Отели по-русски, или Отдых под звездами

26.09.2012 | Тема номера

Спросите у своих друзей, куда они планируют поехать в отпуск. Наверняка это будет Европа, турецкое побережье или Таиланд. Редко кто признается, что собирается в путешествие по нашей необъятной стране. Ну, если только к родне, у которой на время отпуска можно остановиться.

Из личного опыта

А ведь в России есть что посмотреть, где отдохнуть. Вы бывали на Байкале? На Урале? А на Тихом океане? А в Калининграде на Балтийском море? Нет. Дорого. Да и отечественный сервис оставляет желать лучшего. Упрекать нас в том, что не знаем своей страны, что не патриоты, – несправедливо. Просто мы стремимся туда, где быт и сервис отлажены, где туристов ждут и любят.

Начну с личного опыта. Мы с сестрой и тремя детьми решили отправиться в путешествие по Русскому Северу. Стартовали из Калининграда. Путь лежал через всю Прибалтику. Путешествие началось без проблем. По хорошим дорогам мы пересекли Литву, въехали в Латвию. Ночлег в частном отеле в центре Риги нам обошелся в 25 евро. Далее, за 21 евро мы переночевали в особняке на хуторе под Таллинном. Сауна, ужин, завтрак, фото на память – и прекрасные рекомендации друзьям, отправляющимся в Эстонию. На пароме из Таллинна мы добрались до Хельсинки, а оттуда отправились в Питер.

Отель – «Советский», сервис – буржуазный

Цены в придорожных местах размещения рассчитаны точно на озолотившихся россиян. Двухместный номер в мотеле в 20 километрах от Питера стоил 4000 за ночь! За каждую дополнительную раскладушку с нас попросили еще по тысяче. Далее на нашем пути была Вологда. И там цены за ночлег, я вам замечу, совсем не провинциальные. Маленькие частные мотели-отели переполнены дальнобойщиками, а в городе за разумную плату нашлась лишь привокзальная гостиница. Правда, назвать этот сарай гостиницей можно с большой натяжкой. Кипяток – в общем коридоре, в номерах по семь кроватей с ветхозаветной панцирной сеткой. Общий душ и туалет закрываются на ключ, за который ты должен платить обслуге. Желающих за 170 рэ переночевать на вокзале предостаточно. К нам пятерым всю ночь пытались подселить еще двоих отставших от поезда пассажиров. Пришлось заплатить и за эти две кровати, только чтобы обойтись без постороннего присутствия. Больше попыток путешествовать по родной стране мы не предпринимали.

Пять звезд с натяжкой

Что до люкса, то, кажется, каждый новый отельер сегодня стремится открыть именно пятизвездник. Логика здесь простая: чем больше звезд, тем выше прибыль.

– Не всегда, – уверил нас президент Российской гостиничной ассоциации Геннадий Андреевич Ламшин. – Здесь все дело в целесообразности. Если в Волгоград или Архангельск не едут гости с туго набитыми кошельками, то зачем там открывать пятизвездочный отель? При низкой загрузке он будет убыточным. Прежде чем строить ту или иную категорию отелей, надо провести маркетинговое исследование. Например, в Москве рынок уже перенасыщен пятизвездными отелями. А вот гостиниц уровня 3 звезды явно не хватает, причем не только в столице, но и в других городах, хотя и там и там они куда более востребованы, чем их пятизвездные собратья. Разумеется, срок окупаемости у трехзвездников может быть существенно выше, но сама их востребованность – уже гарантия успешного бизнеса.

В том, что российские отельеры отталкивают потенциальных клиентов высокими ценами и низким уровнем сервиса, убедились и те, кому по делам службы приходится много передвигаться по стране.

– Гостиницы российских городов я бы поделила на две категории, – рассуждает журналист, автор-исполнитель Катя Гордон. – Первая – это «неубиваемый совок». Время в них будто остановилось. Кровати и остальная мебель, шторы, постельное белье и даже запах – все словно из тех лет. Ждать в таких местах хорошего сервиса бесполезно. Даже в дорогой гостинице утром непременно услышишь голос уборщицы, громко просящей помощницу принести порошка, а по стене запросто может пробежать шустрый таракан. Персонал в таких отелях словно специально подбирали: внешний вид, манера держаться, разговаривать – все будто из прошлого, причем взяли из этого прошлого сливки всего самого странного. Вторая категория отелей – гостиницы, приближенные к европейскому уровню. Таких, на радость нам, в последнее время становится все больше.

