменные гробницы. Невозможно передать, насколько я был поражен. С тех пор дольмены стали главным предметом моих исследований.

Археоприключения для настоящих мужчин

Накануне Нового года звонит мне один старый знакомый, дюже охочий до настоящих приключений, и говорит:

– Слушай, старик, давай махнем в какое-нибудь интересное место. Есть могучая машина, но ездить бессмысленно мне неинтересно. Предложи маршрут, чтобы и сложность была запредельная, и для науки польза.

А мне давно уже нужно было обследовать один труднодоступный район. Так что предложение пришлось очень кстати. И 1 января мы с Сергеем двинулись на юга искать новую дольменную группу.

И доехали. И нашли то, что искали, – в районе Геленджика!

В рамках моей гипотезы в определенном месте должны были быть дольмены, но их там никто не видел. Как выяснилось, при прокладке лесовозной дороги основная часть могильника была сброшена бульдозерами в пропасть. Но остатки мы все же увидели, даже нашли сохранившуюся дольменную пробку! Мой знакомый был чрезвычайно доволен, несмотря на пробитые шины и отнюдь не слегка поцарапанное авто.

Мы сразу начали мечтать о следующем путешествии в поисках дольменов. Например, вдоль побережья Европы… Хотя мне самому так и хочется снова вернуться именно в те, наши, горы, чтобы организовать поиск и картографирование еще не открытых дольменов. По моим прикидкам, там не менее 10 тысяч древних каменных гробниц.

Сортир и катакомба

Я привык объяснять свои теории доступным способом. И если кто-то из коллег не мог понять, для чего во- обще древним людям были нужны такие каменные ящики, почему нельзя было просто похоронить человека в земле, как сегодня, я в ответ вручал товарищу лопату, ставил на земле метку и говорил:

– Выкопай нам тут, пожалуйста, для экспедиции сортир!

Товарищ удивлялся, но не спорил. Брал лопату и копал. Сантиметров через 20 земля кончалась и шел сплошной пласт камня, непробиваемый, как скала. Через пять минут коллега возвращался и говорил:

– Все, Борис, земля кончилась. Сортира не будет.

А я ему:

– Ну, теперь-то ты понял? Не получалось у них, у древних, хоронить так, как сегодня у нас принято. Вот и придумали другой способ…

Вообще-то я и сам не только теоретик. И по части лопатой махать далеко не белоручка. Был у меня в жизни даже чуть ли не мировой рекорд в этой области. Как-то мы копали большой Кубанский курган, и вдруг открылась катакомба – тип могильных сооружений в виде входной шахты с подземной пещеркой – погребальной камерой, уходящей вбок… Так вот, сезон раскопок тогда подходил к концу, осенние дни не позволяли растягивать расчистку. И потому в одиночку за один день я выкопал и расчистил целую катакомбу. Это было незабываемое впечатление. Не частый в археологии случай.

Дольмены Причерноморья – наш мировой бренд

Десять лет назад, приоткрыв завесу таинственности над черноморскими дольменами и исключив ложные мифы, я двинулся дальше к осознанию истинной ценности этих мегалитов (каменных сооружений древности). Я абсолютно уверен, что черноморские дольмены – подлинный клондайк для российского туризма. Можно сказать, бренд, сравнимый разве что с египетскими пирамидами и Стоунхенджем.

По моей теории, эти дольмены – самые древние из всех известных мегалитов на Земле. Они появились задолго до древнейших пирамид. Причем именно на Кавказе. Этим фактам есть несколько простых объяснений. Первое исходит из закономерности течений Черного моря. Если бы строители дольменов приплыли к нам с Запада (а о том, что они перемещались морем, свидетельствует прибрежное расположение захоронений), следы их путешествия по Черному морю неизбежно должны были бы обнаружиться в Турции (течения в Черном море закручены против часовой стрелки. – Прим. авт.). Однако в Турции дольменов нет. Зато они обнаружены на пути от Абхазии до Тамани и дальше – в Крыму, Болгарии и по островам Средиземного моря.

