Роковая героиня

Уроженка Киева, Лидия Вележева в детстве учила китайский язык, увлекалась танцами, гандболом, каталась на фигурных коньках, обожала читать стихи со сцены и хотела стать актрисой. В 13 лет снялась в своем первом фильме: «Ожидание», после чего последовательно стала воплощать детскую мечту в жизнь. И ей это с блеском удалось!

С 1988 года и по сей день актриса служит в Театре Вахтангова, более четверти века в счастливом браке с замечательным актером Алексеем Гуськовым… Что любопытно, свою фамилию актриса получила от далеких балканских предков, ее прадед был цыганским бароном. Может, благодаря этим генам, привлекательной внешности и цыганскому темпераменту ей особенно удаются роли роковых красавиц? Кто не помнит ее несравненную Настасью Филипповну в экранизации «Идиота» или стервозную красотку Лилю в «Классике»?

В каждом  новом  образе она разная.
В каждом новом образе она разная.

– Лидия, ваш прадед действительно был настоящим цыганским бароном?

– Так мне рассказывали. Помню, еще маленькой расспрашивала маму, бабушку, дедушку про родственников. Как выяснилось, кровей во мне много разных намешано. Итальянцы, украинцы, евреи, русские, югославы… Гремучая смесь! А в школьные годы одноклассники меня дразнили цыганкой.

– В характере это как-то проявляется?

– Я очень люблю петь, люблю путешествовать, хотя сейчас немного подустала от дорог. Люблю смотреть, созерцать…

– Цыганки обычно ассоциируются с гаданием, умением видеть людей насквозь.

– А вот гадать я не умею, более того – боюсь гадалок и всегда говорю: не надо испытывать судьбу. Что тебе Господь послал, все так и будет, главное – быть порядочным человеком.

Актриса Государственного академического театра имени Евг. Вахтангова Лидия Вележева.
Актриса Государственного академического театра имени Евг. Вахтангова Лидия Вележева.

– Как получилось, что вы учились в круглосуточной школе-интернате, куда отправляли в основном отпетых хулиганов и круглых сирот?

– Мама растила нас с сестрой-двойняшкой одна и вынуждена была работать на киевской табачной фабрике в две-три смены. А мы с Ирой росли настоящими маленькими разбойницами. Помню, поджигали бумагу, запихивали ее под шкаф – нам было интересно, разгорится ли хороший костер. Опыты производили разные, после которых иногда все взрывалось. То есть оставлять нас без присмотра на целый день дома маме было страшно. Вот руководство фабрики и предложило ей выход – устроить нас в хороший интернат. А когда мама через какое-то время нас захотела оттуда забрать домой, мы обе, не сговариваясь, отказались наотрез. Буквально рыдали: хотим остаться здесь.

– Почему?

– Это была потрясающая школа с углубленным изучением китайского языка. После уроков заниматься можно было всем, что душа просит, – от народных танцев и музыки до разных видов спорта. И я ходила на все – гандбол, волейбол, стендовую стрельбу (до сих пор неплохо стреляю из пневматического ружья). Занималась танцами, рисовала, играла на гитаре, фортепиано и даже на трубе – в духовом оркестре. Кстати, в актерской профессии практически все эти навыки мне очень пригодились.

«Горжусь тем, что в обеих экранизациях романа «Идиот» Настасью Филипповну сыграли актрисы Театра Вахтангова». В сериале Владимира Бортко по роману Достоевского «Идиот».
«Горжусь тем, что в обеих экранизациях романа «Идиот» Настасью Филипповну сыграли актрисы Театра Вахтангова». В сериале Владимира Бортко по роману Достоевского «Идиот».

– Даже китайский язык?

– В спектакле «Турандот» моя героиня часть текста говорит на китайском! А когда прошедшим летом наш театр ездил на гастроли в Китай и после спектаклей мы с коллегами гуляли по Пекину, я чувствовала себя абсолютно в «своей тарелке». Но самое главное, чему меня научила жизнь в интернате, – не обижать других, не заноситься, быть открытой, поэтому не люблю людей неискренних, лицемерных.

– Интересно, что вам дала школа Щукинского театрального училища?

– Театр Вахтангова, который я обожаю! В следующем году будет тридцать лет, как я впервые вышла на эту легендарную сцену.

– По каким критериям выбираете проект, в котором соглашаетесь сниматься?