С тем, что в России есть хорошие отели, соглашается и наш эксперт Геннадий Ламшин:

– У нас есть очень достойные гостиницы, которые могут поспорить за первенство с гостиницами США, Англии и Франции.

– Вы имеете в виду российские отели или их западных собратьев типа «Ритц», работающих у нас по франшизе?

По мнению многих бизнес-путешественников, частный сектор выглядит гораздо привлекательней гостиниц

– Гостиниц, которые принадлежат западным фирмам, в России единицы. Практически все, что известно у нас под знаменитыми западными брендами гостиничных сетей – Marriott, Hilton и т.д., – находятся в собственности у россиян, которые подписали контракты на франшизу, а многие еще и контракты на управление. Поэтому я смело именую их российскими отелями. Работая под всемирно известными брендами, они используют их опыт и маркетинговые системы, которые отличаются от российских. На Западе, например, уже давно практикуют онлайн-бронирование. Взаимодействие с клиентами у них более отлажено. Ну и плюс бренд, который работает на привлечение гостей.

Сами с усами

Если раньше иностранные гостиничные сети рассматривали для продвижения своего бизнеса лишь города-миллионники, то сейчас они все чаще обращают внимание на города с населением более 300 тысяч. Еще одним важным аспектом в таком регионе является туристская заинтересованность, а еще лучше – развитый бизнес-туризм. У сетей, конечно, есть ряд условий. Помимо заключенного контракта на франшизу их интересует и контракт на управление – таким образом они зарабатывают деньги. Например, у сети Marriott International тысячи гостиниц по всему миру и лишь 10 % отелей находятся в собственности. Остальные 90 % работают по контрактам на управление и на франшизу.

Но россияне, как говорится, тоже не лыком шиты. В Волгограде, например, сейчас активно развивается сеть весьма приличных отечественных отелей. Местные отельеры наконец-то поняли: зачем нанимать западное управление, когда они сами научились неплохо вести бизнес, набравшись опыта уже в постсоветское время. Волгоградцы приобрели один из хилтоновских брендов, но не пятизвездный, а трехзвездный. Уговорили иностранцев подписать контракт не только на франшизу, но и на управление. И сейчас высокобюджетный бренд неплохо развивается в Волгограде в средней ценовой категории.

Некоторые западные технологии отельного бизнеса – как например, спальные капсулы – начинают завоевывать российский рынок

Но то, что для Запада средняя цена, для многих россиян – заоблачные деньги. Да и соответствие заявленной стоимости и качество предоставляемых услуг в наших отелях зачастую оставляют желать лучшего.

– Сам я являюсь жителем нашей северной столицы, Санкт-Петербурга. Но по работе мне чаще всего приходится приезжать в Москву, здесь у меня телепередача, съемки в журналах, – рассказывает стилист Денис Лесницкий. – Обязательное условие пребывания в столице – отель в центре города, что удобно для работы. Кажется, за свою карьеру я останавливался почти во всех гостиницах Москвы, но так и не нашел ни одной с приемлемой ценой. Здесь каждый отель старается назваться пятизвездочным, даже если внутри он очень прост и скромен. Слышал, что сейчас в Москве стартовала программа строительства отелей с демократичными ценами. Хочется надеяться, что хотя бы несколько из них разместят в пределах Садового кольца. Приезжая в Париж или Барселону, ты можешь остановиться в трехзвездочном отеле с отличным видом из окна и в шаговой доступности от всех основных достопримечательностей. И очень обидно, что в Москве это пока невозможно.

Согласен с Денисом и писатель Сергей Литвинов:

– Гостиницы в России непомерно дороги в сравнении с любой страной, даже с Америкой, где в общем-то останавливаться тоже недешево. Поэтому когда я еду по родной стране за свой счет, стараюсь поселиться в частном секторе. В гостиницах останавливаюсь, только когда платят работодатели. Наверное, они, в массе своей, платят слишком много и за слишком многих командированных, отчасти поэтому цены в российских гостиницах не падают. Вот, к примеру, отель «Гельвеция» в центре Петербурга, на улице Марата. Номера поистине роскошные, богатое убранство в стиле классицизма, прекрасные завтраки, очень милый персонал. Все просто идеально! Кроме цены. Особенно в сезон белых ночей. За такую же цену (порядка 20 тысяч за стандартный номер в сутки. – Авт.) можно – легко! – остановиться в люксе в центре Парижа, Рима или Нью-Йорка. А теперь перенесемся в Екатеринбург. И там – то же самое: замечательный интерьер, прелестный завтрак, милые люди. Одна беда – цена.

