«Как в фильме ужасов»: чем привлекает темный туризм

«Города мертвых» в Осетии и Чечне, «остров смерти» на Соловках, Припять на Украине — эти места вызывают все больший интерес у путешественников

Для одних такие поездки — чисто познавательные, для других — возможность пощекотать нервы. Даже придумали особый термин — «темный туризм».

Зачем отправляются туда, где произошли трагедии?

«Желание поехать в Припять возникло у меня еще в детстве, когда в интернете я наткнулся на фотографии этого мертвого города, — рассказывает Дмитрий Шемякин, посетивший зону отчуждения с туристической группой. — Я ожидал увидеть просто множество пустых домов, но по ходу экскурсии понял, насколько все сложнее. Один раз я специально отбился от группы и вслушался в тишину города. Это действительно ужасает».

Дмитрий рассказывает, что испытывал самые разные эмоции: интерес, любопытство, грусть. Однако некоторые из туристической группы просто развлекались: «Им было весело, они все время фотографировались».

«Как в фильме ужасов»

Аттракционы в заброшенном парке на территории зоны отчуждения Чернобыльской АЭС

Михаил Житухин, сотрудник РЖД из Санкт-Петербурга, неоднократно ездил в «темные места»: помимо Припяти погружался к затонувшему неподалеку от Кипра парому «Зенобия», посещал Брестскую крепость и мемориальный комплекс «Хатынь».

«Припять пугает, а медсанчасть № 126, куда привозили пострадавших, — вообще как в фильмах ужасов: прямо веет смертью, — говорит он. — Экскурсия превзошла все мои ожидания, адреналин зашкаливал».

Даргавс, Северная Осетия

Блогер Сергей Анашкевич из Москвы несколько раз ездил в «города мертвых»: был в Даргавсе в Северной Осетии и Цой-Педе в Чечне. Однако не считает эти путешествия темным туризмом.

«Это просто некрополи, по сути — большие кладбища, это то же, что и, скажем, сходить на экскурсию по кладбищам Парижа, — уверен он. — В Даргавсе для удобства туристов сделаны дорожки, поставлены лавочки и урны, при этом платы за вход и сувенирных магазинов, конечно, нет».

Цой-Педе, Чечня

Блогер добавляет, что особый интерес для него представлял чеченский Цой-Педе: погребальное сооружение в пограничной зоне России и Грузии входит в десятку самых труднодоступных достопримечательностей.

Темный туризм в России

Музей истории ГУЛАГа в Москве

Согласно популярному сайту о темном туризме, созданному в Дании, к «темным» объектам в Москве относятся Парк Победы, музей-панорама «Бородинская битва», Музей истории ГУЛАГа. Есть два объекта в Санкт-Петербурге: Мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда и Петропавловская крепость. Список продолжают Мамаев курган в Волгограде, остров Мудьюг на Соловках, Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь-36». Всего около полусотни объектов.

«Почти каждая большая трагедия влияет на историю, поэтому грань между историческим и темным туризмом крайне размыта, — уверен президент Национального туристического союза Роман Скорый. — А после Великой Отечественной войны посещение мест скорби для наших людей стало традицией».

Петропавловская крепость в Санкт-Петербурге

Роман считает термин «темный туризм» слишком обобщенным, к тому же он с негативным оттенком. Альтернатива — «скорбный туризм» — подходит гораздо больше, но тоже неидеален.

«Многие из тех, кто посещает, к примеру, мемориальные кладбища или могилы великих людей, едва ли согласятся с тем, что увлечены темным туризмом», — отмечает эксперт.

Мотив

Памятник «Маски скорби» на территории мемориального комплекса жертвам политических репрессий в Екатеринбурге

Впрочем, иногда люди едут в такие места за особенными ощущениями.

Врач-психотерапевт Константин Ольховой делит «темных» туристов на несколько категорий. Во-первых, люди с низкой эмоциональной чувствительностью, которым для ярких переживаний нужны сильные впечатления. Во-вторых, те, кто пресытился спокойной благополучной жизнью. И, наконец, третьи — вечные подростки, романтизирующие смерть. Нельзя забывать и о том, что даже в туризме существует мода, так что многие просто ей следуют.

«В России пресыщенного благополучия немного, а отношение к смерти традиционно уважительное, — подчеркивает Константин. — И наши экстремалы предпочитают «активные опасности», а не переживание чужого горя и страха».

Рост интереса

Туристы в Припяти

По информации одного из агентств, организующего туры в Чернобыль, за последние десять лет спрос на поездки в зону отчуждения вырос в десятки раз. Так, в 2008 году туда направились около пяти с половиной тысяч туристов, а в 2017-м — уже почти 50 тысяч. Прогноз на этот год — 80 тысяч человек.

Руины четвертого энергоблока ЧАЭС, накрытые огромной аркой-саркофагом, город-призрак Припять, гигантские антенны радара «Дуга-1», секретный военный городок «Чернобыль-2» в основном посещают молодые люди в возрасте от 23 до 35 лет: фотографы, журналисты, историки, студенты, ученые, геймеры.

Как такового продукта «темный туризм» на российском рынке не существует: все происходит в рамках исторических или военных поездок, или же путешествия организуют самостоятельно.

Тем не менее это явление уже изучают специалисты. «К сожалению, на русском языке исследований практически нет, поэтому мы хотим в некоторой степени восполнить этот пробел», — рассказывает Екатерина Бугрова, специалист кафедры социально-культурного сервиса и туризма Уральского федерального университета.

В своих статьях ее студенты стараются показать, что темный туризм не маргинальное направление, а феномен, играющий определенную роль в сохранении культурной и исторической памяти.

ria.ru

Print Friendly

Читай журнал

Скачай №95 Июнь-Август PDF

Заказать журнал онлайн

Внимание!
Теперь вы можете заказать журнал по почте!
X

Pin It on Pinterest

X