Не менее весомым аргументом в пользу кавказского очага зарождения мегалитизма служит и то обстоятельство, что в Европе нет «примитивных» форм дольменов. Европейские дольмены – это подлинные мегалиты с многотонными плитами. А у нас прослеживается вся линейка – от несовершенных, компактных, сделанных из мягкого известняка гробниц до вполне развитых форм, сопоставимых с европейскими аналогами.

Согласен, моя теория очень спорная. Но я готов открыто спорить с оппонентами.

После защиты диссертации я пришел к выводу, что необходима специализированная мегалитическая экспедиция, которая поможет доказать, что черноморские дольмены – прадедушки всех знаменитых мегалитов. Тогда те, кто не верит, смогут наглядно убедиться в «убывании» функциональных и «нарастании» ритуальных признаков дольменов. Один из возможных маршрутов – проплыть вдоль Европы, следуя с Востока на Запад и с Юга на Север.

Я не романтик. Приключения ради приключений никогда меня не интересовали. Совсем другое дело – разрабатывать принципиально новые формы путешествий, параллельно решая научные задачи на современном технологическом уровне и показывая результаты максимально широким кругам публики. Безусловно, тут нужен особый баланс исторической правды и привлекательности подачи. И та экспедиция вокруг Европы, которую я предлагаю, могла бы быть организована как своего рода шоу с телетрансляциями по всему миру.

Окраина Римской империи

В тот момент, когда я защитил диссертацию, денег на археологические исследования в стране было крайне мало. Зато было много людей, желающих попробовать на вкус «археологию в поле». Туристам нужны были приключения и открытия. А главное – причастность к находкам, которые сами обнаружили, откопали, потрогали руками.

Дело оставалось за малым – найти такое место, где бы археология сочеталась с отдыхом, скажем, у моря. Сказано – сделано. Я отправился на поиски археологического памятника к Черному морю и нашел возле поселка Архипо-Осиповка дивную дольменную группу «с видом на море». Вот туда я и начал приглашать туристов со всей страны. И стали с тех пор археологи и туристы жить на наших раскопках вместе. Работы хватало всем.

Первые же результаты раскопок могильника показали, что неразграбленный дольмен следует искать под курганом. Нашли курган.

Каково же было наше удивление, когда под насыпью вместо дольмена мы обнаружили сторожевую каменную башню времен императора Нерона. И не просто «времен» этого очень неоднозначного правителя, а еще и построенную чуть ли не по его личному приказу. Во всяком случае, в русле проводимой им политики. Эта сторожевая башня была возведена в самой северо-восточной точке Римской империи, которая находилась на теперешней российской земле!

Другие наши находки также подтверждали достоверность этой гипотезы. Мы обнаружили стеклянную чашу удивительной красоты и нащечник шлема римского воина времен Империи. Сама керамика свидетельствовала о возрасте и принадлежности памятника, подтверждала его римское происхождение.

Экспедиция в Архипо-Осиповке с приглашением туристов просуществовала семь лет. Идея археотуризма прижилась и процветала. В проекте участвовали даже школьники, которые, кроме радости и вдохновения от проникновения в прошлое, получали еще и знания, и эксклюзивные практические навыки. Кстати, за семь лет у нас на раскопках не было ни одного ЧП, ни одной серьезной травмы.

