Как жили наши предки

ИЗ КАЛЕЙДОСКОПА МЕРОПРИЯТИЙ, СОБИРАЮЩИХ ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ТУРИСТОВ, ОДНО ИЗ САМЫХ ЯРКИХ – ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ. УЧАСТВУЮТ В НИХ ЛЮДИ, ДЛЯ КОТОРЫХ ИСТОРИЯ – ХОББИ. И ГЛАВНОЕ ЗДЕСЬ – ПОЛНОСТЬЮ СОБЛЮСТИ РЕАЛИИ ЭПОХИ. НО ЕСЛИ «ВОЙНУ» ЗРИТЕЛИ ВИДЯТ ОБЯЗАТЕЛЬНО, ТО «МИР» ИСТОРИЧЕСКИХ ФЕСТИВАЛЕЙ ОСТАЕТСЯ ЗА КАДРОМ – В ЛАГЕРЕ И НА БИВАКЕ.

Решив однажды влезть в форму солдата, допустим, наполеоновской эпохи, исследователь-реконструктор рано или поздно задается вопросом: а как жили солдаты в лагере? Что ели, как ночевали? И «строительство эпохи» вокруг себя продолжается – шьется палатка по старинным чертежам, пластик заменяют глина и дерево, для мытья посуды используется сено и зола. Лагерь становится логическим продолжением реконструкции эпохи, в которой нет мобильных телефонов, а синтетика является недопустимой. Только так можно почувствовать аромат эпохи, ее сермяжную правду.

Гостям исторических фестивалей этот аспект реконструкции тоже интересен. На европейских «эвентах» – «Сражении при Ватерлоо» (Шарлеруа, Бельгия), «Битве народов при Лейпциге» (Германия), «Сражении при Ваграме» (Мархег, Австрия) – организаторы даже предусматривают входные билеты для зрителей с возможностью посещения исторического лагеря. Непременное условие таких визитов – предельная корректность по отношению к реконструкторам и запрет трогать что-либо руками без разрешения хозяев.

Исторические лагеря на крупных фестивалях в России пока в основном закрыты для широкой публики. Но не потому, что нечего показать. Уровень отечественной реконструкции растет год от года и в некоторых моментах даже превосходит опыт зарубежных коллег. Качественный рост происходит, как правило, за счет людей, по-настоящему увлеченных, стремящихся максимально точно воспроизводить антураж выбранной эпохи. Чтобы этого добиться, они прочитывают горы книг, посещают музеи и выставки, тщательно подбирают ткани и мельчайшие аксессуары.

У нас в стране существует несколько основных направлений, в которых есть и военная, и гражданская составляющие. Это, конечно же, «наполеоника» – реконструкция наполеоновских войн конца XVIII – начала XIX века. В России она появилась в конце 80-х годов XX века. За прошедшие 25 лет из первых военно-исторических праздников на Бородинском поле отпочковались и выросли в самостоятельные направления реконструкции Средних веков, XVII века, начала XVIII века («на Петра»), Первой мировой и Гражданской войн, Второй мировой войны. У каждой эпохи есть свои главные мероприятия, куда стремятся попасть, для которых готовят свои комплекты одежды и элементы повседневного быта.

У людей, далеких от реконструкции, возникает резонный вопрос: «А зачем все это?» Лучше всех на него отвечает Платон Клименок, член клубов «8-я линейная полубригада» («наполеоника») и «Nurnberg 1475» (XV век). «Реконструкция быта – неотъемлемая и самая большая часть реконструкции вообще, – считает он. – Без этой составляющей мероприятие походит, скорее, на карнавал». У Платона и его единомышленников есть потрясающий опыт проверки на себе походных условий солдат избранных эпох – длинные переходы в полной амуниции по заснеженным дорогам (путь армии Наполеона при отступлении из России), ночевки в шалашах прямо на земле, завернувшись в шинель, и прочий экстрим. Результаты этих экспериментов бывают подчас поразительными и дают пищу для более полного понимания исторических процессов. «Как согреться, если во время марша вымокла одежда, идет дождь, а ночью будут заморозки? – приводит пример Платон. – Из подручных средств у вас есть топор, лучковая пила и немного веревки. Поиск выхода из ситуации – это и есть квинтэссенция реконструкции, которой мы занимаемся».

Согласен с коллегой и Олег Курбатов, кандидат исторических наук, историк-архивист, руководитель клуба «Бутырская слобода», профессионально занимающийся русской военной историей XVI–XVII веков: «Мы давно рассматриваем наши фестивали не как некий праздник, красочное представление перед зрителями, а, скорее, как практический эксперимент, интересный всем подлинным любителям истории». Более того, он считает, что вообще сложно рассматривать реконструкцию битвы, пусть даже эпохальной, в отрыве от повседневности. «Испробовать сбитень или подовый ржаной пирог по рецептам Московской Руси, держа в руках корчаги и стаканы, – не менее интересно, чем выполнять команды старинного устава и палить из фитильного мушкета!» – добавляет Олег.

