Монгун-Тайга

15.11.2012 | Путешествие

На юго-западе Сибири, в Туве, между Монголией и Алтаем, расправил плечи-хребты горный массив Монгун-Тайга, сверкающий льдами Серебряной горы. Суровый край продуваемых высоких лугов, каменных развалов и ледяных рек. Человек здесь прижился лишь сильный и выносливый, тюркских корней тувинец, кочующий со своими стадами овец и яков. К гостю приветлив, да гости редки – нелегок путь до дальних горных пастбищ. А кто бывал, тот полюбил простую красоту дикой природы и соединившегося с ней человека.

Монгун-Тайгинский кожуун, один из красивейших и высокогорных районов Тувы, расположен на юго-западе республики. Назван по имени видимой здесь отовсюду высочайшей горы Тувы – Монгун-Тайги, достигающей 3970 м. Название говорит за себя – Серебряная гора, так сверкают на солнце покрывающие ее ледники.

Тувинцы гостеприимны, но повод проявить радушие им выпадает редко. Ведь мало кто может преодолеть долгий и трудный путь до их стойбищ

В прошлом часть монгольского Алтая, в середине XX в. район был передан в состав Тувинской Народной Республики, а затем вместе с Тувой вошел в состав СССР.

Слово «тайга» пришло к нам из тюркского языка и означает как раз не привычный нам темно-хвойный лес, а наоборот, у тюрков это горы, часто безлесые или редколесные. Но русские казаки, осваивавшие сибирские просторы, применили слово к лесистым долинам рек и ручьев у подножий горных массивов. Так и сложилось в русском языке, что тайга – это прежде всего лес, состоящий в основном из елей, сосен и лиственниц. Здесь, среди высокогорных степей, лугов и каменных развалов Монгун-Тайги, редкий лес растет лишь в долинах бурных и холодных рек.

Заселен трудный для жизни район не тесно: около 6 тысяч человек сосредоточились в двух поселках, Мугур-Аксы и Кызыл-Хая, и по кочевым стоянкам на высокогорных пастбищах. Люди в основном заняты овцеводством и разведением сарлыков – яков. Сарлыки – гордость монгун-тайгинцев – дают молоко, масло, творог, мясо и шерсть.

Увидеть жизнь чабанов и их семей, у которых самые крупные стада сарлыков, и было основной задачей поездки в столь далекий от больших городов край.

Добираться пришлось долго и сложно. Самолетом до Абакана, потом машиной в Кызыл, дальше на «уазике» еще 7–8 часов грунтовки в сторону Мугур-Аксы. Но не поселок был целью, едем дальше в горы, пока еще может проехать видавший сложности трудяга российских бездорожий, а там уже и лошадями часиков 5 до высокогорных пастбищ. Местами было страшно идти над обрывами, чувствуя, как проскальзывают по сыпучим склонам копыта нагруженного мной и моими вещами коня. От непривычки к верховой езде жутко болели колени. Нелегко давались вброд бурные горные речки. После непрерывной дороги в течение суток от Москвы до высокогорной стоянки свалиться от усталости не дали лишь улыбки и радушие встретивших хозяев-чабанов.

Овцы – основа благополучия местных жителей, поэтому за здоровьем своих подопечных они следят очень тщательно

В Туве есть семьи чабанов, у которых в хозяйстве больше 1000 голов разного скота, их здесь называют «тысячники». Хозяйка первой точки, Арина, – «тысячница», у нее 1300 голов овец и коз и 64 сарлыка, из которых больше 20 дойных коров. Как она одна умудряется со всем этим управляться, я и сейчас не понял, но как-то может. Муж погиб несколько лет назад, осталась Арина одна со стареньким, уже слабым отцом. Вокруг зимней стоянки, маленькой бревенчатой избушки, широкие просторы склонов-пастбищ, рядом загоны для скота. Вставая до света, как и положено фотографу, я встречал Арину за работой – дойкой сарлыков. Собираясь спать далеко после захода солнышка, видел еще работающую Арину. Спрашивал, устает ли она, – она не знает, что такое усталость, это просто ее жизнь. Мягкая улыбка не сходит с лица. Показывает ягнят – радуется, угощает пельменями – сияет. Угощает чаем с молоком – пьешь, а пиала снова полная. Дома чисто и уютно, всегда есть арака для гостей.

Про араку слово особенное. В каждой юрте делают молочную водку – араку. Молоку яка дают хорошо прокиснуть, ставят на печь-буржуйку, накрывают специальной бочкой-трубой (шурун), сверху ставят крышкой таз с холодной водой, чтобы пары в шуруне конденсировались и капали на плоский каплесборник с выводящим наружу каналом. Снаружи емкость, наполняющаяся свежей аракой. Напиток получается некрепкий, процентов 15–20 алкоголя, пьют его целой пиалой, снова наполняют и передают пиалу по кругу.

Солярий по-тувински: загар абсолютно бесплатен

За два дня в гостях у Арины набрал пару килограмм излишка в теле. Свежая баранина, сарлычья сметана, домашний хлеб – все необыкновенно вкусно. И снова в дорогу. Лошади, броды, «уазик», склоны-сыпуны, сползающий «уазик» и холодок страха. Тяжелый, местами опасный и даже рискованный маршрут. Но других дорог нет. Как-то раз выручил спутниковый телефон, по нему вызвали подмогу, замерзая ночью на перевале со сломанной машиной. На пути встречаем поселок-интернат для детей чабанов, его построили вместе несколько семей, объединившихся в сельхозпотребкооператив. Дальше еще семья «тысячников», на этот раз большая, и снова теплый прием и вкусное угощение. И опять дорога. Ночуем то в палатке – к утру от мороза стынут в спальнике ноги, то в старенькой избушке, из которой за час в многочисленные щели выдувается все натопленное тепло.

Добираемся до следующей цели – озера Хиндиктиг-Холь. На высоте почти 2400 м, возле границы с Горным Алтаем, лежит потрясающее своей синевой крупное озеро, название которого переводится с тувинского как «озеро-пуп» – благодаря двум островам. В озере ловится не крупный, но вкусный хариус. Здесь всегда сильны ветры, и поймать миг тишины, снять появившееся прекрасное отражение высокой горы оказалось редкой удачей. Мне повезло – тишина улыбалась всего пять минут, но в нужный предзакатный час. И больше, за целые сутки на берегу, безветрия не было совсем.

Озеро Хиндиктиг-Холь расположено на высоте почти 2400 м, возле границы с Горным Алтаем. С тувинского языка его название переводится как «озеро-пуп». Здесь ловится не крупный, но вкусный хариус

Пока писал, поймал себя на мысли, что мало, очень мало времени выделил на эту поездку. Думаю, что и как еще хочу фотографировать, что не успел или что не удалось с первого раза. Хороший повод съездить снова, увидеть знакомые приятные лица, подарить им удавшиеся фотографии и поработать еще – новые лица, новые пейзажи. Тува удивительно разнообразна и богата интересными сюжетами для фотографирующих путешественников.

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 15.11.2012

Pin It on Pinterest