Ольга Прокофьева: "Я ветеран антрепризного движения"

После шумного шествия по стране ситкома «Моя прекрасная няня» в России, пожалуй, не осталось человека, который бы не знал, кто такая Жанна Аркадьевна. О Жанне Аркадьевне спорят, ее любят и ненавидят, ею восхищаются. И в этом несомненная заслуга Ольги Евгеньевны, впрочем, больше известной как Ольга Прокофьева – актриса театра В.В. Маяковского, заслуженная артистка России. Наш разговор не о Жанне Аркадьевне.
-Ольга, актер – профессия публичная. Все, что вы делаете в театре, в кино, – это для зрителей, для людей.
А вы людей вообще любите?
– Вот так сразу – и такой вопрос!.. Знаете, если быть честной, я человек компромисса. У меня есть изначально внутренний компромисс к «не моим» людям. Разумеется, у каждого человека свои вкусы, свои взгляды, свои нравственные устои. И если я вижу, что мы с человеком не совпадаем, я не буду его осуждать, не буду стремиться что-то доказывать. Потому что в любом доказательстве есть момент самоутверждения, а я себя в этом плане внутренне очень комфортно чувствую.
– А что конкретно вы не любите в людях?
– Категоричность и снобизм.
– Снобизм в чем?
– В первую очередь в мышлении.
В стремлении дать понять, что вот, мол, это я, а это все остальные. Снобизм же, если он есть, во всем проявляется. В том, как ты едешь за рулем, как ты себя ведешь, как разговариваешь с коллегами, как и что ты сказал буфетчице. И иногда непонятно, почему?
И если некто демонстрирует по отношению к другому человеку какое-то превосходство, то я внутри себя просто ставлю на нем маленький крестик. Хотя, с другой стороны, как ты относишься к окружающим, так и они будут относиться к тебе. Если ты сам ведешь себя адекватно по отношению к коллегам, к другим людям, то ты с этой ситуацией и не столкнешься. Вот, например, моя подруга, Женечка Симонова.
Никогда и никому даже в голову не придет хоть как-то ее обидеть. Потому что она сама в жизни такой человек, который никогда не даст повода.
– А как вы относитесь к фразе «Добро
должно быть с кулаками»?
– Нормально. Хотя звучит как-то негармонично, в этой фразе два несовместимых слова: «добро» и «кулаки». Нормально, когда папы говорят: «Тебя ударили, обидели? Тогда иди и дай сдачи!».
Ведь учить «дать сдачи» – это не значит учить озлобленности, это учить отстаивать свое достоинство. Добро не должно быть агрессивным. Сейчас на телевидении засилье американских мультиков.
Вот там добро очень агрессивное. Если это Бэтмен, он обязательно кого-нибудь убивает или топит. То есть, делая добро, он обязательно кого-нибудь при этом уничтожает! И таких примеров агрессивного добра много. Да, еще один нюанс, у добра должны быть не «кулачищи», а именно «кулаки». Мне раньше казалось, что скромность украшает. А теперь я с девочками, своими поклонницами, общаюсь и говорю: скромность – это, конечно, хорошо, это прекрасно, но должна быть и смелость. Смелость – города берет! Вы можете быть скромнымино надо быть и смелой, надо в этой жизни обязательно брать свои города!
– А вы сама – смелый человек?
– В чем-то, наверное, смелый, а в чем-то… (задумалась).

Это надо каждый случай анализировать. Вот начинаешь думать, почему ты поступил именно так в этой ситуации, а это необъяснимо, это – «что-то внутри». Я все никак не могу забыть один случай. Помните, в Москве было обрушение аквапарка, некоторые люди погибли, кого-то завалило. И вот там была девочка лет одиннадцати, ее завалило, и она не могла выбраться. Но эта девочка как-то держала ребенка лет трех-четырех, пытаясь его спасти. Она сама была едва жива, ее мать плакала и кричала:
«Брось его немедленно!
Иначе ты не вылезешь!
Ты умрешь!». Это был чужой ребенок, и девочка не могла с ним выбраться из-под завала, но она его не бросила. Вот что это было, смелость или «что-то внутри», когда маленькая девочка, рискуя своей жизнью, спасла чужого ребенка?
– А есть что-то такое, чего вы не смогли бы простить человеку?
– Я никогда не прощу человека, который отнимает жизнь у другого. Совершает убийство не на войне, не защищая свой дом, свою семью, а из-за бизнеса, например, или денег. Что касается моих взаимоотношений с окружающими меня людьми, то я всегда ищу компромисс и буду сглаживать конфликт и вытягивать ситуацию до последнего. Вот, например, у меня очень непростые отношения с бывшим мужем, но мы все равно как-то находим общий язык.
– А вам приходилось сталкиваться
с предательством?