Так же трепетно относятся к реконструкции быта и представители исторических клубов других эпох. Например, на мероприятиях по Второй мировой войне даже еду упаковывают в специально сделанную для этих целей «аутентичную» бумагу, тщательно подбирают малейшие аксессуары, благо пока еще не так сложно найти подлинные вещи. Принцип жесткий: все должно быть «по эпохе», чтобы несколько дней, прожитых в историческом лагере, становились ценным приложением к теоретическим познаниям в истории.

Среди таких фанатов исторического дела есть и представительницы прекрасного пола. Их значительно меньше, поскольку военная история, вокруг которой и создаются самые яркие фестивали, не относится к обычным женским интересам. Зато организовать лагерный быт и поддержать его на должном уровне вполне по силам многим девушкам. Большинство из них попадает в водоворот исторических реконструкций вслед за супругами и друзьями. Но есть и такие, кто приходит самостоятельно.

Большой проблемой для женщин может стать поиск собственной ниши в реконструкции. Чаще они выбирают образы маркитанток, прачек, крестьянок, светских дам, помещиц, сестер милосердия. Историческая реконструкция примет любой из этих образов, если к его созданию приложены не только средства, но и познания в истории. Задача создания гражданской одежды – наисложнейшая, ведь раньше каждый элемент наряда был сугубо индивидуальным, сшитым собственными руками или на заказ.

Отличить качественную реконструкцию от подделки можно, как и в повседневной моде нашего времени, по мелочам. Например, русская крестьянка XIX века обувалась в лапти, поршни (кожаная обувь на завязках) или коты (сапоги с широким, собранным в гармошку голенищем), а светская дама до начала XX века носила корсет и, «на людях», – перчатки. Обе они ходили с обязательно покрытыми или убранными в прическу волосами.

Непременная деталь костюма маркитантки – деревянный бочонок на перевязи. Армейские торговки, на законных основаниях следовавшие за полками наполеоновской армии, именно в такой таре перевозили крепкий алкоголь – необходимое средство дезинфекции и поддержания сил солдат.

Стремление сделать качественную реконструкцию часто становится цементом, укрепляющим семьи, особенно те, где есть общие интересы. Так, в историческом лагере «селятся» жены и дети, что создает полноту жизни воссоздаваемой эпохи.

Женщины в лагере (там, где это соответствует историческим реалиям) берут на себя основную часть бытовых забот – готовят еду, пришивают оторвавшиеся в пылу баталий пуговицы, следят за порядком. Самые смелые и исторически подкованные берутся устраивать «шоу»: показывают зрителям и коллегам швейный салон, ремесленную мастерскую, лихо мчатся в конной бричке с кучером мимо строя солдат или устраивают дегустацию блюда по старинному рецепту.

Детям тоже находится место. Мальчишки определяются музыкантами или «солдатскими детьми» в «полки», девочки помогают мамам в лагерном хозяйстве, но все они с самого детства усваивают исторические традиции и опыт.

И получается на практике, что «живой истории повседневности» есть куда развиваться. Интерес к ней с течением времени только растет. Простор для деятельности огромен – практически вся история человечества. Только в тематике Московской Руси бытовая сторона уже активно делится на ряд более узких направлений: реконструкция различных ремесел, каллиграфия, музыка с хоровым пением, походы на речных судах. Именно это богатство тематики открыло для Олега Курбатова возможность организации клуба с участием детей и наиболее активных родителей. Ему удалось привлечь к движению школьников из православной гимназии «Ковчег» подмосковного села Анискина, где обучаются и его дети, и создать клуб исторической реконструкции «Бутырская слобода». В нем бытовая реконструкция стала практической: кто-то освоил гончарное дело и изготовил богатый ассортимент «московской» керамики, кто-то – с музыкальным образованием – легко воспроизводит древнерусские распевы, кто-то готов осваивать плотницкое и столярное дело.

И это только один из качественных исторических клубов, готовых делиться своими наработками и достижениями с интересующимися историей людьми. Конечно, не каждый день, а в рамках фестивалей. Но именно на таких мероприятиях есть шанс увидеть исторические разработки не в музейных витринах, а в руках энтузиастов-историков, а заодно и познакомить с культурным наследием детей.

К сожалению, не все реконструкторы радушно относятся к зрителям. Многие из них исповедуют принцип «мое хобби – мои правила», но такие обычно выбирают для себя мероприятия без общения с публикой. На крупных же фестивалях, с государственной поддержкой, обычно программа разрабатывается «под зрителей», и каждый день там интересен по-своему. Вот туда и стоит ехать самим и везти детей, чтобы показать им живые картины с хорошо проработанным «историческим фоном».

А еще лучше – выбирать для посещения мероприятия, где организаторами оговаривается возможность интерактивного общения с реконструкторами. Это значит, что на них вы гарантированно встретите людей в старинных одеждах, позитивно настроенных по отношению к зрителям. Живое зрелище будет гораздо ярче и интереснее любого кино – ведь в исторической реконструкции материальную историю человечества можно пощупать руками. Конечно же, с разрешения человека, любовно собиравшего исторический комплект и бытовой антураж.

Читай журнал

Скачай №93 декабрь-февраль PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X