Максимка в посиках ветра и неба

Максим, типичный представитель детей двадцать первого века. Сын Екатерины, тоже типичной представительницы нарождающегося в России среднего класса.
Я попал на их «совет в Филях» случайно, но решил непременно воспользоваться наклюнувшейся возможностью, да и читателям «ОВР» рассказать о чуде.
Понимаете, три вполне серьезных и обеспеченных мужика – Катины друзья – планировали свой отпуск, фокусируя свои размышления на интересах двухлетнего Максима – как Ему будет в дороге, что Он увидит, чему научится.

Генетики всей планеты так и не сумели опровергнуть тезис, что ВСЕ дети от природы потенциально гениальны. А раз так , то идиотами или гроссмейстерами помогаем им стать мы, взрослые, организуя их раннее детство тем или иным образом. Есть подозрение, что гениальные люди в детстве НЕ копошатся в песочницах под идиотскими грибками и НЕ качаются с дебильным выражением на лице на качелях: туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно – маме то есть, забот и рисков меньше. Ну и получай в ответ очередного тормоза…

Катя и не скрывает, что она очень хотела бы видеть Максимку гением. Ведь в гениях нынче на планете дефицит. Хотя народу – выше крыши. В триста тысяч раз больше, чем проживало, скажем, в древних Афинах или средневековой Флоренции. Но оттуда – Сократ, Микеланджело, Леонардо, а от нас-то кто останется?

От нас – Максим. Если даже первый его выход в большой мир был таким, то на судьбу этого малыша можно ставить: когда он вырастет, то честь нашего, XIX века, он перед лицом Афин и Флоренции не посрамит. Тем более что даже у матери Леонардо не было таких воспитательных возможностей, да и таких друзей, как Серега, Леонтий, Костя, которые до зубов вооружены всем, чем богата компьютерная эпоха, самыми быстрыми внедорожниками, а еще – огромной картой нашей круглой планеты, в ЛЮБУЮ точку которой можно сегодня добраться.

– Слушай, – сказала мне Катя, – ты ведь много бродишь по планете, скажи нам, ГДЕ именно стоило бы побывать Максиму. Ну, и конечно, чтобы и нам, взрослым, тоже было что там посмотреть? Деньги не в счет, хотя, конечно…

Я успокоил, сказав, что специальных мест, где за ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ деньги можно вырастить из ребенка гения, в мире не придумано. Те, кто таскает детей в Куршевель, весьма рискуют – Сократа там не вырастишь, Ну, может, еще одну Ксюшу Собчак, но оно тебе надо, Катюха?
Если же говорить об отдаленных «Диснейлендах», то, может быть, я и излишне строг, но не вижу я принципиальной разницы между ними и дебилизующими качелями-каруселями в любом городском парке – ну, разве что шуму и скрежету больше.

Анекдот в тему

Пьяный рассказывает травматологу: «Я упал с лошади, а когда поднялся, то на меня наехал автомобиль, А потом самолет. А потом ракета… Не верите? Спросите у хозяина карусели».

В этом месте меня как стукнуло. Едва ли не все карусели Советского Союза производились в маленьком Ейске. Это где уникальная Должанская коса, глубоко врезающаяся в Азовское море. Посмотришь направо – там днем и ночью бушует девятый вал, а глянешь налево – увидишь тоже морской пейзаж, но уже с других, самых спокойных картин Айвазовского. Это же идеальное место – будет где отвести душу экстремалам, да и малыш с собакой по безопасному мелководью побегает.
А дальше я начал выковыривать из памяти то, что видел в тех местах за время журналистских поездок.

Старая «Комсомолка» на командировки не скупилась, да и то сказать – билет на самолет в те благословенные места стоил тридцатку в оба конца. Так что каждый, кто на шестом этаже работал, бывал на южных морях десятки, а то и сотни раз, иногда даже по несколько раз в месяц. Правда, мы там не то чтобы отдыхали – работали: десятки встреч, горные тропы, трое суток не спать, трое суток летать всего ради нескольких строчек в газете – зато гениальных, теперь таких не пишут… Во было времечко!

Старые блокноты, к счастью, сохранились.
Итак, получив это великое задание от Екатерины – мудрой мамы, которая не хочет глушить любопытство своего невеликого пока сына, я честно зарылся в желтом бумажном стогу, перешерствил все, что пахло тропой «Москва –-Ейск и обратно с попутными заездами туда, где пахнет чудом» – и защитил cвой маршрут, обосновав его с педагогической, экстремальной, эксклюзивной, а также и экономической точек зрения (поскольку даже наездники воздушных змеев и прожженные бродяги все-таки вынуждены время от времени ступать и по грешной земле).