Когда римскую башню целиком расчистили, возникла необходимость показывать ее туристам, приехавшим на Черноморское побережье. А впрочем, почему одну только башню… У меня тогда родилась грандиозная идея – создать настоящий этно-парк! Чтобы можно было наглядно демонстрировать людям сразу все эпохи – от дольменов до казаков, причем «в натуральную величину». Я считаю, этнопарки нужно строить в каждом регионе России. И начать с Черноморского побережья, куда приезжают туристы со всех концов страны. Ведь недра этого побережья хранят абсолютно все исторические слои – от палеолита до современности. К тому же в районе нынешнего Сочи завязался своеобразный археологический узел. В этих местах был когда-то прикован Прометей. Здесь же искали золотое руно и было царство Ээта с Медеей и Тезеем. Сохранились тут и черноморские дольмены, но и это еще далеко не все историческое и археологическое наследие здешних мест… Мы просто до сих пор не сумели достойно визуализировать тот потенциал, который имеем. А ведь можно создать уникальный Сочинский этнопарк мирового значения – эдакий российский исторический Диснейленд с тематическими площадками: «Скифы», «Медея», «Прометей», «Римская башня», «Адыги», «Казаки» и т.д. И, скажем, в «Скифии» вам подадут экзотическое блюдо «Бык по-скифски», в приготовлении которого туристы смогут поучаствовать сами: содрать шкуру с быка, отделить мясо от костей, завернуть его обратно в шкуру и запечь все это «добро» на костях исходного быка. Будет у гостей и другая уникальная возможность: оценить разницу между скифской, меотской, адыгской и казачьей кухнями, что тоже, согласитесь, невероятно любопытно…

А рядом с «Римской башней» можно будет сделать амфитеатр, и экскурсанты смогут приобщиться к великим «Симпосиям» – в просторечии «римским пьянкам за беседой». В перерывах между боями гладиаторов гости попробуют освоить подлинно древне-римский спорт для пьяненьких, когда всем раздаются античные килики со столовой ложкой вина на дне, на приличном расстоянии устанавливается «цель», и участники состязаний должны так «метнуть» содержимое этих римских чаш, чтобы попасть прямо в десятку. В качестве римского приза победитель получит, например, бутылочку вина, изготовленного по древним рецептам и с клеймом самого императора Нерона. Помимо этого туристы смогут поучаствовать в строительстве подлинного дольмена и убедиться в том, что передвигать огромные камни по особой древней технологии – вполне посильная задача.

Новые сказки о главном

Одно дело – открывать памятники и совсем другое – рассказывать о них. Этому особому искусству я специально учил своих студентов, когда читал лекции в геленджикском филиале Сочинского университета туризма.

Я всегда говорил своим студентам, что экскурсовод – это архео-артист, сложная смесь учителя с просветителем. И тот и другой просвещают, но разница в том, что учитель стремится передать знания всем своим ученикам и огорчается, если даже кто-то один его не слушал и получил двойку. А экскурсовод, просвещая всех, счастлив, если даже кто-то один его услышал.

В какой-то момент мне надоело быть просто археологом. Захотелось делиться радостью своих открытий с туристами. И я водил людей на раскопки дольменов и римской башни. Для меня экскурсия – это театр одного актера. Когда роль пишет сама история, а играешь ее ты, экскурсовод. Для пущей выразительности я даже настоящую бороду отпустил. Теперь это мой живой реквизит, потому что я работаю «боярином»! С историей, как и с людьми, фальшивить нельзя…

Сейчас моим новым увлечением стал XVII в. в России, и, выбирая для себя роль сегодня, я попробовал совместить сразу все свои любови и пошел работать в музей-заповедник «Коломенское». Дело в том, что помимо всей красоты там есть еще и идеальное место для этнопарка, хотя об этом пока говорить рановато…

А ведь чуть было не построил Борис Мелешко свой первый этнопарк – в Геленджике. Городские власти даже выделили полгектара земли под авторскую затею и назначили археолога-энтузиаста директором проекта. Ученый чуть ли не круглый год жил в дощатой лачуге рядом с найденной им Римской сторожевой башней. Однажды только на зиму уехал, так местные вандалы тут же северную стену разобрали… С тех пор Мелешко неусыпно караулил территорию будущего этнопарка. А потом власти города сменились и первым делом отказались от новаторского проекта. Но ведь и сама идея, и схемы, и одобренный изначально бизнес-план сохранились. Так что есть надежда, что рано или поздно мечта археолога все же сбудется. Не в Геленджике, так в Сочи, а то и в Москве…

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X