«Кяхтинский чай да муромский калач — полдничает богач»

пословица из словаря Даля напоминает о том, что бурятский райцентр Кяхта некогда был богатейшим городом на востоке Российской империи, узлом Великого чайного пути.

Кяхта — один из пяти исторических городов Бурятии, расположенный на самой границе с Монголией. Определение «один из пяти» в свете кяхтинской истории звучит излишне скромно: два с половиной века Кяхта оставалась богатейшим торговым узлом Российской империи и важным культурным центром на востоке России. Основным источником богатства города была торговля с Китаем, главный товар — чай.

Точнее сказать, город назывался Троицкосавском, а Кяхтой — торговая слобода при нем. Кяхтой называется и речка, которая здесь течет, а само слово происходит от бурятского именования растения пырей: то есть это место, заросшее пыреем. В «пырейном месте» на реке Кяхте в 1727 году хорватский негоциант Савва Рагузинский-Владиславич, состоявший на русской дипломатической службе, подписал с китайцами Кяхтинский договор о разграничении торговли и установлении границы между Россией и Китаем. Он же заложил здесь пограничный острог с Троицкой церковью. Один из приделов церкви посвящался Савве Сербскому, святому покровителю Рагузинского, так что выросший вокруг острога город получил имя Троицкосавск. Так Кяхта официально называлась до 1934 года.

Через Троицкосавск и Кяхту проходил Великий чайный путь, по которому караваны верблюдов везли чай из Китая — через Монголию в Россию и дальше в Европу. Национальным русским напитком стал именно китайский чай из Кяхты. «Кяхтинский чай да муромский калач — полдничает богач» — выразительная пословица из словаря Даля. Стоит отметить, что «кяхтинский» — это не сорт, так называли все высококачественные китайские сорта, черные и зеленые, ввозившиеся этим путем. А чай, который попадал в Россию из Европы, называли «кантонским». Его доставляли морем из китайского порта Кантон (Гуанчжоу), он был дешевле и хуже качеством: долгое время ошибочно считалось, что такой способ транспортировки портит чай, поэтому его специально обрабатывали. В Европе кяхтинский чай называли «русским».

Через Кяхту проходила большая часть всего торгового оборота между Россией и Азией. Город богател, его называли «Москвой на Востоке». Специально для нужд торговли в 1830-х в Кяхте открылось училище китайского языка. Несколько лет в нем преподавал отец Иакинф Бичурин — первый русский китаист, написавший для своих кяхтинских учеников опять же первый русский учебник китайской грамматики. Училище ежегодно выпускало переводчиков, и его активно поддерживали местные купцы. Взаимодействие с Китаем было настолько обыденным, что в Кяхте сложился особый «кяхтинский» язык — своеобразная смесь русского и китайского, что-то вроде русского языка «без склонений и спряжений, с постановкою гласной буквы между каждыми двумя согласными», как написано в словаре Даля. Говорят, что известная фраза «твоя моя не понимай» пошла именно отсюда.

Кяхта процветала вплоть до середины XIX века, когда большие партии чая начали без страха перевозить по морю, и чайная контрабанда сильно вредила традиционной торговле. Потом постройка Транссиба создала новый, более дешевый «чайный путь» по железной дороге, не через Монголию, а через Владивосток, и Кяхта начала приходить в упадок.

Сегодня от былого процветания остались только исторические памятники, довольно многочисленные, но нуждающиеся в реставрации. Кяхта выглядит как обычный провинциальный городок в окружении сопок. Следы былой роскоши — старинная застройка разной степени сохранности. Комплекс Гостиного двора, куда прибывали чайные караваны, с советских времен украшает памятник Ленину. Великолепная Воскресенская церковь отреставрирована и уже стала визуальным символом города. Троицкий собор, выстроенный в начале XIX века на месте старейшей Троицкой церкви, лишь осенью 2018 года дождался начала реставрации. Ждет возрождения и дом купца Лушникова, одного из кяхтинских миллионеров-меценатов. Он имеет охранный статус архитектурного памятника, но все еще похож на руины.

Особо мрачный исторический квартал — Красные казармы. В этих кирпичных зданиях дореволюционной постройки стояли войска Колчака и части барона Унгерна, в подвалах томились военнопленные Первой мировой и красноармейцы, нашедшие здесь свою смерть. Потом казармы стали советским военным городком, и его жители рассказывали жуткие вещи: будто бы в этом месте обитают призраки казненных пленников.

О том же периоде кяхтинской истории напоминает мемориальный знак Дамдину Сухэ-Батору, музей «Конспиративная квартира Сухэ-Батора» и улица его имени. В 1920 году вождь монгольской революции скрывался в Кяхте в подполье, а потом наградил город высшим орденом Монгольской республики — орденом опять же Сухэ-Батора. Этот орден Кяхта исторически заслужила: монголов здесь всегда было еще больше, чем китайцев, и учредительный съезд Монгольской Народной партии тоже прошел в Кяхте.

Все яркие грани кяхтинской истории наглядно представляет городской краеведческий музей — очень достойный, старейший в Бурятии. Четырнадцать музейных залов представляют и Кяхту буддийскую, и Кяхту православную, и китайских торговцев (манекены, выполненные в точном соответствии с реальностью, — одни из первых экспонатов музея), и русских купцов, и гуннов, и монголов, и все диковины района.

Музей носит имя академика Владимира Обручева — когда-то Кяхта была форпостом для таких, как он, путешественников и исследователей Азии. Среди них была и первая женщина, принятая в Русское географическое общество — Александра Потанина. Вместе с мужем она занималась исследованиями Монголии и Центральной Азии и умерла от внезапной болезни в экспедиции по дороге в Шанхай в 1893 году. Ее похоронили на Успенском кладбище Троицкосавска. В 1950-х на могиле Потаниной поставили памятник, который можно увидеть и сегодня.

Кяхта по-прежнему остается важным пунктом для путешественников. Деловые люди и просто туристы едут если не прямо в город, то через него: в 2011 году в Кяхте открыли многосторонний автомобильный пропускной пункт (МАПП) с таможней, самый современный и удобный на монгольской границе. Монгольские степи видны в Кяхте буквально из окон, а пересечь границу можно без визы.

По эту сторону границы с Кяхтой связаны еще два популярных туристических направления: курорт Киран на озере с тем же названием — в 30 километрах от города и Мурочинский дацан в селе Мурочи — в 40 километрах. Что касается самой Кяхты, то создание туристической инфраструктуры пока лишь в процессе.

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

В Кяхте нет железнодорожного вокзала, так что добираться до города нужно автомобильным транспортом. Ближайшая ж/д станция — Наушки. В Наушки ходят поезда из Иркутска и Улан-Удэ, также там останавливаются международные поезда, следующие из Москвы в Пекин и Улан-Батор. До Кяхты из Наушек можно доехать на маршрутке или рейсовом автобусе. Расстояние — 30 километров.

Ближайший аэропорт находится в Улан-Удэ, удаленном от Кяхты на 230 километров (по трассам). Из Улан-Удэ до Кяхты тоже ходят маршрутки, которые отправляются от Южного автовокзала «Селенга» каждый час. Дорога займет 3-4 часа.

Источник

Print Friendly, PDF & Email

Last modified: 23.04.2019

Pin It on Pinterest