РГО помогает спасать маяки Балтики

26.08.2019 | Интервью

В минувшие выходные завершился очередной этап совместного проекта Русского географического общества и Военно-морского флота Российской Федерации «Маяки России», в рамках которого добровольцы со всей страны занимаются благоустройством маячных городков, готовят фото- и видеоматериалы об их истории и современности. Об итогах и планах на перспективу рассказал руководитель состоявшегося экспедиционного выезда Павел Попов

– Проект «Маяки России» идёт уже не первый год. Как он появился и, главное, зачем?

– Идея возникла, так сказать, «на полях» одной из экспедиций РГО, которая комплексно исследует острова Финского залива Балтийского моря и в силу своей «комплексности» много внимания уделяет их истории, а маяки, маячные городки – это большая и очень значимая её часть. В этом регионе со времён появления человека до наших дней всё, по сути, завязано на мореплавании и связанных с ним событиях и атрибутах. Вспомнить хотя бы то, что тут находится один из старейших русских маяков, который сейчас носит имя первого коменданта Кроншлота Фёдора Толбухина и в этом году отмечает своё 300-летие.

Углублённое изучение маячной темы и свело экспедицию РГО «Гогланд» с Управлением навигации и океанографии Министерства обороны России. Сначала – в рамках поиска необходимых архивных документов и обмена информацией, потом появились совместные печатные публикации и выставки, инициатором которых стал член РГО и очень талантливый питерский фотограф Андрей Стрельников.

Фото предоставлено участниками экспедиции

Фото предоставлено участниками экспедиции

Но исследовать и популяризировать историю в какой-то момент стало мало. При близком «знакомстве» романтичный образ маяка вытеснила реальность из крошащихся кирпичных кладок, ржавых покрытий и полуразрушенных лестниц. Именно так сказалось на этих «лучах надежды» пресловутое «недофинансирование» (а в данном случае, скорее, отсутствие финансирования) в течение десятилетий. Понятно, что после «лихих 90-х», развала страны надо было решать проблемы куда более серьёзные, чем сохранность маячных башен, тем более службу свою они несли исправно – светили, указывали путь, но всему есть предел. И для многих маяков он настал уже давно.

– А велика ли надобность в маяках в наш высокотехнологичный век? Навигаторы, локаторы, космические спутники, «цифра»…

– А поговорите с диспетчерами, работающими на фарватерах, с капитанами судов и командирами кораблей, с маячниками. Нештатных ситуаций возникает очень много, и далеко не все можно урегулировать при помощи современной техники. Допускаю, что где-то маяк в большей степени дань традиции, но точно не на Балтике. Интенсивность судоходства здесь – как в час пик на Тверской, да и «ассортимент» плавсредств почти полный: от океанских лайнеров до надувных моторок. Плюс – военные корабли и даже подлодки, которые тут испытывают перед отправкой на флоты. Кроме того, акватория в Финском заливе полна сюрпризов в виде мелей, банок (подводная скала, чуть укрытая водой, и потому не видимая глазу – прим. ред.). Одним словом, практическая надобность в балтийских маяках по-прежнему высока.

Фото предоставлено участниками экспедиции

Фото предоставлено участниками экспедиции

– Почему же тогда маяки довели до такого состояния и почему ими занимаются волонтёры? Это же военные объекты, стратегические?

– Да, военные. Относятся к ведению Гидрографической службы. Но печальное состояние некоторых маяков и маячных городков – в большей степени, повторю, следствие постперестроечного бардака и последующего социально-экономического кризиса. Мы до сих пор от него толком оправиться не можем во всех сферах, в том числе и в армии и флоте, перед которыми сегодня стоит слишком много глобальных задач. И знаете, честно сказать, есть даже свои плюсы в том, что маяки оказались «на периферии» внимания военных. Куда проще и дешевле вместо ремонта – тем более реставрации – старых башен поставить новые однотипные металлические, и, полагаю, к этому бы всё и пришло.

– Если бы не Русское географическое общество?

– Ну, так заявлять, возможно, слишком громко, но в целом – да. И что нельзя не отметить, наша инициатива получила самую горячую поддержку гидрографов. Они же тоже душой болеют за исторические маяки, понимают всю их ценность, символичность, но в силу объективных причин не могли в полном объёме ими заниматься: слишком велик разрыв между масштабами работ, которые они требуют, и возможностями. Благодаря добровольцам и одному очень хорошему человеку этих возможностей стало больше.

Фото предоставлено участниками экспедиции

Фото предоставлено участниками экспедиции

– И кто этот «хороший человек»?

