Пленительная Серебряная гора

Собираясь этим летом в автопутешествие по Тыве, я мечтал о горах, восхождениях, сибирских красотах. Но поход оказался непростым – суровый край приготовил нам немало испытаний. В такую минуту по-настоящему раскрывается тот, кто оказывается рядом

Главной целью нашего путешествия была гора Монгун-Тайга, что в переводе с тувинского означает «Серебряная гора». Горный массив высотой 3976 метров – это высшая точка Тывы и всей Восточной Сибири. Мы с группой альпинистов планировали взойти на гору на третий день после приезда в столицу республики – Кызыл, но вмешалась погода. Когда в Красноярском крае полыхали пожары, в соседней Тыве шли дожди. Монгун-Тайгу за тучами почти не было видно. Пока наладится погода, мы решили проехать на автомобиле по республике, посмотреть достопримечательности.

Одним из таких мест стало озеро Ак-Холь. Оно известно своими целебными свойствами. Местные жители уверены, что в нем обитают рачки, «сосущие дурную кровь». На берегу озера находится детский оздоровительный лагерь. Мы переночевали в одном из корпусов, а утром, в знак благодарности, провели для детей мастер-класс по завязыванию альпинистских узлов. Большинство детей были из трудных семей и радовались нам безмерно. Как позже рассказал мне наш проводник Алексей Хоюгбан, у него тоже была бурная юность, об ошибках которой он до сих пор сожалеет.

Леша – мастер на все руки. В проекте «Моей планеты» ему доверяли камеру.

Конокрад

О тувинцах говорят много негатива – что они вспыльчивые, вороватые, падкие на спиртное, от которого быстро теряют голову. Во время похода я расспросил Алексея Хоюгбана, которого мы называли просто Лешей, об этих сторонах их жизни.

Леша был откровенен и рассказал, как в шестнадцатилетнем возрасте стал конокрадом.

В 1992 году на летней стоянке на них с отцом напали грабители и угнали почти тридцать лошадей. От обиды и безысходности, ведь скот для чабанов – источник существования, он сам стал конокрадом. В этих краях за кражу скота жестоко наказывают. Могут даже закопать по голову в землю и оставить так умирать. Были и погони, в Лешу стреляли, один раз ночью он на лошади налетел на колючую проволоку… В 1994 году его арестовали. Полгода Леша Хоюгбан находился в СИЗО под следствием. В то время милиционерам многое сходило с рук – его избивали, чтобы добиться признания. Отец выручил: договорился с «большими людьми», и Лешу освободили.

Верующие тувинцы вешают на оваа разноцветные ленты (чаламаа) и прочие дары.

При первом рукопожатии я обратил внимание на то, что у Леши на правой руке нет среднего пальца. Как потом выяснилось, нет его и на второй.

После освобождения Леша не мог найти работу в родном селе и начал пить. Чтобы порвать с этой зависимостью, он перебрался с семьей в Кызыл. Здесь Леша выучился на бухгалтера, но через год работы понял, что это не его. Тогда он получил специальность токаря и устроился преподавателем токарного дела в политехнический техникум. Зарплаты учителя на жизнь не хватало, и Леша начал подрабатывать продавцом в магазине. Однажды, возвращаясь домой с ночной смены, он встретил группу пьяных парней. Они его избили, сняли с него одежду, ботинки, содрали обручальное кольцо. Когда Леша очнулся, два средних пальца так сильно замерзли, что их пришлось ампутировать.

А вот альпинизмом Леша всерьез начал заниматься полтора года назад. До этого были любительские восхождения на высоты до двух тысяч метров и попытка взойти на Монгун-Тайгу, едва не стоившая ему жизни.

Туристический юрточный городок и этнокультурный комплекс Алдын-Булак.

Опасная Монгун-Тайга

В мае 2017 года руководитель турклуба «Ирбиш» Виктория Саин-Белек позвала Алексея на Монгун-Тайгу. Там, на отметке в 3800 метров, они заблудились. Блуждали более двух часов. Дул очень сильный ветер, видимость была нулевая. Леша не заметил, как вышел на ледовый карниз и упал. Виктория, которая была с ним в связке, тогда его спасла. Она зацепилась за карниз ледорубом, и он повис на веревке… Чуть не разбился. После этого случая Леша решил, что ему нужно учиться – выезжать на альпсборы и получать официальный разряд.

Преодолевая реку Моген-Бурен, «буханка», за рулем которой сидел Леша, едва не перевернулась.

Обучение альпинизму – дорогое удовольствие. Явно не по карману преподавателю техникума. Здесь как нельзя кстати пришлось знание им токарного дела. На свои первые сборы в Актру Леша ездил со снаряжением, которое он собственноручно изготовил у себя в мастерской, включая сложные в исполнении альпинистские кошки и ледоруб. Только недавно, закрывая второй разряд, Леша приобрел через интернет френды (страховочные приспособления, используемые в альпинизме) – по 5 тысяч рублей за штуку. При учительской зарплате в 18 тысяч рублей в месяц – достижение не менее значительное, чем восхождение на вершину.

А еще Леша многодетный отец – у него семеро детей. Но об этом он не любит рассказывать. Считает это слишком личным. Заверил только, что все дети от одного брака и живут вместе с ним.

На подступах к Монгун-Тайге радует глаз альпийское разнотравье.

Уже опытный проводник, Леша не любит туристов-нытиков. Таких историй у него предостаточно. А одно из самых ярких воспоминаний, о котором он готов говорить часами, его участие в съемках фильма для телеканала «Моя планета». Главную роль в нем сыграла известная актриса Агния Дитковските.

Будда повсюду, даже в горах. Местная природа очень располагает к размышлениям о вечном.

Ваша сила со мной

Автопутешествие по Тыве – то еще испытание. Мы передвигались на двух УАЗах-«буханках», и по большей части по грунтовке. Местами она переходила в верховое болото, и тогда мы высаживались, чтобы общими усилиями вытянуть машину из очередной грязевой ловушки. Попадая на острые камни, мы только чудом ни разу не пробили колесо.

Преодолевая реку Моген-Бурен, мы чуть не перевернулись. Время и весенние паводки придали деревянному мосту форму, похожую на спираль. Но Леша Хоюгбан все равно взялся его переехать, высадив перед этим нас. Стоило его «буханке» подняться на мост, как тот еще больше искривился и… Был момент, когда казалось, что машина вот-вот опрокинется в реку вместе с водителем.

Актриса Агния Дитковските органично смотрится на фоне тувинских пейзажей.

Машина устояла, но и вернуть ее обратно на дорогу было невозможно. Мешало бревно, упершееся в днище. На наше счастье к месту ЧП подъехал тувинец на «Ниве», в багажнике которой оказалась бензопила.

Под проливным дождем мы приподняли домкратом машину, распилили бревно, натаскали камней под задние колеса, привязали веревку к переднему мосту и, ухватившись за нее, приготовились страховать Лешу на случай, если «буханка» все-таки опрокинется. Обошлось. Когда машина вернулась на грунтовку, я заплакал. После ремонта моста мы все-таки переправили обе наши машины на другой берег.

«Я упорствовал, потому что знал – ваша сила со мной. А раз так, мы не могли не проехать через этот мост», – философски сказал тогда Леша.

Гора пустила к себе

И вот по спутниковому телефону нам сообщили, что в ближайшие два дня в районе Монгун-Тайги ожидается ясная солнечная погода. Один день ушел на то, чтобы подъехать поближе к горе. Накануне я так сильно волновался, что не смог уснуть, и встал с единственной мыслью: поскорее бы вернуться в лагерь, чтобы выспаться.

Гора – это прежде всего друзья, с которыми вместе по трудной дороге шагаешь.

Из лагеря вышли в три часа ночи. С тем расчетом, чтобы при низкой воде перейти речку, вытекающую из-под ледника, и успеть спуститься в лагерь до наступления сумерек. В лидерах группы был Леша, в роли замыкающей – Виктория Саин-Белек. После перевала Буревестник, сплошь покрытого осыпью из мелких камней, начался участок, похожий на рисунок кардиограммы: подъем – спуск, подъем – спуск. На вершине каждого подъема я ложился на камни и на несколько минут закрывал глаза – хоть какая-то компенсация бессонной ночи.

Проводник – работа для жаворонков.

В месте, где скальная часть маршрута переходит в ледово-снежную, мы надели альпинистское снаряжение и разбились на две связки. Связкой называют несколько человек, встегнутых в одну веревку, с целью безопасного преодоления сложного горного рельефа. Мы шли по леднику, покрытому толстым слоем снега. Под снегом имеются трещины, и если ты провалишься в одну из них, другие участники связки своим весом и ледорубами помешают тебе упасть.

Погода в горах меняется быстро. Только что не было ветра, и вдруг метель.

После того как Леша едва не погиб на Монгун-Тайге, он стал регулярно выезжать на альпсборы.

Я шел с осознанием того, что еще немного – и главная цель путешествия будет достигнута. Усталость, помноженную на бессонницу, как рукой сняло. Я расслабился, ледоруб держал на манер трости и… не заметил, как правая нога провалилась выше колена в снег. Верный признак трещины. Мои спутники меня выручили, помогли выбраться.

Нет ничего приятнее, чем после утомительного походного дня собраться у костра.

И вот мы на заветной вершине. Она оказалась ровная и широкая, как футбольное поле. А в центре – оваа, или укрепленный двумя веревками шест, на который верующие тувинцы вешают разноцветные ленты, чаламаа и прочие дары. Свой маленький дар – половинку перевальной шоколадки – оставил Монгун-Тайге и я. Только очень самонадеянные люди могут думать, что они покорили гору. На самом деле гора пустила их к себе.

Вернувшись домой, я с удивлением обнаружил, что Леша ведет свою страницу в Instagram.

Там он опубликовал фото из нашего похода и подписал: «Как было весело, ты вспомни!». Я верю, что мы обязательно с ним увидимся.

Алексей Егоров

Print Friendly, PDF & Email

Last modified:

Добавить комментарий

Pin It on Pinterest