Поход с «Президентом»

В каюте из динамиков доносится банальное «пароход набирает ход», и сразу становится понятно, что эта незатейливая песенка будет вас будить каждое утро. Вообще, музыка на судне – отдельная история. Ею заведует один человек, который в течение всех 24 часов может прививать собственные музыкальные пристрастия всем присутствующим на борту. «Пароход набирает ход» по странной традиции на теплоходе ставили каждый день во время объявления завтрака, обеда и ужина. В какой-то момент я почувствовал, что у меня, как у собаки Павлова, начинает выделяться слюна во время первых же звуков песни.

Круизная линия по Волге существовала еще до революции: кажется, в ульяновском музее я видел царских времен буклет с трогательными открытками видов главной русской реки. В нынешний круиз туроператоров и журналистов собрали, дабы рассказать, что представители шести поволжских регионов подписали договор о консолидации усилий по представлению круизов по Волге с условным названием «Большая Волга». Оно и понятно – кто из европейцев знает про Самарскую или Ульяновскую область, а про «матушку-Волгу» все наслышаны. Инициатива неплохая, тем более что, оказывается, на Волге ходят круизные теплоходы, большая часть которых построена еще в 50–60-е годы. Построить теплоход – порядка 15 миллионов евро, в серии – от трех судов. Окупаемость такого проекта – лет 15. Вот, может, и удастся волжским областям, что называется, «всем миром» немного обновить и флот, и другое речное хозяйство. Тем более что и Ростуризм, и Российский союз туриндустрии, которые приняли участие в организации «речного десанта», пообещали помочь волжанам.

Углич

В Угличе Первая остановка. На набережной бабушки охапками продают ландыши. На улочке, ведущей от пристани, – целая дюжина музеев. «Музей водки» здесь знаково соседствует с «музеем тюрьмы». Хорошее начало. В «музее водки» снова дегустация. Оказывается, Смирнов из местных – тут начинал свою деятельность. Гид рассказывает, что до Менделеева на Руси пили водку слабую, чуть ли не вполовину от современной крепости. А великий химик вот вывел 40-градусную формулу – и понеслось. Даже не знаешь, гордиться российским химиком или проклинать его. На набережной – несколько храмов. В одном поет хор а капелла – от этой музыки по коже бегут мурашки. Рядом – церковь Дмитрия на Крови. Это место знаковое для страны – здесь, в царской усадьбе, был убит царевич Дмитрий, наследник Ивана Грозного. По горячим следам угличский люд обвинил в убийстве сына кормилицы царевича. Колокол созвал народ, и убийцу растерзали на площади. Сразу же пошли слухи, что убил царевича Годунов, но тот быстро прислал комиссию, которая установила, что в припадке эпилепсии последний из Рюриковичей сам себя ножичком и ткнул. Колокол, звонивший по гибели царевича, был высечен плетями, ему отрезали язык и сослали в Тобольск, а вместе с ним нескольких горожан.

Мышкин

Это место, где туризм процветает исключительно благодаря мышам. Уже на набережной туристов встречают огромные мыши и танцуют свой мышиный танец, потом всех ведут на мельницу, где снова мыши, и во дворец мышиного царя. Меня, да простят меня мышкинцы и их мыши, такие вариации пугают, хотя иностранцы проявляют живейший интерес к подобному национальному творчеству.
Главный менеджер нашего теплохода рассказывает, что в мире нет подобной смешанной озерно-речной сети. Везде либо озера, либо реки. А большинство теплоходов – чисто речные. Таким на наших озерах и водохранилищах может прийтись очень несладко. И буквально в подтверждение его слов к вечеру на Рыбинском водохранилище налетает ветер узлов тридцать-сорок, огромную баржу срывает с якоря, и только крохотный буксирчик, словно моська, упершись в потерявшего сознание слона, не дает выброситься барже на берег.

Ярославль

Многие города процветают за счет своих покровителей, а вот причиной упадка чаще становятся сложившиеся обстоятельства. Остается винить звезды. Вот у Ярославля совершенно очевидно есть злой гений – Петр Первый. Когда рассказывают историю города, то постоянно упоминается конец XVII века – все самые красивые храмы возвели именно тогда. – Что было потом? – спрашиваю нашего гида. – А потом Петр построил Петербург и запретил торговать через северную дорогу, на которой как раз стоял Ярославль. И все. Сегодня Ярославль – один из главных пунктов Золотого кольца. Обилие храмов, соборов, монастырей поражает воображение. А еще гид рассказывал, что жили в Ярославле два брата-художника, которые решили изобразить всю панораму Волги прямо до Астрахани. И написали полотно длиной полкилометра. Более гигантской картины мир еще не видел. Но поскольку не было такого зала, где панорама предстала бы во всей красе, они сделали несколько барабанов-бобин, на которых полотно перематывалось и картина Волги буквально проплывала перед глазами. Впрочем, оценить гениальность замысла уже невозможно – от частых перематываний краска облетела и полотно пришло в негодность.

Прячусь в каюте от назойливой музыки и узнаю из телевизора, что в бурлаки (это как раз те места, где они собирались в артели и таскали теплоходы) брали женщин. Это после горящей-то избы и остановленного на бегу коня!

Плес

С каждым днем путешествия понимаю, что не моя это природа – вялотекущие реки и пастораль среднерусской равнины. В Плёсе симпатичная набережная, всех ведут на гору – эти места любил Левитан и часто изображал Волгу прямо отсюда. Остальное тут пугает – ресторан с вывеской «Яхтъ Клуб» и ценами, как на Арбате. Это, говорят, после того, как президент приехал сюда и возрадовался левитановской природе. Впрочем, утешает то, что рядом есть забегаловка с эклерами по пятнадцать рублей и бесплатным Wi-Fi. Вот бы Ле- витан порадовался…

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №96 сентябрь-ноябрь PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X