Барселонский креатив

– Несколько лет назад к проведению очередного саммита ШОС в Екатеринбурге было построено несколько дорогих гостиниц, – продолжил свой рассказ президент Российской гостиничной ассоциации. – В результате номерной фонд вырос буквально вдвое. А что потом? Саммит завершился – и номерной фонд стал пустовать. Вне крупных политических событий резко снизилась заполняемость и новых, и старых отелей. Пострадал от этого бизнесмен, который вложился в строительство данных объектов. Город задал ему такие объемы не подумав.

Без экономической составляющей в бизнесе никуда, но в серьезном деле, представьте себе, не обойтись и без элементарной фантазии. Показательный пример творческого подхода к гостиничному бизнесу – Барселона. Там к проведению Олимпийских игр было построено огромное количество отелей. Больше, нежели в Екатеринбурге. И также сразу после проведения Олимпиады отели резко опустели. Надо отдать должное отцам города, которые нашли выход из сложившейся ситуации. Они составили такой событийный календарь Барселоны, который обеспечил круглогодичный приток гостей. В город на различные культурные, спортивные, политические и прочие мероприятия поехали не только туристы, но и спортсмены, политики, артисты, их поклонники и так далее. И как результат – заполняемость отелей здесь круглогодичная: с января по декабрь. К сожалению, это единичный случай, когда ситуацию с перенасыщением рынка отелями удалось успешно выправить. Думаю, повторить опыт Барселоны Екатеринбургу не удастся, поскольку это промышленный город, туризм в котором пока не развит, достойных объектов показа недостаточно.

Вот вам еще один пример – Ярославль. Совсем недавно город отпраздновал свое 1000-летие, к которому заранее готовились. К предостережениям экспертов гостиничного бизнеса о нецелесообразности излишнего расширения номерного фонда в Ярославле прислушались и не стали строить много гостиниц. Высвободившиеся средства город пустил на другие юбилейные нужды, отчего, несомненно, только выиграл. Но тем не менее сейчас заполняемость даже этих немногочисленных отелей снизилась по сравнению с юбилейным годом. И дело не только в кризисе. Не умеем мы пока заманивать туристов в российскую провинцию. России явно не хватает пиара. А иностранцы, опасаясь ненавязчивого русского сервиса, предпочитают ходить проторенными тропами – Москва, Санкт-Петербург. Сейчас еще стали рекламировать олимпийский Сочи. Но, оказывается, и там ситуация не блестящая.

Хотя…

– Сочи сейчас вовсю строится, – продолжает рассказ Геннадий Ламшин, – отели, спортивные объекты. А что будет, когда все пройдет? Будут ли заселены гостиницы?

– Может, по завершении Олимпиады стоит передать гостиничный фонд городу под жилье, как это было после проведения Олимпиады-80 в Москве?

– К сожалению, пока о таких проектах я не слышал. Хотя мы регулярно следим за ситуацией в Сочи. Вы правильно заметили, у Москвы был опыт, когда вновь отстроенную Олимпийскую деревню отдали под жилье. И сейчас есть опыт подобного маневра в Ханты-Мансийске, например. Проводились там крупные международные спортивные состязания. Чтобы расселить всех гостей, надо было построить гостиницы. А что потом? Они ж будут пустовать. Весьма уважаемый в гостиничном бизнесе человек предложил: давайте построим гостиницу, которую потом без каких-либо переделок можно переоформить в жилой фонд и продать квартиры населению. Что и было сделано. И все довольны. Было бы целесообразно и в Сочи применить такой опыт. Кстати, спортивные сооружения там строятся по особым технологиям, которые позволяют переносить эти объекты в другие регионы. Почему то же самое не сделать с гостиницами? Технологии сооружения подобных отелей высотой до пяти этажей уже существуют.