– Понимаете, меня как-то Бог миловал от таких ситуаций. У меня, например, нет общего бизнеса с друзьями, где меня могли бы как-то предать. Надеюсь, что и в будущем я с такими вещами не столкнусь.
– Что вы больше всего цените в человеке?
– Например, произошла какая-то не очень приятная ситуация, и человек понимает, что это всего-навсего просто случай. И не «добивает» другого в этой ситуации, а, наоборот, сглаживает острые углы и даже старается как-то поддержать человека, если тот сделал какой-то неверный, неправильный ход. Вот такие люди меня просто восхищают!
– Не так давно по телевидению шел фильм с сакраментальным названием «Все мужики сво…». Как вы относитесь к этому утверждению? Не коробит ли оно вас?
– Утверждение, на мой взгляд, сомнительное. Мужчины тоже люди.
Я к ним нормально отношусь. Может, потому что у меня сын мужчина, а это самое крепкое связующее звено с противоположным полом. А «коробит» это или «не коробит»? У меня не очень богатый опыт общения с мужчинами, я в этом вопросе консерватор. Как Дастин Хоффман.
Он в своем интервью на вопрос о женщинах ответил: «Я в этом плане не очень интересен журналистам». Я тоже не очень интересна журналистам в этом плане. У меня не так много было браков, не так много романов, чтобы я могла выстроить всех мужчин в ряд и делать выводы.
– Тогда давайте поговорим о «связующем звене», вашем сыне. У вас достаточно опыта, чтобы ответить на вопрос: как воспитывать ребенка?
– Во-первых, ребенка надо очень любить, чтобы он всегда чувствовал ваше тепло, во-вторых, конечно, необходимо помогать в образовании. Поколение наших детей очень дезориентировано.
Кругом масса информации, все заняты, кругом компьютеры. Вот они туда уходят, и им ничего не надо. Этого нельзя упускать, иначе им будет очень и очень трудно в жизни. Сейчас я столкнулась с этим вплотную, мой сын поступил в этом году в Высшую школу экономики на факультет бизнес-информатики. И теперь это совсем другая планета. Когда он общается по электронной связи и я слышу, например, «куб в квадрате» и тому подобное, я понимаю, что живу в каком-то ином измерении. Но, несмотря ни на что, мы все равно обсуждаем наши проблемы – домашние, студенческие, театральные. Вот, на днях в цирк собрались (смеется).
– Как я поняла, у вас довольно близкие отношения с сыном?
– До 15 лет были поближе. Сейчас ему семнадцать. Это уже личность, у которой своя точка зрения на все и своя территория. И абсолютно все, даже если я говорю правильные и разумные вещи, подвергается сомнению. Но я держу оборону.
– Какие качества вы хотели бы видеть в своем сыне?
– Очень хочу, чтобы он был умный, чтобы у него было хорошее чувство юмора. Потому что сейчас без юмора никуда.
Много проблем можно решить благодаря этому уникальному чувству, много острых ситуаций можно сгладить и перевести их в более легкое русло. И чтобы обязательно добрый был и порядочный.
– Ольга, если остановиться, оглянуться… Какой период, какие годы были самыми счастливыми для вас?
– Ну, я пока итоги не подвожу. Рано еще, хотя … Как говорила Наталья Гундарева, «кажется, что все еще впереди, а потом смотришь – а все уже позади». Я так пока не думаю, думаю, что все хорошее еще впереди. Конечно, я вспоминаю детство, когда мы играли во дворах, могли зайти в дом к каждой соседке.
И это было счастье, что ты можешь пойти куда угодно и к кому угодно. Тогда не трындели с утра до вечера по телевизору о криминале и всяких ужасах.

