Мария Аронова: «Рыбалка на Волге разряжает мою внутреннюю бомбу»

Минувший год для актрисы Театра им. Вахтангова Марии Ароновой – во многом юбилейный и судьбоносный. Весной отметила сорокалетие, и не по-женски подчеркнуто не скрывает своих лет. Получила звание народной артистки России, и это как раз тот случай, когда народ солидарен на все сто! Ведущая актриса Театра им. Вахтангова, лауреат множества престижных театральных и кинопремий… На сцене – Екатерина Вторая, в кино – Галина Брежнева. Ее не запомнить нельзя, не попасть под ее обаяние – невозможно. Собеседница она просто невероятная – открытая настежь, острая на язык, ироничная, словоохотливая. Чем наш журнал не преминул воспользоваться…

-Мария, для вас звание «народная артистка России» звучит гордо?

– Наверное, какие-то артисты говорят правду, что им «все равно». Но мне – не все равно! Мне безумно приятно. Звание дает ощущение себя в жизни.

Открою вам небольшой секрет. В 35 лет я сказала себе: «У меня есть пять лет на то, чтобы обеспечить нормальным жильем своих детей и себя, очень хочется сыграть хорошую роль в кино, которую бы отметили. И как было бы здорово, если бы годам к сорока я стала народной». И вот, как в сказке, все три мои желания сбылись. В кино, благодаря Жене Миронову, ко мне пришла роль Галины Брежневой в «Охотниках за бриллиантами», за которую меня все очень хвалили. И теперь я – народная артистка. Так что большое спасибо всем, кто мне в этом помог, – я счастлива!

– В детстве вам прочили блестящее будущее в гимнастике… Правда, что вы и сейчас легко садитесь на шпагат?

– В спектакле «Мадемуазель Нитуш» я это на сцене делаю. И при вас сейчас могу сесть. Не разогреваясь даже. Да, я в детстве была суперпластичная, этакая… девочка-каучук. Это особое, довольно редкое строение мышц – матушка-природа так постаралась. Например, меня можно было взять и в чемоданчик положить… И если бы я в пятом классе не сломала ногу (у меня был сложнейший спортивный перелом), я бы не ушла из гимнастики. Мне нравилось, у меня все довольно легко получалось. Пролежав четыре месяца в гипсе и бросив спорт, я поправилась очень сильно.

– А о чем вы мечтали в детстве?

– Быть мальчиком. И, пожалуй, подобная мечта по нынешним временам осуществима. Боюсь, не поймут только… (Хохочет.)

Ну конечно, я мечтала стать актрисой! Сколько себя помню, меня «Манька-артистка» звали во дворе. Лет с трех-четырех я натягивала занавески, простыни-декорации, организовывала детей, созывала всех соседей, и мы все время показывали во дворе какие-то спектакли. Мне всегда это безумно нравилось. Причем, как я теперь понимаю, – неслучайно. Дело в том, что в нашем роду много несостоявшихся талантов – актеров и художников. Например, моя двоюродная бабушка по отцовской линии получила прекрасное актерское образование, была, как все говорили, очень талантлива, но была вынуждена бросить сцену и посвятила свою жизнь сыну. Другая бабушка – мамина мама – была готовой актрисой. Но мой дед ее не пустил в театральный: он считал, что все девки там занимаются не тем, чем надо. Папа и тетка моя по отцовской линии – оба грандиозно рисуют, хотя не художники… Поэтому, я думаю, именно это родовое накопление и вылилось в то, что мой брат Саша стал художником-реставратором, иконописцем, а я – актрисой.

О принципах и сердечных драмах

– Это правда, что вы верны собственному принципу: не заводить романов с актерами и с женатыми мужчинами?

– Все, что касается принципов, – это потрясающая вещь! Как только ты решаешь что-то «раз и навсегда», то сразу появляется соблазн. И действительно, в моей жизни (а я непоколебимая максималистка была в юности) был такой молодой, горячий принцип. Мозгами-то я всегда понимала, что на чужом горе счастья своего не построишь! Но любовь ведь она такая – лишает последнего разума.

– Вы такая влюбчивая?