– Имя не назову. Это его принципиальная позиция. Пару лет назад, предлагая свою помощь проекту, в ответ на фразу «мы обязательно сделаем памятные таблички с указанием, кто сохранил исторический объект» он сказал: «Нет. Напишите, что это работа Русского географического общества».

Единственное, что, наверное, я вправе заметить, что этот хороший человек – член Попечительского Совета РГО и помимо исполнения непосредственных членских обязательств помогает реализации многих инициатив. И не только в рамках РГО. 

– Что уже удалось сделать для маяков?

– Надо понимать один момент: добровольческая помощь здесь может оказываться лишь по гражданской части. Маячная башня и её оборудование – дело сугубо профессионалов, имеющих соответствующие лицензии, в том числе и разрешающие работу на стратегически важных объектах. В этой связи волонтёрство охватывает виды деятельности, не требующие квалификации или допусков: например, благоустройство территории, ликвидацию мусора, отбивку штукатурки. А вот в домах маячников, их служебном жилье мы можем трудиться без ограничений. Это вроде как вы позвали друзей обои переклеить в своей квартире.

Фото предоставлено участниками экспедиции

Фото предоставлено участниками экспедиции

Во взаимодействии с одной санкт-петербургской компанией, победившей в тендере на ремонт маяков, была оказана помощь на маяках Толбухин и Родшер. Причём на Толбухине отремонтирован весь комплекс, возведённый в 1810 году, а на Родшере лишь сам маяк, сохранивший свой облик с 1886 года. Постройки рядом с ним решили не трогать. Маяк автономный, на солнечных батареях, люди там не живут, а здания не имеют исторической ценности и так запущены, что требуют астрономических физических и финансовых затрат. Выбор между красивой картинкой и ещё одним восстановленным маяком, по-моему, очевиден.

Работы начались и на Южном Гогландском маяке 1905 года. Два дома, где живут служители, уже получили новые крыши. А вот на маячной башне всё застопорилось из-за частичного обрушения лестницы (это – возвращаясь к теме предела, который настал для многих маяков). Лестница была такой ветхой, что… Слава богу, всё случилось не в тот момент, когда на ней был маячник. Но маяк, конечно же, в порядок приведут.

– В этом году все силы волонтёров брошены на маяк Большого Тютерса…

– Не только в этом. Ряд черновых работ по маячной башне, которой в этом году исполнилось 115 лет, и генеральная уборка маячной скалы начались ещё в 2016 году в ходе экологических вахт экспедиции «Гогланд». В прошлом году сменились маячники, и новая пара оказалась настолько деятельной, неравнодушной, что наш выбор места приложения сил на 2019 год был просто предопределён.

Фото предоставлено участниками экспедиции

Фото предоставлено участниками экспедиции

За две недели на острове нам удалось заменить все 17 окон и входные двери старинного дома, подлатать крышу и сделать новый пол в четверти его помещений. По ходу вскрывались такие проблемы, что, не будь в команде специально приглашённых профессионалов, мы бы их за год не решили. Один демонтаж толстенных оконных рам, вмурованных в стены из калёного кирпича, чего стоил. Но теперь мы за ребят хоть спокойны: в эту зиму им не придётся мёрзнуть. Да и у самого дома ещё несколько десятков лет жизни прибавилось. 

Для отделочных работ внутри помещений маячникам оставлено всё необходимое, и мы не сомневаемся, что на будущий год они нас всех удивят. Тем более что техник маяка Юля Рыбакова – великолепная художница и умудрилась создать уют и красоту даже в тех руинах, где им пришлось начинать свою маячную службу.

– То есть на 2020 год уже есть планы?

– «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах», но без них всё же не обойтись. Посмотрим, что запланируют по этой части Балтфлот, ВМФ. Есть идея распространить наш опыт на другие маяки России, найти ещё хороших людей, готовых вложиться в сохранение исторического наследия, ещё больше волонтёров, готовых проводить свой отпуск, занимаясь полезным делом. Надеемся, верим, что всё это получится.

Остров Большой Тютерс. Фото: Андрей Стрельников

Остров Большой Тютерс. Фото: Андрей Стрельников

Что касается нашей команды, то мы хотели бы продолжить трудиться на Тютерсе, ведь с домом, считай, только начали. Кроме внутренней отделки, колоссальные объёмы по внешнему контуру: замена разрушенных кирпичей, гидроизоляция фундамента и подвалов, восстановление штукатурного слоя. Да и по самому острову много задумок и проектов, в том числе по линии заповедника «Восток Финского залива». Тютерс – он, знаете ли, просто так не отпускает. Недаром, наверное, в этом году Русское географическое общество может отмечать 150 лет с момента начала его исследования. Но это уже совсем другая история.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest