Отдых должен быть активным!

Еще тринадцать лет назад Надым был закрыт не только для иностранцев, но даже для россиян, – рассказывает глава муниципального образования Надым Владимир Николаевич Ковальчук. – К нам невозможно было попасть без так называемого вызова и специального пропуска. Каждый приезжающий сюда проверялся соответствующими органами, а разрешение на въезд подписывал лично председатель исполкома – мой предшественник. Вот почему у нас практически нет инфраструктуры туризма, хотя наш регион очень интересен и привлекателен. Это ведь не город, а целое муниципальное образование – 110 тысяч квадратных километров. Сейчас, надеюсь, найдутся инициативные ребята, которые дерзнут раскрутить у нас туризм.

– А праздник оленевода – это первый шаг к развитию туризма?
– Не буду лукавить, так задачу мы не ставили. Я возглавляю Надым десять лет, и все это время много думаю о том, как сблизить два этноса – пришлый и коренной, как помочь взаимопроникновению культур. Вот и День оленевода задуман, прежде всего, для того, чтобы сделать праздник для коренного населения. В Надым приехали работать русские, украинцы, татары, башкиры, выходцы с юга России – с Кубани, Ставрополья… Из семидесяти двух тысяч жителей здесь только три тысячи ненцев. То есть на каждого ненца приходится 23 приезжих! Как в этой ситуации сохранить коренной этнос? Знаете, когда я приехал в Надым, оленья упряжка в городе вызывала удивление. Машины, автобусы останавливались – люди выходили и трогали оленей, оленевода, малицу.

– Многие просто не представляли себе, куда же приехали работать, где живут?
– Ну, видели тундру, слышали, что где-то пасут оленей. Десять лет назад мы озаботились этой проблемой и стали искать выход из ситуации. Несколько лет назад в Надыме провели первый Всемирный конгресс оленеводческих народов мира. К нам приезжали делегаты из Норвегии, Финляндии, Швеции, Исландии, почти со всех российских оленеводческих территорий. Приехало очень много молодежи, и мы поняли, что это может быть интересно и туристам. Кстати говоря, у нас шикарный четырехзвездочный отель, практически каждый день самолеты летают в Москву (во Внуково и Шереметьево). Порой бывает по три авиарейса в день в Москву – у нас же работают несколько авиакомпании. От Москвы до нас – три часа полета. Часто слышу, что в Надым приезжают иностранцы, бизнесмены, но если говорить именно о туризме, то о межкорпоративном или деловом. Сотрудники корпораций, как сейчас говорят часто «тусуются» у нас. Вот, звонят из Газпрома – просят показать экзотику. Пожалуйста!

– А что вы можете предложить туристам посмотреть?
– Кто-то предпочитает экстремальный отдых, а кто-то хочет по городу походить и – упаси боже! – два шага в сторону ступить. Мы можем обеспечить и то, и другое, можем даже ночевку в чуме оленевода организовать.

– А как отдыхают сами жители Надыма?
– У нас есть свои пансионаты. У газовиков – на Черном море, в Кабардинке – это между Геленджиком и Новороссийском, в Геленджике. У нас сохранены социальные льготы для населения, есть так называемая «губернаторская зарплата» – вторая ставка бюджетникам. Скажем, если учитель получает три тысячи, то ему доплачиваются еще три за счет Ямало-Ненецкого округа. У нас сохранена система социальной поддержки, которая была еще в советские времена…

– О, что вы вспомнили. В советские времена развивалась художественная самодеятельность, люди в государственных спортзалах занимались спортом…
– Так у нас все это есть! В воскресенье на концерты художественной самодеятельности невозможно попасть. Все билеты распродаются загодя. Не только молодежь, но люди среднего возраста и даже пожилые с удовольствием занимаются творчеством, поют, пляшут и танцуют. Дома культуры переполнены, на концертах – аншлаг. У нас сотни интересных творческих коллективов, в каждом населенном пункте – не один и не два. Есть казачьи хоры, коллективы, играющие и поющие классическую музыку, ансамбли, предпочитающие стиль ретро, фольклорные группы…

– Накладывает ли отпечаток то, что вы живете вдали от столиц, от «Большой Земли»?
– Все меньше и меньше. Человек чувствует себя некомфортно в информационном вакууме. Москва приблизилась к нам, когда мы расширили информационное поле. Еще двадцать лет назад у нас был один телевизионный канал и одно «проводное» радио, центральные газеты приходили с недельным опозданием. Сегодня у нас – интернет, семь или восемь каналов эфирного телевидения и около сорока кабельного, пять или шесть радиостанций в fm-диапазоне.

– Владимир Николаевич, каким, на ваш взгляд, должен быть настоящий отдых?
– Отдых должен быть активным и… трудовым. Я с семьей каждое лето езжу отдыхать в любимый Судак в Крыму. Причем, едем туда «своим ходом» – на машине. Выезжаем из Уфы (у моей жены там мать живет) или из Москвы. Мой личный рекорд – тысяча километров за одиннадцать часов без остановки. Каждое лето я за рулем на колеса машины по семь – восемь тысяч километров накручиваю. Жена садится рядом и кофе мне на ходу варит, бутерброды дает. Кто-то может посчитать такой отдых даже экстремальным, а мне нравится, я очень люблю отдыхать за рулем. Охота? Тоже неплохо. Здесь главный интерес – спортивный, а не в том, чтобы зверя добыть. Садимся на снегоходы – и в тундру, в тайгу. Чтобы размяться таким образом, хватает 2530 километров. Но у нас есть два мертвых сезона. Первый – декабрь, январь и февраль, когда морозы достигают 56 градусов, плюс – темно, солнце робко появляется на горизонте часов в десять, и в час дня уж нет его. Второй мертвый сезон наступает в середине июня и продолжается до двадцатых чисел августа. В это время гнус, мошка и комар просто невыносимы. Даже на рыбалке покоя от них нет.

– А как вы восстанавливаетесь после работы?
– Рецепт один – активное общение с природой. Я трудоголик. Уже в восемь утра мне на стол первые доклады поступают, и только в девять часов вечера могу освободиться. Знаете, мне ненцы, которые приезжают из тундры на Праздник оленевода, жалуются, что очень сильно устают. Мы выбираем место, ставим чумы и приглашаем туда оленеводов жить во время праздника. Специально показываем людям, как живет коренной народ. Некоторые приезжие даже думали, что это потемкинская деревня. Ничего подобного! Вы можете заглянуть в чум и увидеть, как мать кормит дитя. Недалеко от города стоят стада, там происходит ритуальный забой оленя – в честь их богов. Все это очень интересно! Столько народу приходит на все это посмотреть, что ненцы мне жалуются: «Мы так устали, спасу нет». И просят какой-нибудь помощи. Мы всегда помогаем. Они помогли нам, согласились показать всем, как живут, а долг платежом красен.

Беседовала Галина Калинина

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X