– Ох! (Тяжело вздыхает.) К большому сожалению. Когда я влюбляюсь, теряю голову полностью, мира вокруг не существует… И так случилось, что у меня начался бурный роман с женатым человеком. Он из-за меня ушел из семьи, начал жить со мной. Его жена чуть не покончила жизнь самоубийством. А потом он вернулся в семью…

Возмездие наступило немедленно. Сначала у меня украли сумку с огромной суммой денег. Затем меня обокрали подчистую – буквально «вынесли» всю квартиру. Вдобавок я так тяжело заболела вирусным гепатитом, что чуть «коньки не откинула». Помню, вышла я из больницы, пришла в церковь, рыдаю. Какая-то бабулечка спрашивает: «Чего плачешь, доченька?» Я все ей рассказала, мол, понимаю, за что уж так сильно меня жизнь бьет по башке. «Дурочка! – воскликнула она. – Ты, видимо, ТАМ так любима, что это ты плачешь, а не твой сынок». И я поняла: она права. Какая фантастическая удача, что это я заболела, это меня обокрали, но ничего не случилось с моим сыном! Владику тогда было всего пять лет. Поэтому теперь я стараюсь быть осторожнее с «принципами» и «клятвами».

Чем берет Аронова?

– Недавно вы признались в одном из интервью: «Я – счастливейший человек. Я знаю свои возможности и знаю, чем мне брать». Чем вы берете?

– Профессией. Я не самоутверждаюсь наращиванием волос, потому что у меня их нет от природы. Я не травлю себя диетами – все равно у меня не будет хорошей фигуры, она мне не дана. У меня не очень длинные ноги. Это не мой «конек», а знать своих «коней» – это великое счастье.

– Вы знаете?

Мария Аронова с дочерью Серафимой на уличном концерте в честь закрытия 89-го сезона в театре им. Евг. Вахтангова

– Безусловно. И тут спасибо большущее моим педагогам. Как бы я измывалась над собой, проклинала себя за «бездарность», если бы в моей жизни не появился Владимир Владимирович Иванов, который сразу сказал: «Ты актриса ведомая. Тебе важен режиссер». Это же он мне четко объяснил: «Ты – такая, ты можешь это. В этом случае тебя ждет успех. Сюда можешь попробовать сунуться, но вот здесь ты можешь упасть, подвернуть ногу, разбить лоб…» Когда вот такой «путеводитель» гениальный перед тобой раскладывают, все становится ясно и понятно. А если начинающий актер сел не на того «коня», он сам себя «сожрет». Я ведь попала в театр сразу, напрямую, без просмотров, хождений по другим театрам… Этих испытаний я бы просто не выдержала! Скажу вам больше: если бы я с первого раза не поступила в Щукинское, я бы, наверное, актрисой не была. Я искренне восхищаюсь людьми, которые по пять-шесть раз поступают в театральный, отучиваются, пробиваются дальше. Для меня это невозможно. Во мне нельзя сомневаться – вот такое у меня дурацкое качество характера! Как только во мне сомневаются, я теряю дар речи, перестаю быть Машей Ароновой и становлюсь каким-то зайцем трусливым.

– Вы сыграли свою первую роль в театре, еще будучи студенткой…

– Наверное, так звезды сошлись… Спасибо большое прекрасному педагогу нашему Алле Александровне Казанской, царство ей небесное, это она сказала режиссеру Аркадию Фридриховичу Кацу, что на втором курсе есть девочка, которую нужно позвать на роль Белотеловой в «Женитьбу Бальзаминова», потому что таких актрис в театре – нет…

– Каких «таких»?

– Поскольку Театр Вахтангова всегда славился самыми красивыми женщинами, то, как вы понимаете, найти актрису на роль дурнушки Белотеловой было трудно. Но в училище поступила Аронова Маша… (Хохочет.) Поэтому меня пригласили, слава Богу. Когда театр открыл двери, несколько великих рук протянулось ко мне, и я услышала: «Вот тут будешь сидеть, здесь работать… Ну, давай!» Это меня окрылило. Меня заметили, пошли роли. И так потихоньку, помаленьку… Принимают здесь с распростертыми объятиями, а дальше все зависит от тебя. И если вся твоя энергия направлена на то, чтобы выйти на сцену и сделать все от тебя зависящее, то театр к тебе благосклонен.

– Какие свои роли в кино вы считаете самыми-самыми дорогими, принципиально важными и почему?