Креатив по-нашему

Об уровне обслуживания и профессионализме персонала российских гостиниц можно говорить часами. Вот что вспомнила из своего гастрольного опыта солистка группы «Мираж» Маргарита Суханкина:

– Пару лет назад случилась смешная история, которая, к счастью, быстро разрешилась. Мы приехали на выступление в один из российских городов. Весь наш коллектив уже получил ключи и разошелся по номерам. А мне ключ не дают. Пытаюсь выяснить причину. Мне объясняют, что, оказывается, я… полтора часа назад как заселилась. Изумлению моему не было предела. Достаточно долго мы пытались разобраться в ситуации, а потом выяснилось, что в мой номер, представившись мною, заселилась женщина по имени Ирина. Видимо, сотрудники гостиницы заселили ее вместо меня в мой номер, даже не заглянув в документы.

А вот какие казусы произошли с писателем Сергеем Литвиновым.

Построить отель в виде шале на берегу озера или средневекового замка – это сделать полдела. Без хорошего сервиса бизнес прогорит

– Однажды в одном из отелей Нижнего Новгорода меня разместили в номере для новобрачных. Особенно удивило то, как представляют себе работники гостиницы досуг новобрачных. Среди аксессуаров, которые я обнаружил в номере, были плетки, свечи в виде фаллоса и кассеты с порнухой. А в Ростове-на-Дону меня как-то заселили в отель (единственный случай в моей российской и зарубежной практике!), где на завтрак на шведском столе (в числе много другого) выставляют икру, правда, красную. Но стоит там номер столько, словно кормят исключительно паюсной, причем круглосуточно. У меня чуть бутерброд изо рта не выпал, когда я узнал, во что обошлось мое проживание в том отеле. Хоть и чужие деньги пришлось платить, а все равно жалко.

* * *

P. S. А что же государственные структуры, призванные влиять на ситуацию с туризмом и гостиничным делом? Сейчас за этот новый для него сектор взялось Министерство культуры, прежде подобным «культурным» сегментом никогда не занимавшееся. Отныне оно наделено рядом функций, позволяющим заниматься политикой в гостиничном бизнесе как материальной составляющей туризма. Минкульт уже пригласил к сотрудничеству людей, которые знают проблематику и способны привнести свежие идеи по развитию российских отелей.

фото ИТАР–ТАСС,
РИА Новости, Александры Оганян

Комментарии писателей об отелях:

Ольга Володарская – автор остросоциальных детективов

«Четыре комнаты»

Гостиница «Гельвеция», Санкт-Петербург.

Конец сентября. Воздух пропитан сыростью. Низкое небо, набрякшее тучами. Неуютно. Хочется назад, в среднюю полосу, где сейчас настоящая «золотая» осень, и от яркости листвы и солнца слепит глаза. Захожу во внутренний дворик отеля через калитку в чугунных воротах. Тихо и очень живописно. Но морось, поэтому спешу внутрь. Встречают улыбкой и фужером шампанского. Провожают в номер. Высокие потолки, красивая мебель, ваза с фруктами на тумбочке, окно, выходящее на улицу Марата. Я в восторге, хотя в номере прохладно и чуть мрачновато, но это настоящий Питер!

Калининград. Гостиница «Калининград».

1988 апрель. Я – школьница. На мне кожаная косуха и рваные на коленях штаны. Я «крута» необыкновенно. У нас дома еще снег, а тут голый асфальт. У нас еще никто не ходит в рваных джинсах, а тут – уже отходили. У нас иностранцы – редкое явление, а тут – половина постояльцев нашего отеля немцы. А еще фарцовщики, жулики, каталы и прочие колоритные персонажи, которых у нас показывают только в кино, а тут… Вот они. В фойе! Сейчас гостиница имеет иной облик. Евроремонт, сервис, приличная публика. И дух ее иной. Но в моей памяти она все та же…

Загородный отель «Ранчо». Дзержинск.

Когда-то тут был пионерский лагерь. Я отдыхала в нем. То, что сейчас стало отелем, было корпусом для самых маленьких. Я помню палату, с восемью койками, теперь это номер-люкс. Сижу у открытого окна, вдыхаю хвойный запах. Вдруг вижу на лужайке двух солидных мужчин. Закатав рукава своих дорогих пиджаков, копают землю. Мне любопытно. Спрашиваю, что ищут. «Да мы тут вожатыми когда-то работали, — отвечают. – Закопали бутылку из-под шампанского с планами на будущее, вот хотим отыскать…». Я желаю им удачи и закрываю окно. В одном из мужчин узнаю своего вожатого. А вот он меня не узнал…

Отель «Мокба». Москва.

Осень 2011. Изумительная погода для октября. По Арбату, где находится гостиница, неспешно фланируют туристы, со значками с Лениным, в шапках-ушанках, футболках с гербом СССР. По этим символам давно ушедшей эпохи скучаем не только мы, но и те, кто ее проклинал…

Ищу гостиницу. Не долго, но пару раз мимо нужного здания прошла. Спускаюсь на минус первый этаж, размещаюсь, потом уношусь по делам. Назад – вечером. Жду в гости подругу-москвичку. Встречаю ее после работы. Сидим у меня в номере, пьем «Мартини», иногда поглядывая в маленькое оконце на уровне асфальта. Как у Булгакова! После, уже поздним вечером, гуляем по Арбату. Она: «Спасибо, что вытащила меня. Лет пятнадцать не была на Арбате!».

Иосиф Гольман, писатель.

Ночлежка, гостиница, отель

Сколько ж я их перевидал? Наверное, не одну тысячу: журналистский образ жизни способствует перемене мест.

И, пожалуй, уже можно делать какие-то системные выводы.
Например, советские гостиницы – совершенно отдельная группа. С вечным запахом общепита и непроветренных номеров, с влажным постельным бельем и голосистыми горничными – им почему-то всегда было весело поорать что-нибудь друг другу в пересменок, в шесть утра.
Интересно, что мне эти гостиницы примитивными тогда не казались. По очевидной причине: поселиться в такой — было большой удачей, мест имелось гораздо меньше, чем гостей.

В постсоветское время гостиницы стали возрастать в числе и стремительно слоиться по классам. Например, появился класс придорожных мотелей. Здесь и за машиной приглядят, и выспаться можно. Начиналось с сарайчиков и даже железнодорожных вагонов. Теперь – есть целые комплексы, с большой территорией, автомастерскими, ресторанами и развлекательной зоной.

Общее свойство – непомерно задранные цены. За никакой номер с крошечным санузлом могут попросить две и даже три тысячи рублей. Для сравнения, за сто долларов в Штатах можно жить в центре Нью-Йорка или Парижа в очень приличных условиях.

Хотя в плане цены имеются исключения: например, бывшие дома отдыха и пансионаты. Отъехав чуть от шоссе, можно поселиться не хуже и раза в два дешевле. Впрочем, перспективы в России, я думаю, хорошие: по мере увеличения конкуренции цены будут сдерживаться заполняемостью.

Еще одна новость – появление очень хороших гостиниц. Я только что вернулся из Астрахани, где пару дней жил в «Гранд Отеле» на берегу Волги. Здесь речь идет уже не только о просторе и удобстве номеров, но и об архитектурных изысках, и о чудесных панорамных видах.
Кстати, там же, в Астрахани, побывал на базе отдыха «Прохладная». И снова все современные удобства. Плюс – огромная территория и, конечно, Волга. Причем, если в городской гостинице на нее можно только смотреть, то на подобной базе вам предложат удочки, катер, опытного егеря – все, на что у вас хватит денег.

Отдельная тема – сервис и режим. Даже в приличных по качеству гостиницах могут наблюдаться забавные тенденции. Например, в одной из таких гостиниц в Центральной России полночи звенели звонки от дам, желавших меня развлечь. Конкретно – 11 (!) раз. Но когда на следующий день трое моих коллег женского пола решили после конференции зайти ко мне, поговорить по работе – их не пустили. Не положено! Потом, после переговоров, конечно, пустили – за более чем скромное вознаграждение. Так что гостиницы перестраивают быстро, людей перестроить куда сложнее.

В целом гостиничный сервис постепенно улучшается. Хотя в некоторых городах лучше от гостиниц отказаться, перейдя в частный сектор. Например, в Петербурге. Стоимость номера в центре там может быть просто несусветной. К счастью, найти комнату и квартиру стало, благодаря интернету, совсем несложно.

Итог, наверное, такой.

Я обожаю путешествовать: по делу, по выдуманному делу или вообще без дела. А, значит, я обречен на дальнейшее изучение бесконечного мира гостиниц, мотелей и отелей. И дело это, в основном, вполне приятное. Причем, чем дальше – тем лучше: ведь кроме увеличения номерного фонда, в наш быт вошли космическая навигация и мобильная связь. В связи, с чем жизнь путешественника стала несравнимо проще и комфортнее.

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 23.04.2015

Pin It on Pinterest