На краю Ойкумены

Почти девять часов самолетом из Москвы до Владивостока, потом еще пять часов морем на юг до самой южной точки залива Петра Великого – и я, наконец, в Дальневосточном морском заповеднике. Немногие счастливцы, кому удалось здесь побывать, с восторгом рассказывают о своих впечатлениях, показывая на карте отметку почти у самой Кореи. Вот уж действительно край света.

«Зона ноль»

До недавнего времени попасть в Дальневосточный заповедник было практически невозможно, особенно это касалось его восточной части. Территорию полной заповедности окрестили в народе «Зоной ноль». Даже научные исследования проводились только после длительных согласований и выдачи специальных разрешений.
В советское время берег восточного участка нашпиговали воинскими частями. В четырех километрах западнее бухты Спасения, через сопку, на противоположной стороне полуострова Гаммова находится бухта Витязь. Мало кто знает, что именно там функционировал один из самых засекреченных объектов – военно-научный центр по изучению морских млекопитающих и использованию их в боевых действиях на море. Дельфинов, сивучей и морских котиков «натаскивали» для борьбы с подводными пловцами и диверсантами, проводились тренировки по уничтожению вражеских подводных лодок и кораблей, обнаружению частей ракет, упавших в море. Но в начале 90-х финансирование таких программ было прекращено, исследования свернуты, животные отпущены. От научного центра в бухте Витязь остались лишь белый купол-шар над пустыми вольерами и полуразрушенные корпуса судов-китобоев на берегу.
От береговых укреплений остались заброшенные бетонные доты, казематы и воспоминания немногих бывших военных. Кто-то из них занялся туристическим бизнесом, подрабатывая гидом. Военных на некогда грозной военной базе осталось всего несколько десятков человек. Но именно такая изоляция помогла сохранить нетронутым уголок живой природы.
Первое, на что обращаешь внимание, находясь в заповеднике, – какая-то запредельная тишина: ни городского шума, ни голоса.
– Граница заповедника – у тех скал мыса Льва, – показывает директор заповедника на скалы по правому борту. – Там лежбище тюленей, здесь их называют «ларгами». Еще меньше часа – и будем на месте.
В бухту Спасения мы заходим в полный штиль. Катер мягко, почти бесшумно вплотную подошел к берегу и уткнулся носом в песчаное дно. На кордоне есть двухэтажный деревянный дом, неподалеку небольшая баня. Здесь будем жить ближайшие несколько дней.
По радио передают штормовое предупреждение.

Битва за трепанг

Все заповедники мира различны, но всех объединяет одно – борьба с браконьерами. На Дальнем Востоке предмет вожделения браконьеров – трепанг. С виду непривлекательное червеобразное морское животное длиной с локоть и шириной с ладонь. Еще его называют «морской огурец» или «морской женьшень», это и определяет спрос. Задолго до нас корейцы и китайцы добывали трепанг в этих водах. Теперь «морской женьшень» стал предметом браконьерских войн. Ведь китайцы дают за него большие деньги. Сушат его и перевозят нелегально через границу. Трепанга собирают на глубине до 30 метров, за одно погружение аквалангист может достать несколько десятков килограммов. Десять кило живого – это всего килограмм сушеного, но стоит он 100 долларов.
– Вышли зимой в море, – рассказывает начальник охраны заповедника Вадим Перерва. – Засекли браконьерскую лодку, ну и полный ход к ней. А они не убегают, а развернулись и в нашу сторону летят. Остаются считанные метры, и в последний момент они отворачивают. Оказалось, перепутали нас с конкурентами. Хотели «чисто конкретно» разобраться. По понятиям. А когда поняли, что нарвались на охрану, было поздно.

Последний русский остров

Всю ночь дул шквальный ветер, нагоняя волну, утих только под утро. На следующий день начальник охраны обещает отвезти меня на остров Фуругельма. Через несколько минут наш катер растворяется в ночном море. До Фуругельма идет в сумерках, только впереди что-то светлеет.
– Это Корея светится, – показывает рукой Вадим. – А рядом – свечение поменьше – наш Хасан на самой границе.
Показалась черная полоска земли Фуругельма. Все, приехали, вот он край России. Всего пара километров длиной.
Из темноты на берегу появляется фигура высокого мужчины с бородой. Похож на Робинзона Крузо. Зовут его Саша Ратников – он известный приморский подводный фотограф, биолог и просто хороший человек.
– Не ожидал, что вы появитесь здесь ночью, – сказал он, помогая разгрузить наши вещи. – Прямо к столу.
Рисовая каша с тушенкой показалась необычайно вкусной. На столе маленький японский радиоприемник. Странное чувство находиться на краю земли, посреди черного океана и слушать шипящие голоса из приемника. До пяти утра болтаем с робинзоном Ратниковым о его бесчисленных погружениях, о новых морских животных, открытых им же.