Из всего, о чем я там калякал, было выбрано: две недели, главное блюдо – Коса Экстремалов, два главных попутных чуда: Школа Будущего под Геленджиком и Центр Хейердала на другом берегу Азовского моря, а также с дюжину более мелких чудес – но это уж на десерт, если успеем и если Максим не будет плакать. Максим не плакал! Мужики, даже маленькие, не плачут – плачут мямли из песочниц.
Максим вообще был великолепен – маленький царевич, крещенный водою и ветром, огромной и доброй дорогой той страны, что качала его колыбель. Если он не станет гением, я набью ему его взрослую морду (Катя разрешила).
Но я думаю, что этого делать не придется.

Чему научился Максим? В Танаисе – гигантском археологическом заповеднике, где последние несколько лет своей жизни кусал себе локти Тур Хейердал («Столько времени потрачено на всякие тихие океаны, когда самый главный археологический клад находился в трех часах перелета из Осло, на Азовском море!) – Максим не слушал наших умных речей, но он старательно наблюдал в раскопе, как дождевой червь тщился переползти из третьего века до Рождества Христова – сразу в пятый век нашей эры, и даже хотел ему помочь, и что-то лепетал, гладя правой ручкой самый очаг в самом старом доме Европы – и я уж не знаю, кто и что помешает ему стать новым Хейердалом – ведь тот тоже был гением, то есть нормальным человечищем, навсегда сохранившим в глазах вот этот мальчишеский блеск в глазах, что есть у каждого Максимки, но надолго сохраняется лишь у некотрых Кать и Леонтиев…

В Школе Будущего под Геленджиком Максим был вписан в книгу почетных гостей всего несколькими строчками ниже личного представителя Его Величества Султана Брунея. Представитель, кстати, несколько дней бродил по этой таинственной школе примерно с тем же восторженно-непонимающим выражением лица, что и всякий взрослый, сюда попадающий впервые. Мама Катя на всякий случай спросила у генерального директора школы: я понимаю, тут три тысячи человек на место, но если записаться заранее, лет за семь – то будет ли шанс у Максима. Генеральный усмехнулся в пушистый свой ус, наблюдая, как Максимка быстро вписался в веселую бучу будущей российской интеллектуальной и творческой элиты, и сказал: «Живы будем – пусть приезжает!»

У меня тоже был свой вопрос в Генеральному: я понимаю, вы уже осатанели от визитеров, по шестьдесят человек в день приезжают со всех концов света, может быть, как-то стоит упорядочить этот поток – люди ведь не праздного любопытства ради едут, хочется хоть краешком глаза посмотреть на чудо, увидеть жилые дома и учебные корпуса, спроектированные и выстроенные самими ребятами, услышать умные речи детей, которые не расстаются с книгой и при этом совсем не похожи на маленьких старичков – вон как лихо отплясывают лезгинку, а на правом фланге у них там рослый крепыш-сибиряк Вадим Шелест, это он пока несовершеннолетний, а вырастет да начнет управлять страной, что он, не найдет общий язык с Кавказом? Кстати, именно к этому Вадиму маленький Максим и подбежал, когда заблудился в здешних лабиринтах: доверчиво протянул ему руку, и они пошли искать Катю.

Я думаю, что главное, чему научился в дороге Максим, – что можно, оказывается, жить, не делая лишних движений и не тратя время на пустое. Каждая минута – напряженно ивесело, каждый разговор в тему, и никаких тебе качелей! Максим видел ТОЛЬКО увлеченных людей. Возможно, многие из тех обитателей Должанки, которые по утрам торопились взмыть в небо и покорить волну, по возвращению в свои города опять будут киснуть в своих офисах и придумывать сорок тысяч причин, как обмануть начальство и пораньше смыться с опостылевшей работы… Но Максим этого не увидит. Он, я думаю, так и не научится киснуть и гнить – раз в детстве этого не было, откуда этому появиться потом. А может, мудрая Катя интуитивно угадала, что самое главное – это вовремя, в самом раннем детстве, привить малышу иммунитет к серости, унынию, вещизму, чтобы кораблик, вплывающий в жизнь, не обрастал по макушку всякой жалкой чепуховиной и искал ветра и неба – того, что увидел в детстве.

Анекдот в тему

Надпись, выцарапанная ножом на школьной парте: «Здесь было убито Время. Десять лет».

Кстати, если бы некоторые вконец одряхлевшие духом индивиды могли царапаться, на стенах бы скольких квартир появились такие же записи?

В редакции журнала «Отдых в России» уже собран и ежедневно пополняется уникальный банк маршрутов СЕМЕЙНОГО ОТДЫХА, но не абы каких, а тех, которые на все сто способствую всестороннему и гармоничному развитию – как детей, так и тех взрослых, которые пока еще не поставили на себе крест.

Кстати, и любая путешествующая семья может выставить на наш аукцион свои путевые записи и заявит себя в качестве если не туроператора, то – скажем так, «ТУРЬЕРА». Я не исключаю, что уже через несколько лет лучшим в мире специалистом по организации семейных туров сможет стать Максим! А что – это ведь не сложнее, чем выпускать лучшие в мире фотоаппараты «ФЭД», чем занимались в тридцатые годы воспитанники Макаренко.
Кстати, когда я был в тех местах, расспрашивал старожилов: неужели у Макаренко не было песочниц и качелей? НЕ БЫ-ЛО!
Вот вам и ответ. Держите детей подальше от этой гадости, и пусть они строят песочные замки на Должанке, там, кстати, и качаться им славно будет… Ветра тут сногсшибательные… И никто не ползает – все рвутся в небо: змеи, чайки, дети.
А вы-то что сидите?

Валерий Хилтунен

Список нашего обозревателя

Где отдыхают с детьми за рубежом. Из личного опыта и опыта общения с теми родителями, которые ответственно волновались о том, чтобы их желторотые Максимы, Юджины и Анастасии выросли самыми отважными, любопытными…

Ангкор. (Камбоджа) Поездка в таинственную колыбель человечества, чьи величественные руины затерялись в зарослях, – дело недешевое, да и небезопасное – все-таки джунгли, а потому этот маршрут пока для избранных или для тех, кто готов копить несколько лет деньги для встречи с чудом. Но у нас есть блат – наш друг Виталий Сундаков построил в тех местах настоящий дворец для экстремальщиков, и там у него работают лучшие в мире проводники-педагоги, которые водят детей даже тропами каннибалов.

Деревня лапландских Неандертальцев.
(Финляндия)
Восстановлено все до мелочей со скандинавской тщательностью. Единственный вопрос внука, который даже меня поставил в тупик, – «А где ОНИ какали зимой?». Первые, правда, не такие размашистые шаги, восстановить быт древних людей. делаются и в отечественном Танаисе.

Наш семейный Киношок.
Прочитав в интернете донос на автора «Гарри Поттера», что она многие детали из жизни своего Хогвартса нахально сдула в реально существующем в Альпах Городе Алхимиков, мы туда и рванули. На метлах там не летают, правда, но лично мне показался тамошний волшебный антураж еще более забавным, чем в книгах Роулинг. Внуки со мной согласились. А потом мы поехали к Башне Сарумана – есть и таковая в Европе. Составить эксклюзивный маршрут по следам любимых киногероев для грамотных родителей или даже начинающей турфирмы – дело не очень трудное. Звоните – поможем.

Незабываемым бывает путешествие с детьми по странам-карликам. Правда, чтобы доехать до САМОЙ маленькой, Питкерна, где всего-то и живет, что человек пятьдесят, – денег надо ой как немало, зато все путешествие по Андорре-Монако-Сан-Марино-Ватикану — Люксембургу обошлось в пятьсот евро – семейный железнодорожный дисконт, единая шенгенская виза, – а теперь она, кстати, распространяется и на Лихтенштейн, и даже на Исландию, тоже малонаселенную, но та-а-кую славную: рождаемость и читаемость растет, все мальчишки знают всех своих предков поименно за тясячу лет…

Городки занимательной науки и техники есть во многих странах (коллекция российского, первого в мире, увы, подрастерлась в войну – вот бы восстановить!) – лучшим многие считают Чикагский, хотя кому-то больше нравится близлежащая хельсинкская «Хеурека». С чувством юмора у финнов на самом деле в порядке. При входе стоит большой голый дядька, у которого из задницы торчит ручка – дерни, малыш, и узнаешь, какой длины у человека кишки. Там можно бродить сутками – и малышу интересно, да и нам, грешным, у которых школа отбила всякий интерес к биологии, физике наукам – оказывается. Это так прикольно!

В легендарной подземной Пещере Санта-Клауса один семилетний российский мальчуган оставил неприличную запись «Я тут ох…л», но администрация ее править не стал и даже повесила в рамочку. Оно того стоит. Только начинать беспокоиться о рождественском путешествии в те места надо уже в апреле – в декабре там в небе темно от самолетов, и все отели забиты по макушку. Надеемся, когда-нибудь так же темно будет в небе и над нашим Великим Устюгом.

Ладония. (Швеция) Для особо продвинутых. Империя компьютерных фанов – у них там, на этом острове – и конституция своя, и всякие приколы-заморочки начинаются с первого шага, не зевай, малыш, а ходи с разинутым ртом. Впрочем, они, нынешние, все быстро схватывают – это нам, тугодумам, надо еще разбираться с виртуальным миром…

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 14.05.2012

Pin It on Pinterest