Тогда все было радостней и как-то проще. Мазали черный хлеб подсолнечным маслом, посыпали этот бутерброд солью – и во всем мире не было ничего прекраснее и вкуснее!
– А студенческие годы? Были ли они счастливыми?
– Да, конечно. Особенно когда поступаешь в тот вуз, в который стремишься, о котором мечтаешь. Тем более на курс к Андрею Александровичу Гончарову!
Это было счастье, что он меня заметил и взял к себе. Правда, если честно, это не было такой уж неожиданностью.
Где-то к концу четвертого курса ты уже понимаешь, какую ты нишу занимаешь.
И потом, мою работу в дипломном спектакле очень хвалили. А поскольку Гончаров сам был руководителем курса, то, конечно, возрастал шанс попасть в Театр Маяковского. Еще я любила «Ленком», мне хотелось попасть туда. Но Марк Анатольевич не подал в тот год ни одной заявки. Потом, правда, мы случайно встретились на улице, и Марк Анатольевич пригласил меня в театр, но мои документы были уже в Маяковке.
– Над каким литературным произведением или фильмом вы хохотали до слез?
– Интересный вопрос. Правда, у меня теперь другие задачи. Для меня главное, чтобы зритель, приходя к нам, смеялся до слез. Вот в январе у нас с Валерой Гаркалиным будет литературный вечер в Концертном зале Чайковского, так мы там будем читать Тэффи и Аверченко. Я их сейчас перечитываю, и, конечно, восторг полнейший!
– А над каким литературным произведением или фильмом вы плакали?
– Я сейчас перечитываю Бориса Васильева и испытываю такие эмоции, которых давно не испытывала. Читаю – и ком в горле, и слеза накатывается.
– Ольга, где вы любите отдыхать в России?
– Я хотела бы везде отдыхать в России, где была. Я очень много путешествовала по России. Я же ветеран антрепризного движения! С Людмилой Марковной Гурченко мы столько поездили!
Театр Маяковского раньше часто выезжал на большие гастроли, перед нами прошла почти вся Россия. Не только Россия, но и другие государства (все никак не могу привыкнуть) – Украина, страны Средней Азии. И много мест, куда хочется вернуться. Я обожаю Дальний Восток, особенно Русский остров.
Там такая грандиозная природа! Просторы необыкновенные! И когда я бываю в тех краях, то стараюсь хотя бы на день приехать на Русский остров. Очень люблю Магнитогорск. Набираюсь там впечатлений, которых хватает на целый год! Если появляется возможность, стараюсь ездить в Абзаково кататься на лыжах. Очень люблю этот вид отдыха!
С особенным чувством всегда возвращаюсь в Иваново, к моим старым друзьям Ладе и Артуру. Это необыкновенные ощущения, когда приезжаешь и видишь, как на твоих глазах постепенно восстанавливаются древние храмы. И еще люблю пить там свежее коровье молоко.
Оно необыкновенно вкусное! Да, еще вместе с друзьями на машинах ездили отдыхать на приток Волги – Ахтубу.
У нас даже лодка своя есть. Жили в палатках, рыбачили, готовили на костре…
Впечатления, конечно, незабываемые!
– Ольга, а ваши ближайшие планы не связаны с путешествиями?
– Обязательно поеду на две недели на Русский остров и в Магнитогорск – кататься на горных лыжах.
– Впереди Новый год. Н е секрет, что 31 декабря в театр приходит особенный зритель. Любите ли вы этот день?
– Если я 31-го играю, то ни секундочки об этом не жалею. И я знаю, что зрители уже в ноябре закупают билеты на этот день и говорят: «Все равно, какой будет спектакль!». И мы 31 декабря стараемся поставить что-нибудь праздничное и интересное. Мы немного шалим, можем выйти на сцену в каких-то ушах, с огоньками, с мишурой. Потом эту мишуру побросать в зал, и эти маленькие фривольности еще больше поднимают настроение.
А в этом как раз и заключается смысл нашей профессии.
– А как вы будете отмечать Новый год?
– Как мы ни планируем, какие места и рестораны ни перебираем, все заканчивается одинаково: собираемся всей семьей, с близкими друзьями и родственниками. Так что по-семейному и очень весело!
– Что бы вы пожелали читателям журнала «Отдых в Р оссии» в преддверии новогодних праздников?
– Конечно, сейчас многим живется непросто. Поэтому надо взяться вместе за руки, всей семьей. Держитесь за своих близких и любимых. И они доставят вам радость в следующем году! Поэтому я желаю всем любви! Мы обязательно выберемся из этой ситуации. И я очень надеюсь, что все будет хорошо!

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X