– Я счастлива, что снималась у Сережи Урсуляка в «Летних людях». Это был мой дебют в кино, мы жили под Прагой… У нас была восхитительная компания – Сергей Маковецкий, Коля Добрынин, Сергей Колтаков. Я счастлива, что в моей жизни был (и я надеюсь, еще будет) Станислав Сергеевич Говорухин и его фильм «Артистка». Счастлива, что встретила совершенно фантастических ребят с Украины, например, Макса Паперника, который пригласил меня сниматься в «Кушать подано, или Осторожно, любовь!», там, где Юля Рутберг, Лыков, Балуев. И конечно же я безумно благодарна Жене Миронову за Брежневу. Это он меня уговорил (вернее, даже заставил!) принять участие в картине… Потому что по большому счету, если все перебирать, и шуточное, и серьезное, я считаю, что Брежнева – это самая на сегодняшний момент удачная моя киноработа.

– Чаще всего ваши героини – веселые, жизнерадостные, позитивные. Не хотелось бы сыграть что-нибудь этакое, неожиданное?

На волжской рыбалке с мужем Евгением

– Я неоднократно говорила, что давно готова к драматическим ролям, к каким-то другим персонажам, другим характерам. Потому что, будучи достаточно долгое время в профессии, могу положа руку на сердце, с абсолютной убежденностью сказать: я – очень качественный материал, «глина». Но я очень зависима от режиссера – мне необходим «гончар». А так… Для роли я готова сделать все: побреюсь наголо, скину вес… Я это ответственно говорю, потому что это я делала. Однажды для спектакля «Варвары» похудела на 16 кг! То есть я послушная актриса.

Актриса в кругу семьи

– Вы из тех актрис, кто за классную роль отдаст всё?

– Если на одной чаше весов лежали бы все мои творческие планы и актерские амбиции, а на другой – моя семья, то чаша семьи все бы перетянула. Для меня ничего круче, чем люди, рожденные от тебя, и твои близкие, нет. Так что, видимо, я не настоящая артистка, поскольку в большей степени живу материнскими, жениными, дочкиными и сестринскими заботами. И слава тебе, Господи, что жизнь меня перед выбором не ставит. Потому что в первую очередь близкие не будут этому рады.

– Почему же?

– Если они со мной останутся даже не на месяц, а хотя бы на неделю… (Хохочет.) Они все взвоют, я думаю. От моего темперамента, от моего огня, который будет нерастрачен. Недавно мой муж Женя смешно пошутил… У меня был редкий свободный от спектакля день, приехала моя подруга, и я, как всегда, начала фонтанировать, завелась… Женя посмотрел на часы и сказал: «А-а, без пяти семь. Понятно!» (Смеется.)

Спасибо огромное, что мои близкие терпят мои периодические «ядерные взрывы». Дети-то вообще уже давно воспринимают меня как «технический шум». Неподготовленным людям говорят: «Пейте чай, не обращайте внимания. Минут через 15 будет тихо». Отхожу я действительно быстро. Все знают, что вообще-то я добрая, веселая и абсолютная оптимистка.

– Ваш сын Владислав пошел по вашим стопам и, если не ошибаюсь, с недавних пор тоже актер Театра Вахтангова…

– Да, театр любезно Владика взял, чему я бесконечно рада. Дай Бог ему настоящих побед!

– У Симы пока, по юности лет, наверное, профессиональные мечты до конца еще не сформировались?

– Как это?! Ей только восемь, но уже все высказано. «Никакого актерства, никакого вашего пыльного столичного города». Она будет фермером, все мы будем питаться овощами, фруктами ее производства, ее птицей, она будет производить мясо, яйца, молоко… Все уже она решила!

– Здорово! Значит, с голоду семья не помрет.

– Никогда! Она занимается очень усердно конным спортом. На сегодняшний момент у нее большей страсти, чем животные, нету. Она любит их до обморока. Пройдет это, выльется ли это в профессию, я не знаю. Ломать, куда-то направлять в другую сторону, конечно, я ее не буду. Тем более что сейчас главное для Симы – не запускать учебу и не бояться школы.

Рыбачка Маша как-то в мае…

– Кроме того что вы сумасшедшая автомобилистка, гроза ГИБДД и знатная вышивальщица крестиком, какие у вас еще скрытые, тайные таланты?

– Я – рыбак с приличным стажем, заядлый преферансист. У нас давнишняя традиция: приезжает отец, брат, мы с мужем кормим их ужином и, после того как детки ложатся спать, вчетвером под разговоры, споры «расписываем классическую пулю». Бывает, ночь целую сидим, и, бывает, кипят нешуточные страсти! Какие еще у меня тайные увлечения? Обожаю гастроли, смену городов наших российских. Не ошибусь, если скажу: Россию-матушку объездила вдоль и поперек – более красивых мест и прекраснее людей, чем в наших городках провинциальных и далекой глубинке, я не встречала.