– Я считаю, плох тот актер, который не пробует что-то новое, чего никогда не делал. И стремлюсь к тому, чтобы все роли у меня были абсолютно разные. А для этого идешь на жертвы, стараешься сломать стереотипы, экспериментируешь с внешностью.

Лидия Вележева (в роли Софьи) в спектакле Театра Вахтангова «Люди как люди».
Лидия Вележева (в роли Софьи) в спектакле Театра Вахтангова «Люди как люди».

– В кино у вас были такие эксперименты? Резкая смена амплуа, в омут с головой?

– Нет, в кино ничего неожиданного не было. Хотя так уж вышло, что режиссеры меня чаще видят в отрицательных ролях. У нас принято брать по штампам: Вележева – или женщина-вамп, или женщина-секси, или интриганка.

– Обидно?

– Нет. Наоборот, всегда говорю, что люблю играть сильных женщин, а они чаще являются отрицательными героями. Роковую героиню или опасную злодейку и запомнят лучше. Как говорила в фильме «Золушка» героиня Фаины Раневской, «жалко, королевство маловато, развернуться негде». Вот в положительной роли часто развернуться негде, а отрицательный персонаж можно наделить и плохими качествами, и хорошими.

В комедии «Русские деньги», снятой по мотивам пьесы Александра Островского «Волки и овцы», Лидия Вележева, как всегда, чертовски обаятельна, привлекательна и… опасна.
В комедии «Русские деньги», снятой по мотивам пьесы Александра Островского «Волки и овцы», Лидия Вележева, как всегда, чертовски обаятельна, привлекательна и… опасна.

– От ролей часто приходится отказываться?

– Конечно! Иногда читаю сценарий и удивляюсь: неужели за это платят деньги? В хороших проектах я готова сниматься за копейки, а если мне предлагают большой гонорар, но просят при этом совершить в кадре что-то скабрезное, – никогда на это не пойду. К тому же я человек суеверный. Например, отказалась, когда меня пригласили на пробы на главную роль в картину «Мастер и Маргарита». Известно же, что это «нехорошее» произведение. По тем же соображениям не стала сниматься в триллере-ужастике «Юленька». Испугалась!

– Со стороны вы производите впечатление сильной, волевой, этакой «железной леди». А как на самом деле?

– Думаю, что в сложной ситуации не опущу лапки, не расслаблюсь, а быстро возьму себя в руки. Но при этом я очень ранимый, сентиментальный человек. Могу расплакаться на фильме, на спектакле, если увиденное задело за живое. Не могу пройти мимо чужого горя – все принимаю близко к сердцу… Нет, я вовсе не «железная леди», хотя, может, со стороны и кажусь такой.

Редкий кадр: семейный выход в «свет». С супругом, актером и продюсером Алексеем Гуськовым, на конкурсе «Пара года» в Санкт-Петербурге.
Редкий кадр: семейный выход в «свет». С супругом, актером и продюсером Алексеем Гуськовым, на конкурсе «Пара года» в Санкт-Петербурге.

– Вы с мужем Алексеем Гуськовым периодически вместе снимаетесь, да и на сцене Театра Вахтангова играете в нескольких спектаклях…

– Не тяжело ли мне с ним как с партнером? Как говорил Евгений Евстигнеев, бойтесь слабых партнеров, они вас потащат за собой. С Лешей легко работать – он очень хороший и сильный партнер. И никогда не тянет одеяло на себя, чем, к сожалению, грешат многие актеры. На сцене у нас нет ощущения, что мы муж и жена. Он очень податливый, чувствующий – и в театре, и на съемочной площадке. И в жизни.

– А отдыхаете по отдельности?

– Нет-нет, что вы, только вместе! Это только кажется, что мы никогда не расстаемся. На самом деле то я на гастролях, то он подолгу на съемках. Когда несколько лет назад Алексей снимался в главной роли в итальянско-французском фильме «Концерт», а затем играл Папу Римского в итальянской картине «Он святой, он человек», мы вообще не виделись месяцами – общались в основном по телефону.

По-неаполитански страстная и снова невероятно коварная. В спектакле Театра Вахтангова «Неаполитанские страсти».
По-неаполитански страстная и снова невероятно коварная. В спектакле Театра Вахтангова «Неаполитанские страсти».