Фуругельма – традиционное обиталище морских птиц. Особенно их много в мае–июне. Тогда склоны противоположной стороны плотно усижены птицами. Гвалт неимоверный. Если попробовать подойти к ним вплотную, тогда вся колония поднимается в воздух и начинает «бомбить» визитера. Через минут десять вся одежда становится белая от птичьего помета. Приятного мало, но зато это самое удачное время для фотографа. Можно снять уникальные сцены из жизни птиц. Но сейчас уже не сезон. Птиц мало.
Однажды ученые мужи решили провести на острове научный эксперимент – устроить здесь звероводческую ферму. «А что? – говорили они. – Птиц много, проблема с кормежкой будет решена». Сказано – сделано. Первое время все нормально было, а потом просто пушной зверь передушил почти всех птиц. От идеи отказались, а птичьи колонии восстанавливались очень долго.
Днем обходим остров на лодке, вся прогулка займет не более полутора часов. Саша с легкостью виртуоза крутится посреди небольших скалистых бухт на фанерной «кефальке» с 15-сильным мотором. Откуда-то из-под лодки появляется стайка нырков. Мы для них – полная неожиданность. Отчаянно работая ногами и крыльями, они несутся от нас в противоположную сторону. Забавная сцена. Параллельно снимаем причудливые каменные колонны, торчащие из воды.
Подходим к «Камням Михельсона». Издалека видно десяток тюленей, лениво лежащих на солнце. Они замечают нашу лодку, но под воду уходить не спешат – любопытство берет верх. Им интересно, и они позируют перед камерой, как дети. Подходим почти вплотную к молодому тюленю. Он совсем не пугается. Тюлень не шелохнулся, продемонстрировав нам абсолютное равнодушие.
Возвращаемся на кордон. Из-за мыса появляется патрульный катер начальника охраны. Грузим вещи в лодку. Обмениваемся адресами. Еще через полчаса последний русский остров превращается в узкую темную полоску между небом и морем.

Андрей Гудков

Из Энциклопедии

Дальневосточный Государственный морской заповедник создан 24 марта 1978 г. Это единственный морской из 93 заповедников, существующих сегодня в России. Причудливый рельеф подводных скал, естественные гроты, песчаные банки, провалы до сорока метров глубиной и кристальная вода. Общая площадь заповедника чуть больше 64 тыс. га – это около 10% всей площади залива Петра Великого. Заповедник состоит из четырех участков – северный, южный, восточный и западный.
В заповеднике 11 островов и островков. Самый крупный из них – Большой Пелис – 380 га. Общая площадь островов 1100 га. Здесь обитают колонии морских птиц и почти 900 видов растений. Только в заповеднике сохранились лежбища и «родильные дома» тюленей, которые ранее почти полностью исчезли в Южном Приморье. На островах зарегистрировано около 360 видов птиц, 80 из которых гнездятся. В заповеднике встречаются японский и даурский журавли, черный гриф, орлан-белохвост, беркут и сокол-сапсан. Особенно красивы и многочисленны колонии морских птиц на острове Фуругельма. Там находятся самые крупные из ныне известных в мире колоний японского баклана и чернохвостой чайки. Только морских колониальных птиц здесь собирается до 100 тысяч экземпляров.
Уникальность заповедника еще и в том, что в его водах встречаются два течения – холодное Приморское, приносящее с собой представителей морской фауны холодных морей, и теплое Цусимское, которое приносит тропических морских животных. Здесь в разные годы вылавливали тропическую меч-рыбу, тунца, двухцветную камбалу и тигровую акулу. Встречаются морские змеи, иногда заходят черные касатки и дельфины-белобочки. Весной и осенью попадаются осьминоги. На песчаном грунте много морских ежей и ярких морских звезд.

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №98 март-апрель PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X