– Зная гексогенно-тротиловый характер Марии Ароновой, трудно представить ее сидящей на берегу с удочкой, спокойно и терпеливо ожидающей поклевки. Мне кажется, рыба со смеху помрет, если увидит такую Аронову… Или нет?

– Не-е-т. Вот если это сделать моей профессией, я, наверное, сойду с ума. А в силу того, что я верчусь как волчок весь театральный сезон, играю ежевечерне, без выходных – с утра до ночи, а под конец сезона так опустошена, измождена физически и морально, то рыбалка для меня момент аккумуляции спокойствия, которого в другой обстановке нету. Ведь даже приезжая после спектакля в дом, где меня любят и ждут, все равно тишины в этом доме не бывает. Мы такая «итальянская» семейка. Такие же безумные собаки у нас… Поэтому давно так заведено: на полтора месяца раз в год мы уезжаем на Волгу – между Волгоградом и Астраханью. Там обычно я закидываю две донки, тупо сижу на берегу, и первую неделю из меня «выходят» Москва, гастроли… Дело не в рыбной ловле, мне просто необходимо в полном одиночестве побыть, оно меня лечит. Под конец отпуска только беру спиннинг в руки, пытаюсь на хищника рыбачить. Вот мой отдых! От меня больших уловов никто и не ждет. А поскольку мы ежегодно там отдыхаем одной большой и дружной компанией, мы без рыбы и ухи не остаемся.

– Вы ездите на Волгу всегда в одно и то же свое любимое место?

– Да. Мы там сдружились с прекрасными людьми, с чудесными семьями. Там живут просто фантастические люди, готовые двери своего дома открывать для нас бесконечно. Там мы отдыхаем от всего, даже от телевизора, который не возим туда принципиально, чтобы не видеть, не слышать ничего.

– Следите за новейшими достижениями в рыболовецком деле – за нано-донками, крючками, нано-удилищами?

– У нас тратятся в общем-то немалые средства на экипировку. Особенно Женя это любит. Он вообще такой Плюшкин в этом плане – у него и старенькое, и новенькое всегда под рукой. Мне ничего не надо – мне много лет честно служат два моих спиннинга верных. Единственное, на что мы тратимся, особенно если я попадаю с гастролями в Германию, то сюда я везу огромное количество километров их «плетенки». Конечно, она великолепная у них.

– Теперь ясно, почему местные жители жалуются, что в Волге вся рыба перевелась. Оказывается, это Мария Аронова приехала и все подчистую выловила со своими…

– …архаровцами… (Смеется.) Нет, на самом деле местные жители наш лагерь очень уважают и любят, потому что у нас жесточайшие правила проживания на берегу. В отличие от многих отдыхающих, мы не закапываем мусор в землю, а в мешках вывозим на санкционированную свалку, потому что при разливе Волги весь закопанный мусор автоматически оказывается в воде и засоряет реку. Когда съезжаем, собираем даже «бычки» – то есть оставляем после себя идеальное место.

– Мария, традиционный вопрос: какие планы-мечты на следующий жизненный этап?

– Мечтаю, чтобы детки мои выросли здоровыми, счастливыми, удачливыми. Очень хочется с ними побыть подольше. Посмотреть на них – как там чего у них будет? Кого они родят? Как интересно…

Мария Валерьевна Аронова – Народная артистка России, лауреат Государственной премии РФ.

Родилась 11 марта в Подмосковье в г. Долгопрудный. Окончила Театральное училище им. Щукина в 1994 г., курс В. Иванова. После окончания училища в 1994 году принята в труппу театра им. Евгения Вахтангова, где и служит до сих пор. Занята во многих спектаклях текущего репертуара.

В кино дебютировала в 1995 году в фильме Сергея Урсуляка «Летние люди». В последнее время снимается в основном в сериалах – «Остановка по требованию», «Московские окна», «Бригада», «Солдаты» и др. Ведёт передачи на телевидении.

Лауреат Государственной премии РФ имени К.С. Станиславского (1994, за роль Екатерины II в дипломном спектакле «Царская охота»), обладательница двух театральных премий «Чайка» (1998, 2005) за лучшие женские комедийные роли, кинопремий «Ника» (2007) и «Золотой орел» (2007).

Замужем. Имеет сына Владислава и дочку Симочку.

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 23.04.2015

Pin It on Pinterest