– У вас с Алексеем два взрослых сына. Чем они сейчас занимаются?

– Старший, Владимир, окончил Щукинское театральное училище, курс Галины Сазоновой, и уже пятый сезон работает в Театре имени Маяковского. Младший, Митя, учится на продюсерском факультете во ВГИКе. Говорит: хватит уже в семье актеров, надо, чтобы кто-то этих актеров хорошей работой обеспечивал.

– Получается, в доме три мужчины и вы – единственная женщина. Какое ваше главное правило в этом «мужском царстве»?

– В нашем доме мужчин не трое, а «три с половиной» – есть еще собака, лабрадор, тоже мальчик… Основное мое правило: не мешать. Мужчина должен чувствовать себя главным человеком в семье. Нужно его поддерживать в статусе, не ранить, со многим соглашаться – в общем, дать мужчинам почувствовать себя защитниками.

В каждом  новом  образе она разная.
В каждом новом образе она разная.

– Часто путешествуете всей семьей?

– Когда мальчики были маленькие, мы каждый год старались вывезти их к морю. Теперь они большие и сами себе устраивают отдых. Как-то летом мы были в Италии, а Митя проходил стажировку в Германии. Ему удалось на несколько дней вырваться к нам. Хорошо провели время. Теперь по возможности свободное время и праздники проводим на даче в 85 километрах от Москвы. Когда мы ее приобрели, я сразу решила, что никаких грядок там не будет. Люблю естественную природу – деревья, траву, цветы…

– А в Москве есть места, ставшие родными и любимыми?

– Конкретные места не назову. Хотя большую часть жизни я прожила в Москве, все-таки мое детство прошло не здесь. Я люблю всю Москву – целиком. И Киев очень люблю. Еще люблю Дарницу, где прошло мое бурное счастливое детство – игры с подружками в «резиночку» и «скакалки». А сейчас даже Крещатик – уже не тот.

С песней по жизни! В роли маркизы де Мертей в сцене из мюзикла «Территория страсти» в постановке Александра Балуева в Театре эстрады.
С песней по жизни! В роли маркизы де Мертей в сцене из мюзикла «Территория страсти» в постановке Александра Балуева в Театре эстрады.

– Болит душа, что вот так все в братской стране повернулось?

– Конечно! То, что сейчас там творится, для меня боль страшная. У меня в Киеве мама-пенсионерка, сестра двоюродная, друзья. Дай Бог, чтобы поскорее там все затихло.

– Как считаете, красота, привлекательная внешность помогают в профессии актрисы?

– В чем-то помогают, а где-то и мешают. Есть режиссеры, которые любят красивых актрис, но есть те, которые предпочитают маленьких, сереньких. У режиссеров — разные вкусы и разное понимание структуры кино и театра. Кстати, в Вахтанговском театре всегда служили актрисы, сочетающие талант и красоту.

Во время съемок актрисе в очередной раз пригодилось юношеское увлечение стендовой стрельбой. Кадр из 30-серийного фильма «Луна».
Во время съемок актрисе в очередной раз пригодилось юношеское увлечение стендовой стрельбой. Кадр из 30-серийного фильма «Луна».

– Ваша стройная фигура – это гены? Или – диеты, тренажерные залы, бассейн?

– Уверена, генетика тоже сделала свое дело. На диетах не сижу, времени бегать в тренажерные залы и на шейпинги у меня нет абсолютно. Бассейны вообще не люблю. Но при моей работе дополнительная физическая нагрузка и не нужна. За каждый выход на сцену или 12-часовую съемочную смену отдаешь столько энергии, что поправиться просто невозможно. Поэтому я всегда говорю, что тот ритм, в котором я живу, мой сумасшедший график – самый лучший тренажерный зал.

– У вас есть рецепт, как после трудных съемок или спектаклей восстанавливать силы?

– Я восстанавливаюсь… тишиной. Люблю побыть одна, чтобы никто не трогал. Хорошенько выспаться, почитать хорошую книгу, подпитаться энергетикой своего дома. Или уехать на дачу. По большому счету я – домосед, и никакой отдых на Бали и Канарах или светские тусовки меня не привлекают.

На открытии XXVI Московского международного кинофестиваля.
На открытии XXVI Московского международного кинофестиваля.

Андрей Колобаев

Читай журнал

Скачай №91 июнь-август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X